Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Украина: “Если тюрьма обретёт голос — изменится всё”

2 апреля украинский телевизионный канал ТВi выпустил в эфир документальный фильм Константина Усова [укр, ру] о Лукьяновском СИЗО Киева. В фильме показано шокирующее обращение с заключенными и условия их жизни, а также привлекается внимание к широко распространенной коррупции среди сотрудников изолятора (статья GV об этом тут, анг).

Документальный фильм, вызвавший яростные дебаты в прошедшем месяце, теперь доступен с английскими субтитрами на YouTube.

Усов разместил ссылку на английскую версию фильма в разных социальных сетях и на онлайн медиаплатформах, включая свою страницу в социальной сети Facebook [укр]. Пользователь Наталья Воротченко оставила такой комментарий [укр]:

Костя, вы проделали титаническую работу… а то, что есть английский перевод, дает возможность видеть правду еще большему количеству людей и за границей! Вот так, шаг за шагом, нанося удары по коммунистическо-олигархическому режиму, надеюсь он скоро уйдет в небытие… и это благодаря, в том числе, и вашей работе, позиции и героизму! […]

19 апреля в интервью газете “Вечерние вести” Усов рассказал о шагах, предпринятых властями с момента выхода фильма. По его словам, начальник Лукьяновского СИЗО был вынужден подать в отставку; правительство выделило 1,5 миллиона гривен (примерно 5 миллионов рублей) на ремонт внутренних помещений учреждения; прокуратура расследует все нарушения, о которых рассказано в фильме; руководство тюрьмы признало, что стены камер покрыты опасным грибком.

Большинство кадров в фильме Усова сделаны самими заключенными, согласившимися рискнуть и помочь задокументировать их жизнь. Фотографии сделаны с помощью мобильных телефонов, пронесенных внутрь контрабандным путем, через сотрудников СИЗО (нелегальная и в то же время вполне рутинная процедура в этом и других учреждениях). В своем интервью “Вечерним вестям” Усов заявил, что “теневые” доходы работников СИЗО, участвующих в нелегальном обмене между заключенными и их связями на воле, составляют примерно 1,5 миллиона гривен в неделю. В социальной сети Facebook, где Усов разместил ссылку на это интервью, пользователь Юрий Прохоров написал:

Все, что рассказал Костя в своем фильме, знает любой адвокат и любой человек, который каким-то образом хоть раз столкнулся с украинской системой правосудия, и всех это устраивает начиная от заключенного до тюремщика…но надо отдать ему должное за то, что он все это сказал открыто […]

21 апреля Усов отметил [укр] в Facebook, что впервые за 20 лет работы украинские тюремщики начали обращаться к заключенным на “Вы”:

[…] Да, кому-то это может показаться мелочью. Но на самом деле это и есть переломный момент.

В своем блоге в “Украинской правде” один из членов съемочной бригады Усова журналист Артем Шевченко поделился своими взглядами [укр] на значение фильма:

[…] Кажется, мы с фильмом попали в тему именно потому, что благодаря политике власти на Украине, тюрьма постепенно становится самодостаточным персонажем общественно-политической жизни. Сегодня тюрьма, без сомнения, фактор публичной политики. Тюрьма – главная тема в СМИ. Одни тюрьмой пугают. Другие тюрьмой гордятся. “Автозак” – на Украине самый популярный автомобиль сезона 2010-2011-2012 годов […] Сажая своих главных политических противников в тюрьмы, Президент Виктор Янукович, похоже, удовлетворяет свои юношеские комплексы, как известно сформированные именно за решеткой. Сознание молодого человека, навеки искалеченное тюремным опытом не может быть другим. Получив власть, такой человек подсознательно будет строить тюрьму, но уже на свободе.

Блогер и активист Александр Володарский (также известен как shiitman) провел полтора месяца в Лукьяновском СИЗО в 2009. Он был задержан за хулиганство [анг] после имитации полового акта перед зданием Парламента Украины 2 ноября 2009 в знак протеста против цензуры со стороны Национальной экспертной комиссии Украины по защите общественной морали (www.moral.gov.ua, укр). В начале апреля он написал два поста в блоге о фильме Усова, в которых объясняет, как работает украинская тюремная система и почему фильм может больше навредить, чем помочь заключенным. Также она предлагает пути улучшения ситуации. Ниже приводятся выдержки из этих постов:

5 апреля 2012:

[…] В тюрьме действительно так, только хуже.

Не были показаны «боксы» где часами держат людей, которых переправляют в суд/райотдел и обратно. Крошечные коробки в которых нечем дышать и часто негде сесть, куда могут набиваться десятки людей. Не отражена также ключевая, на мой взгляд, тема: НЕВОЗМОЖНОСТЬ легальной коммуникации. Нельзя вызвать к себе адвоката, не прибегая к запрещённому мобильному телефону. Получается, что защитник должен сам изъявить инициативу и прийти к закючённому. Возникает вопрос: откуда юрист узнает о нарушении прав свего подзащитного, если тот не имеет права с ним связаться? Аналогичным образом, нельзя связаться с родственниками и попросить передать какую-то определённую еду и лекарства. Получается, если человек заболел, он должен ждать визита адвоката, чтобы высказать ему свои жалобы, а тот, в свою очередь, передал их родственникам. За это время можно несколько раз умереть от пневмонии. Если хочешь жить — придётся звонить по телефону, местные врачи смогут предложить в лучшем случае аспирин. То есть, эта система изначально включает в себя коррупцию. […]

Я боюсь, что первым результатом расследования Усова станет (если ещё не стал) массовый шмон с изъятием телефонов из всех камер. Первая реакция мусоров на любую утечку информации — попытка пресечь источник этой утечки. Решать сами проблемы они не будут, поскольку они сами — проблема. […]

7 апреля 2012:

[…] Многим влиятельным зекам на самом деле не нужно, чтобы было «по закону». […] Им нужен личный комфорт. Травка, ширка, бухло, винт. То, что в тюрьме никто и никогда не легализует.

Ради вышеперечисленного они вполне готовы мириться с избиениями, антисанитарией, болезнями, необходимостью унижаться и платить ментам. […] Та же самая логика действует и в обществе в целом. Народ не хочет революции и радикальных перемен, он их искренне боится. Потому что революция неизбежно рождает реакцию властей, от которой могут пострадать не только революционеры. Да и вообще — непонятно что после этой революции будет, а так вокруг хоть и зло, но знакомое зло. […]

Ошибка Усова состояла в том, что он решил порадовать обывателя экзотикой. […] Он нанёс колоссальный урон тюремной коррупционной инфраструктуре, которая не только кормит мусоров, но и помогает выживать людям здесь и сейчас. […] Нельзя жертвовать людьми, нельзя бросать нонкомбатантов на линию огня.[…]

Единственный способ сделать так, чтобы люди пострадали не напрасно — поднять два принципиальных вопроса:

1) Снятие ограничения на свидания, передачи и переписку для подследственных. Эти ограничения никак не служат целям установления истины, их следует рассматривать как разновидность пытки.

2) Легализацию телефонной связи (технически, можно элементарно закрепить за каждой камерой пару мобильных телефонов […]).

Это то, о чём сейчас следует говорить на всех уровнях. А вовсе не о «коррупции» и даже не о «грибке».

Имея легальную связь с внешним миром, заключённые получат возможность рассказывать о том, что происходит в тюрьме.

Если тюрьма обретёт голос — изменится всё.


Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо