Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Студенческое движение «Новый университет» в Амстердаме — изнутри захваченного здания

Речь Jacques Rancière в захваченном здании Maagdenhuis 24 марта 2015 года. Фото Nicola Zolin. Использовано с разрешения автора.

Статья журналистов и фотографов Роберто Пиццато и Николы Золин.

Новая волна студенческих движений и захватов университетских зданий охватывает Европу. В Амстердаме 25 марта 2015 года участники движения Nieuwe Universiteit [англ] (Новый Университет) отметили первый месяц захвата Maagdenhuis [англ], административного здания Университета Амстердама (UvA), расположенного на площади Спёй, в самом центре города.

До 11 апреля, когда они были выдворены полицией по охране общественного порядка [англ], группа студентов занимала здание, организовывая ряд мероприятий, таких как лекции, семинары и презентации при поддержке местной и международной интеллигенции. Студенты требовали прямой демократии, участия в процессах управления университетом, прекращения сокращений финансирования и прогрессивного акционирования университета.

Движения студентов университетов, возникающие по всей Европе, доказывают наличие одного из самых больших кризисов современности — кризиса знаний. Это когда знание стало неоспоримым и непререкаемым, и люди не чувствуют связи с миром, в котором они живут, и с вкладом, который они сами стремятся внести в общество.

Образование для человека — это окно в мир. Оно должно вызывать любопытство и предлагать ключи, чтобы люди могли мечтать, быть творческими и вдохновенными, представляя себе мир, в котором они хотят жить. Однако, когда университеты будто осуждены отражать структуры современной экономики и очень бюрократичной финансовой системы, остается мало пространства для честного диалога и критичной дискуссии, для мудрого исследования сложных изложений и альтернатив в текущей фазе истории человечества. В контексте этого мрачного сценария, группы студентов, разочаровавшись в перспективах настоящего и вдохновленные свежими идеями, решили действовать, захватывая здания университетов.

13 февраля преподаватели и студенты Nieuwe Universiteit захватили здание Bungehuis в ответ на реформы, объявленные UvA. После того, как переговоры с Советом директоров провалились, захватчики, отказавшиеся покидать здание, были выдворены полицией. В ту же ночь группа студентов выломала двери Maagdenhuis, главного административного здания UvA, и начала захват, продлившийся до 11 апреля.

Цели движения — это прямая демократия и самоорганизация. В брошюре, озаглавленной «Antithese», студентов и преподавателей, выступающих за движением Nieuwe Universiteit, утверждается, что они «были, наконец, избавлены от своего рода постмодернистского цинизма». Факт захвата для них, другими словами, — это реакция на возрастающую апатию молодого поколения, которые впитали чувство бессилия. «Логика системы в создании людей, которые ни на что не способны, и чувствуют себя неспособными, и соглашаются быть неспособными», Ч говорит Jacques Rancière, французский философ, выступавший в Maagdenhuis, когда здание было захвачено.

В первый месяц деятельности в Maagdenhuis, участники движения организовали семинары, показы художественных и документальных фильмов, музыкальные концерты и ежедневные лекции с преподавателями и интеллигенцией, такими как американский активист Дэвид Гребер [анг], ведущая фигура в движении «Захвати» [англ].

На протяжении этих недель слово «захват» часто заменяли словом «освобождение». В брошюре «Onruststoker», участник движения признал отсутствие конкретного плана на будущее. «Отрицание того, что ни в коем случае не является финальным этапом», — написал участник, может осуществляться через творческую свободу, которая «оживляет наши идеалы, грубые, субъективные и разнообразные, какими они все же могут быть, в экспериментах».

Речь Jacques Rancière в захваченном здании Maagdenhuis 24 марта 2015 года. Фото Nicola Zolin. Использовано с разрешения автора.

«Мы не просто занимаем это место, — говорит Майкл, студент, присоединившийся к движению, когда начался захват здания Maagdenhuis. — Мы стали чувствовать себя частью большой семьи, когда новые захваты происходят где-то еще»

Новости о захвате административного здания Лондонской школы экономики (LSE) в Лондоне 18 марта (LSE) [англ] добавили большой уверенности студентам в Амстердаме. Как сказал [англ] представитель движения захвата LSE, «сила захватов в том, что они создают эффект домино: это только начало».

Несколькими неделями раньше в Канаде студенты начали забастовки в Университетах Йорка и Торонто [англ], сетуя на недостаточное и неравное выделения ресурсов на курс инструкторов и ассистентов.

Во время захвата студенты в Амстердаме были уверены, что их требования [англ] будут услышаны. «Одно из требований — остановить спекуляцию с недвижимостью за счет средств, которые выделялись на исследования и обучение», — сказала Джойс Пийненбург, бывшая студентка UvA, которая отказалась от карьеры в академии из-за тех недостатков, которые она теперь осуждает.

Речь Jacques Rancière в захваченном здании Maagdenhuis 24 марта 20015 года. Фотография Nicola Zolin. Использовано с разрешения автора.

«В 1969 году правительство послушало студентов и изменило управление университета с помощью закона», — напомнил Мишель Муджа, студент философии UvA и активист. Муджа был ведущим организатором событий и встреч в течение месяца захвата, и он был горд сообщить, что «все здесь верят, что они написали историю и будущее в одно и то же время».

Берти Каал, преподаватель UvA, который поддерживает борьбу Nieuwe Universiteit, напомнил, что «достижение захвата 1969 были потеряны в последующие десятилетия, когда вертикальная система постепенно стала доминирующей». Каал сказал, что большинство учителей теперь боятся протестовать, опасаясь, что они потеряют свои рабочие места. «Я рад, что студенты протестуют также потому, что преподаватели не делают этого», — сказал Каал.

Студенты-участники Nieuwe Universiteit объединены и заявляют о бесстрашии. «Другие движения и политические партии вдохновились нашим примером, — сказал Мишель, — и ощущение того, что это возможно, если вы начинаете действовать и создавать то, во что верите. Вот что по-нашему здесь происходит».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо