Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: Блогер поборол коррупцию на журфаке МГУ

Сегодня мы поговорим о том, как один блогер смог побороть коррупцию на отдельно взятом факультете МГУ. Это кажется невероятным и невозможным, тем более, что речь идет о вступительных испытаниях – самом коррупциогенном элементе процесса высшего образования, да еще и в крупнейшем и престижнейшем ВУЗе России.

21 июля популярный блогер Владимир Варфоломеев разместил в своем блоге пост, где рассказал о том, как он принимал вступительные экзамены у абитуриентов, поступаюших на факультет журналистики МГУ. Варфоломеев не является штатным преподавателем МГУ, он – новостной ведущий радиостанции «Эхо Москвы», а у журналистского факультета существует правило приглашать в комиссию, проводящую творческое собеседование, независимых журналистов. Сейчас уже кажется, что, не будь Варфоломеев, помимо журналиста, еще и популярным блогером, вся эта история могла и не случиться и справедливость бы не восторжествовала.

Потому что впервые Варфоломеев написал о ней в своем блоге, где просто выразил сомнение и недоумение ситуацией – почему вдруг у абитуриентки, которую он собеседовал, баллы с 30, поставленных комиссией, понизились до 12? И действительно: не сделаешь же из сомнения новость? Сомнение – как раз – формат записи в блоге, но и популярного блога теперь достаточно, чтобы даже сомение было замечено: на запись почти сразу отреагировала декан факультета журналистики Елена Вартанова. Она сказала, что существует некий «институт пересмотра высших и низших оценок» и он даже предусмотрен приказами Минобразования (были упомянуты №442 и №285) и существует на журфаке «уе 30 лет».

То есть, если при собеседовании на журфаке вы получаете высшую или низшую оценку, то это повод усомниться в честности и непредвзятости комиссии, поэтому, как объясняла Вартанова, эти оценки пересматривают. Причем, неизвестно кто их пересматривает. Если члены экзаменационной комиссиии известны, то состав «пересмотрщиков» покрыт тайной. Кроме этого, это происходит негласно, неизвестно когда и где, и абитуриент узнает об итоговой оценке только когда ее вывешивают на доске на факультете.

Факультет журналистики МГУ, источник: Википедия

Факультет журналистики МГУ, источник: Википедия

В тот же день, 21 июля, когда появился первый пост Варфоломеева, в Facebook журналистки Слон.ру Натальи Фалькон, которая сама окончила журфак МГУ, появилась запись о том, как ее сестра Настя поступала на этот факультет университета. В записи под заголовком «Стыдно за журфак» Наталья написала:

Настя рассказала, что собеседование прошло прекрасно, что она ответила на большинство вопросов и в конце участники комиссии, проводившие собеседование, сказали: “да она знает больше нас!”. […] Насте повезло и позже она случайно встретила кого-то из этой комиссии, кто сообщил ей, что она молодец и у нее 30 баллов. […] Каково было удивление моей сестры, когда она увидела напротив своей фамилии цифру 64. […] За сочинение ей поставили 52 балла. То есть получилось, что она набрала 12 из 30 за собеседование.

Известно, что ситуация с Настей не единичная: через несколько дней Владимир вывесил информацию о других абитуриентах, обозначив их только инициалами, где было видно, что полученные ими на собеседовании 30, 28 и 18 баллов в итоге превратились в 2 балла.

Тут стоит, конечно, сказать о проблеме субъективной оценки. Дело в том, что собеседование – процедура  не формализованная и очень много тут зависит от эмоционального настроя преподавателя и абитуриента – говорю это как преподаватель ВУЗа. Задача собеседования – выяснение широты кругозора абитуриента, его мотиваций, его интересов и склонностей. Понятно, что тут можно и ошибиться. Кроме того, случаются и другие казусы.

В этом году я выступала в качестве оппонента на защите диплома на факультете журналистики РГГУ и была соврешенно ошеломлена, когда уважаемый профессор этого факультета, причем работающий сейчас на телевидении, сказал, что никакого телеканала «Дождь» не существует, а есть только вещание радиостанции «Серебрянный дождь» в интернете. И я просто пытаюсь представить, что было бы, если бы тот уважаемый профессор принимал бы вступительные экзамены, а абитуриент бы пытался доказать ему существование телеканала «Дождь»? А ведь этот профессор наверняка принимает экзамены. И телеканал «Дождь» тоже существует и туда даже заглядывал президент России. Боюсь, у абитуриента была бы низкая оценка.

А еще есть проблема взглядов. На подобном собеседовании часто речь заходит об оценках тех или иных событий или являний – политических, социальных, общественных и я много раз видела недовольство преподавателей, имеющих левые взгляды, либеральными высказываниями студентов. Как, впрочем , и наоборот. Поэтому проблема с субъективностью оценки на собеседовании, конечно, существует. Однако в описываемой ситуации главным оказалось не это.

Редакция «Эха Москвы» поддержала своего журналиста и «взялась за тему». Во-первых, в эфир пригласили Елену Вартанову, где она снова повторила, что «на факультете существует практика перепроверки не только всех высших, но и всех низших баллов». Однако Вартанова уже больше не упоминала, как в своем первом комментарии, о том, что эта «практика» прописана в приказах Минобразования. Вот эти приказы и решила проверить редакция «Эха Москвы». В редакции внимательно прочитали не только эти приказы, но и массу других документов – и «Правила поступления в МГУ в 2011 году» и  правила творческого конкурса на журфаке МГУ. И нигде не нашлось ни одной ссылки на перепроверку результатов собеседования какой-то экспертной комиссией. Как только это стало известно, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов даже  посоветовал журналистам радиостанции не участвовать в приемных экзаменах на журфак МГУ до тех пор, пока все правила не станут прозрачными и известными и абитуриентам, и членам комиссии.

Ситуация создалась неприятная. Стало очевидным, что никаких законных оснований для того, чтобы изменять и снижать оценки, проставленные комиссией на собеседовании, ни у кого нет. Стало ясно, что какие-то абитуриенты оказались обиженными и явно не проходят по баллам на факультет, а, видимо, какие-то другие молодые люди – проходят. Запахло нехорошо – коррупцией. В-общем, все о ней знают, но нынешний случай, ставший известным благодаря активной позиции Варфоломеева и тому, что у него есть популярный блог, имел только одно «красивое решение». Требовалось восстановить справедливость, иначе бы руководство факультета и МГУ в целом выглядело бы очень некрасиво.

Финал истории случился довольно быстро: ровно в тот день, когда факультет журналистики должен был вывесить на факультете полученные абитуриентами баллы и, соответственно, списки поступивших – ректор МГУ В.А. Садовничий подписал от лица Центральной приемной комиссии МГУ решение об отмене исправлений оценок, которые были сделаны на журфаке уже после собеседования с абитуриентами.

Чистая победа! Мне кажется, что все, кто поступил на журфак МГУ в этом году должны помнить об этом «героическом поступке» Варфоломеева. Хотя, в этом поступке нет ничего героического. Обычная практика российского блогера: писать о несправедливости, вскрывать нарушения прав, факты коррупции, защищать бесправных и слабых, поднимать шум и требовать ответа от властей, чиновников, руководителей. Как мы знаем, это приводит к результату и пример с Варфоломеевым и журфактом МГУ – очередное тому подтверждение.

Кстати, история на этом не закончилась. 28 июля в эфир 1 канала вышел сюжет, посвященный этой истории. Это само по себе примечательно, но тут всех удивило другое. В этом  сюжете президент факультета журналистики МГУ Ясен Засурский, защищая честь факультета, намекнул на то, что весь этот шум был поднят не просто так и члены комиссии тоже могли быть необъективны:

Журналисты – люди живые, и у них есть тоже дяди, тети, дедушки, бабушки, дети, внуки. Мы не хотели бы, чтобы наши экзаменаторы, в том числе журналисты, слишком сильно проявляли свои заинтересованности.

А на следующий день, в комментарии радиостанции “Свобода” Ясен Засурский сказал более жестко:

Они [журналисты] ставили высокие оценки всем, кто к ним приходил, особенно детям своих знакомых. […] Мы вынуждены привлекать к работе комиссии журналистов, которые, не будучи профессиональными преподавателями, рассматривают это как приятную дополнительную нагрузку, полагая, что они могут помочь хорошим людям у нас учиться. Они прямо говорили этим ребятам: мы вам всем поставим высший балл. Ну что делать? Мы, конечно, должны задуматься над тем, как и кого привлекать к творческому конкурсу.

Комментарий Засурского вызвал активное обсуждение в блоге Варфоломеева:

Oleg Kozlovsky – Владимир, неужели вы скрыли от общественности, что ваша тетя поступает на журфак?!

Владимир Варфоломеев – Случай гораздо более тяжёлый – поступать, несмотря на все отговоры, решил мой дедушка.

И ведь больше веришь Варфоломееву, а не Засурскому.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо