Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как семья из Фукусимы пережила восточно-японское землетрясение 2011 года

"After Tsunami at Haramachi, Minami-soma, Fukushima, Japan." Photo courtesy Flickr user Jun Teramoto.

«После цунами в Харамати, город Минамисома, префектура Фукусима, Япония». Фото любезно предоставлено пользователем Flickr Дзюном Терамото.

11 марта отмечалась 4-ая годовщина землетрясения и цунами 2011 года в Тохоку. Около 20 000 людей погибли в результате сильного землетрясения и приливной волны, около 230 000 людей должны были покинуть родной дом.

Японский блогер Такаёси Саито [яп] описал в деталях, как катастрофа повлияла на жизнь его младшей сестры и её семьи. Они жили около атомной электростанции Фукусима-1, ставшей местом действия другой крупномасштабной катастрофы, последовавшей после землетрясения и цунами. Пост блогера был переведён и переопубликован на Global Voices с разрешения автора.

«Моя сестра построила новый дом с помощью Токийской энергетической компании, город Сома строит новую городскую ратушу»

Город Сома в префектуре Фукусима — мой родной город. Моя младшая сестра и её семья жили вблизи атомной электростанции Фукусима-1 в местечке Окума. Её муж работал на Фукусима-1 в качестве сотрудника охранной фирмы — филиала TEPCO (Токийская энергетическая компания), отвечающего за управление аппаратурой.

Четыре года назад, 11 марта 2011 года, ситуация на Фукусима-1 стала настолько критична, что все забыли о безопасности объектов. Так моя младшая сестра и её муж решили эвакуироваться из Окумы с их годовалой дочерью.

Я был в Токио и никак не мог дозвониться до сестры и родителей в Соме. Я очень сильно беспокоился о них, но не мог ничего поделать, поэтому я пытался убить время, печатая в Twitter что-то вроде «Oоооо, атомный авианосец «Рональд Рейган» уже в путииииииии» [анг].

Только один раз мне удалось поговорить с родителями телефону. Они сообщили: «С нашим домом всё в порядке. Твоя младшая сестра и её семья были эвакуированы в Тамуру в префектуре Фукусима. Тесть твоей сестры остался в Окуме, потому что он — пожарник-волонтёр».

После этого разговора я посмотрел телевизор и узнал, что зона эвакуации была расширена, и Тамура теперь была в неё включена.

Потом я потерял местонахождения моей сестра и её семьи. Я волновался только о том, смогли ли они эвакуироваться из Тамуры, но я не мог дозвониться до неё. Единственное, что я мог сделать — искать информацию в Интернете. Я читал дискуссию между двумя группами — одна настаивала на безопасности ситуации на Фукусима-1, а другая была крайне встревожена опасностью ситуации.

Читая данные в Интернете, я узнал, что с первой чрезвычайной помощью в Сому были доставлены гробы. Женская старшая школа в Соме, в которую я так мечтал попасть, когда был школьником, стала временным моргом.

Много неопознанных тел было перевезено с побережья, на которое обрушилось огромное цунами. Силы самообороны Японии также прибыли в Сому и начали спасательную операцию.

Примерно в это же время моя средняя сестра, которая живёт в городе Урава, префектура Сайтама (к северу от Токио), попросила своего молодого человека-полицейского отправиться на север на поиски нашей младшей сестры. Они нашли ее среди других эвакуированных в городе Китаибараки (вниз по побережью от Сомы и Окумы), посадили в машину и увезли в Ураву. Тем временем, я просто сидел в Интернете. Я был бесполезным братом, когда я был так нужен.

Моя средняя сестра связалась со мной и сказала, что собирается на время поселить нашу младшую сестру и её семью в своей квартире-студии в Ураве. Четверо людей в крошечной квартирке.

Я не мог оказать им большой помощи, но подумал, что им наверняка нужны деньги. Я снял деньги со счёта в банке Мидзухо, который был временно недоступен онлайн из-за огромного количества людей, пытавшихся сделать пожертвования, чтобы помочь тем, кто пострадал от катастрофы.

Я поехал в Ураву с деньгами и отдал их моим сёстрам. В Ураве в то время были постоянные запланированные отключения электричества с целью сохранить энергию ослабевшей электрической сети, и мои сёстры, как оказалось, уже пережили несколько отключений.

Когда я отдал им деньги, младшая сестра сказала: «Я так счастлива, что всё обошлось», — и потом заплакала.

Моя младшая сестра и её семья оставались в Ураве около месяца, прежде чем вернуться в Сому, где они смогли снять жильё. Когда я посетил Сому около года назад, я увидел, что это был деревянный дом, явно построенный наспех; дерево снизу уже начинало гнить. Я привёз игрушку Анпамэн [анг] (популярный японский персонаж аниме) для племянницы, но я не мог скрыть сочувствия к ним.

С момента землетрясения прошло уже четыре года. Семья младшей сестры скопила денги благодаря компенсациям TEPCO, и они построили новый дом в Соме. За это время у них родился ребёнок, и теперь у них две дочки. Сестра рассказала, что они получали хорошие компенсации от TEPCO, потому что компания платит даже маленьким детям, следовательно их семья получала компенсации на четырёх человек.

Муж сестры кажется заинтересованным в лазерной коррекции глаз или отбеливании зубов. У них хорошее финансовое положение. Мои родственники там ненавидят не столько TEPCO, сколько телерепортажи.

В Соме начались работы над постройкой новой городской ратуши. Создатели новой ратуши вдохновляются японским традиционным дизайном, называемым «курадзукури». Тем не менее, старая ратуша не была повреждена цунами, поэтому интересно,не лучше ли было потратить бюджетные деньги на что-то иное.

Я также съездил на побережье, но маленький городок, где раньше было много гостиниц, превратился в пустырь. Некоторые здания остались повреждёнными. Сома была известна культивированием водорослей, но, видимо, продолжать это занятие еще слишком рано.

Моя мать живёт в Соме. Однажды она слушала популярную японскую традиционную песню Matsukawaura Ohashi Ondo (“Танец моста Матсукаваура”), когда я был за рулём. Моя мама сказала, что эта песня напомнила ей Сому до землетрясения. Исполнитель песни погиб из-за цунами во время землетрясения.

Прошло уже четыре года после землетрясения.

soma horses

Люди из деревни Уда участвуют в параде как часть фестиваля охоты на лошадях в Соме. Я сделал эту фотографию после землетрясения.

Дополнение

В прошлом месяце я поехал в Сому, чтобы рассказать семье о моем переезде в собственную квартиру. Я хотел вернуться в родной город как кто-то, кто совершил великое дело. Я сказал моим родителям: «Я не мог приехать сюда, потому что у меня не было хороших новостей». Они сказали: «Это твой дом. Ты можешь возвращаться в любое время».

Я буду пробовать снова, еще упорнее, я обещаю.

Об авторе

Такаёси Саито (齊藤貴義) — президент Sanbo Honbu [яп], известной японской компании, занимающейся веб-разработками. Саито работал со множеством японских топовых интернет-компаний, включая Livedoor, где он возглавил разработку Livedoor Reader [яп]. Саито в основном известен в сети как пользователь Twitter @miraihack.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо