Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Мы любим говорить, но всегда ли мы высказываемся открыто?

Я была юной идеалисткой, когда впервые поплатилась за высказывание своих мыслей. Принимая во внимание тот факт, что действие разворачивалось на уроках религиоведения престижного католического университета для девочек, удивляться было нечему. Буду краткой и скажу, что я была в роли адвоката дьявола в таких вопросах как разводы, аборты и добрачный секс. Учитель не принимал во внимание мою позицию. Что касается однокурсников, то они поддерживали меня, но только когда рядом не было учителя. 

Вскоре я заметила, что снизились мои оценки по другому предмету, который преподавал все тот же учитель. По сути, я была избрана жертвой и на какое-то время засомневалась в себе. Я брала дополнительные уроки в качестве так называемой попытки вступить на путь истинный, что, по мнению учителя, должно было мне помочь. Что на самом деле помогло, так это мое внезапное решение пойти к ректору, вооружившись результатами тестовых заданий, которые послужили доказательством того, что моя откровенность на уроках по религиозному учению обернулась против меня на других занятиях. Решение ректора отстранить учителя от уроков религиоведения восстановило мою веру в справедливость, в силу свободной мысли и в необходимость говорить открыто. 

Перепрыгиваю (довольно далеко) на несколько лет вперед. У нас появился Интернет, социальные сети, сервисы микроблоггинга. Эти возможности должны только облегчать проявление активизма на безграничных виртуальных просторах Интернета. Однако в Тринидад и Тобаго люди в основном делятся тем, что они обсуждают в своих гостиных. Всем хорошо известно, что в наших домах готовится на ужин и как выглядят наши карнавальные костюмы, а обсуждения, где были бы затронуты серьезные темы, отыскать по-настоящему трудно. И даже когда островитяне обмениваются мнениями по важным вопросам, они предпочитают делать это в заведомо безопасных уголках виртуального мира [анг], обычно на персональных страничках в Facebook.

Тринидадцы обычно ассоциируются с карнавалом [анг], с активным участием в нем, но в реальности мы сторонние наблюдатели, зрители. Только немногие способны оставить свои зрительские места и присоединиться «к карнавальному шествию» [анг] в какой бы то ни было роли. И тот, кто отваживается на этот шаг, обычно оказывается посреди вакханалии [анг], зачастую облитый грязью за свою попытку бросить вызов статусу-кво. В 60-ых годах Джин Майлс попала в опалу как изобличитель [анг] широко распространенной в то время коррупции, впоследствии названной Махинация с топливозаправочными станциями [анг] (Gas Station Racket). Джин Майлс потеряла работу, затем репутацию и в конечном итоге скончалась в одиночестве, преданная и разочарованная. Не так давно доктор Уэйн Кублалсинх [анг] объявлял голодовку, чтобы выразить протест против строительства автотрассы – проекта стоимостью в несколько миллиардов долларов на юго-востоке Тринидада. Проект представлял угрозу для сельскохозяйственных угодий и для окружающей среды. В результате Доктор Уэйн Кублалсинх был публично осмеян политиками [анг].

Сейчас, когда Тринидад и Тобаго борются с наиболее вопиющими случаями коррупции, история мисс Майлс обрела новую жизнь – в театрах  [анг] и на карнавале [анг]. И на этот раз она пересказывается правдиво. Доктор Кублалсинх и движение против строительства шоссе выиграли борьбу [анг] благодаря вмешательству гражданского общества и работе правовой системы. И сейчас, когда гражданская журналистика доказала, что может внести вклад для народа в его стремлении повлиять на ход событий [анг], возникает вопрос, почему тринидадцы все еще не решительны в отстаивании своей точки зрения? 

Я думаю, все зависит от того, как мы приспосабливаемся в обществе. Вместо того, чтобы поддерживать индивидуальность в ребенке, в современных школах придерживаются устаревшей установки, что дети это пустые сосуды, которые нужно заполнить и, что еще больше настораживает – они должны подчиняться определенным стандартам. Вступительные экзамены в среднюю общеобразовательную школу [анг] ухудшились за последние годы. Даже министр образования назвал их «невозможными» [анг]. Родители все еще продолжают принимать анахроничные методики обучения, неизменное стандартизированное тестирование и процесс обучения, который скорее выполняет обратную функцию, чем удовлетворение любопытства или стимулирование интереса к знаниям.

Если студенты решаются быть непохожими на всех, то они рискуют понести наказание по прихоти и капризу представителей руководящих органов, как это случилось с несколькими обычными подростками, которые были отправлены домой из колледжа за ношение (внимание!) бороды [анг].Это реальная история, в продолжении которой [анг] мы видим яркую демонстрацию солидарности одного гладко выбритого студента. Он нарисовал себу бороду на лице несмываемым маркером с намерением показать, что студенческая братия не готова постоять друг за друга.

Такой вот молодец. Activized [анг] говорит: «Если [молодые люди]  не в силах отстоять свои интересы в обществе, частью которого они являются, как же тогда они способны постоять за кого-то другого? И не демонстрации и голодовки я имею в виду, и не протесты против роста преступности или же против злосчастной капиталистической системы. А это, на мой взгляд, то, что наполняет смыслом человеческую жизнь, жизнь тех, кто осознает себя как личность, кто ощущает себя неотъемлемой частью общества. Это проявление товарищества, единства и силы воли там, где не имеет смысла сидеть и молчать. Это то, с чего и начинается истинная революция».

Это высказывание помогает надеяться, что молодые, здравые и осмысленные голоса начнут выделяться из всеобщей какофонии тех, кто, казалось бы, своими рассуждениями [анг] привлекает внимание общественности, как будто они говорят от имени большинства.

В ответ художнику Ле Рой Кларку на его смешные и не отражающие действительность представления о связи гомосексуализма и всего того, что подобно чуме преследует тринидадское общество [анг] Activized указывает на существующее пренебрежение к двухстороннему общению [анг]: «Мы позволяем тем или иным политикам делать бездоказательственные заявления. В их речах слышно то, что не терпится услышать избирателям. Государственные представители правого крыла – это одно из проявлений социального неведения. Преследуя цель сохранить свой электорат, правые оперируют тем, что идет вразрез со здравым смыслом и фактическими данными. Это признак замедления общественного развития, который говорит в пользу того, что люди не считают необходимым тщательно анализировать вопросы, чтобы достичь какой бы то ни было истины. 

На мой взгляд, это и есть то, что предоставляет нам наше право говорить открыто, а именно возможность добиться правды. И мне интересно, когда тринидадцы наконец осознают, подобно Дороти из страны Оз, что мы всегда были сильны, и только наши опасения и невежество мешают нам быть сильными до конца. В ожидании волшебства я постучу своими башмачками друг о дружку. 

В предпросмотре представлена фотография HazzHarry. Фотография использована согласно лицензии Attribution-NoDerivs 2.0 Generic Creative Commons. Посетите страницу HazzHarry в flickr.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо