Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Иранский телепродюсер Мостафа Азизи заключён в тегеранской тюрьме Эвин

Иранский телепродюсер и сценарист Мостафа Азизи через месяц по возвращении в Иран из Канады. Фото из Wikipedia, фотограф Махди Делхастех (Общественное достояние).

Иранский телепродюсер и сценарист Мостафа Азизи арестован месяц спустя по возвращении в Иран из Канады. Фото из Wikipedia, фотограф Махди Делхастех (общественное достояние).

После многих лет, проведённых в Торонто в качестве постоянного канадского резидента, сценарист и телепродюсер Мостафа Азизи вернулся в Иран в январе 2015 года. 1 февраля он был арестован и помещён в одиночное заключение в печально известной тюрьме Эвин. Затем он был переведён в камеру 2-А, надзор за которой осуществляется Корпусом Стражей Исламской Революции (КСИР), откуда его в марте переместили в камеру 8 7-го отделения общего режима. 

Араш Азизи, сын Мостафы, сообщил Global Voices по телефону, что публичное сообщение об аресте его отца было сделано только 28 марта 2015 года: 

I've known about his arrest for quite some time, but our family's decision was not to publicise it, and not make it political. Recently they came to the conclusion that they need to publicise it. 

Мне стало известно о его аресте уже довольно давно, но наша семья приняла решение не сообщать об этом публично и не связывать произошедшее с политикой. Но в конце концов семья пришла к выводу, что это событие необходимо предать огласке.

Согласно сведениям от анонимного источника, опубликованным HRANA [анг], Азизи был обвинён в «оскорблении высшего руководителя Ирана», «оскорблении основателя Исламской революции», «пропаганде против государственного строя» и в «заговоре против существующей власти и общественного порядка». 

До эмиграции в Канаду Азизи занимался выпуском образовательных и научных программ для Иранского национального радио, а затем стал директором студии компьютерной анимации государственного телевидения. Он переехал в Канаду в 2009 году, в иранском культурном сообществе Торонто он был значительной и заметной фигурой. Он основал продюсерский центр Alternate Dream Productions и организовал культурный центр Farhang Khaneh (Дом Культуры) , в котором регулярно проводились мастер-классы для начинающих сценаристов, кинопоказы и другие культурные мероприятия. 

По словам его сына, Азизи принял решение вернуться в Иран в связи со смягчением политического климата в стране и заявлениями правящей администрации президента Рухани, что иранцы, живущие за границей, могут без опасений возвращаться жить и работать на родину. Комитет по репатриации иранских эмигрантов, созданный при Министерстве разведки и национальной безопасности Ирана, возглавляет заместитель министра иностранных дел Хассан Кашкави. В ноябре 2013 года Кашкави заявил [пер]:

The reason many Iranians do not return to Iran is the [fear] induced by Iranian opposition groups abroad. In my opinion, many of these fears are self-made. This fear has no root.

Причина, по которой многие иранцы не возвращаются на родину — это страх, внушаемый иранскими оппозиционными группами за границей. На мой взгляд, многие из этих страхов надуманные. Этот страх не имеет под собой никаких оснований.

Араш Азизи сказал нам, что его отец поймал этих чиновников на слове:

Qashqavi said that Iranians abroad should come home, and that there would be no problems for 97 percent of them. My dad hasn't been doing anything political, he's an artist. His “crimes” are based on his Facebook posts, and the nature of his charges are based on the government's social media monitoring of his posts. He went back to live his life as promised by the images of change and moderation. He had moved back, given up his home in Canada, and was there for good, and was very happy to see his sick father. To this day what he wants is to live in Iran. We want him to serve his time -not a long sentence we hope -and continue to live there in his own country.

Кашкави сказал, что иранцам, живущим за границей, пора возвращаться домой и что для 97 процентов из них не будет никаких проблем. Мой папа никак не был связан с политикой, он творческий работник. Его «преступления» — это записи в его Facebook, за которым следили представители государства. Он возвратился, чтобы жить своей жизнью, поверив в обещанные перемены и смягчение режима. Он вернулся, бросил свой дом в Канаде, чтобы остаться здесь навсегда, он был очень счастлив увидеть своего больного отца. И по сей день, всё, чего он хочет, — это жить в Иране. Мы желаем, чтобы он отбыл свой срок, надеемся небольшой, и продолжил жить в своей родной стране.

Не секрет, что в Иране осуществляется мониторинг связанного с политикой контента в социальных сетях, где предположительно и были собраны полицией доказательства того, в чём обвиняют Азизи. Недавно КСИР объявил об осуществлении новой операции по надзору за интернетом под названием «Ankaboot» (Паук), которая подразумевает под собой работу по выявлению Facebook-страниц, пропагандирующих «распутство» и западный образ жизни. Именно с проведением этой операции связаны несколько недавних арестов, тогда как до запуска «Ankaboot» подобный вид деятельности был нехарактерен для иранской полиции. В июле 2014 года восемь пользователей Facebook [анг] были приговорены суммарно к 127 годам заключения за свои записи в этой социальной сети. Власти обвинили этих людей в том, что они «подрывали национальную безопасность, распространяли пропаганду против существующего государственного строя, оскорбляли святыни и руководителей Исламской республики». Ещё тогда Азизи деактивировал свои аккаунты в социальных сетях, однако власти сохранили архив его записей, как рассказал нам его сын.

Амир Рашиди, иранский исследователь систем информационной безопасности, сообщил Global Voices:

None of these arrests are related to technical computer hacks, but based on the information users give away themselves. Weak passwords or passwords given away by detainees…The main purpose of these detentions and threats are to create fear.

Ни один из этих арестов не был связан с техническим взломом компьютеров, была использована та информация, которую пользователи выдали сами. Слабые или доверенные посторонним лицам пароли… Главная цель этих арестов и угроз — посеять страх.

Азизи хорошо известен в иранской общине Торонто. Ануш Салахшур, изучающий право в Канаде студент-иранец, член культурного центра, в котором работал Азизи, рассказал нам о нём:

A very active guy, with a huge passion for making sure that the voice of other less fortunate people was heard. He also connected really well with the younger generation.

Очень активный парень, у которого было огромное желание дать возможность быть услышанными тем, кто менее удачлив. И он прекрасно находил общий язык с младшим поколением.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо