Волна риторики против беженцев в турецких социальных сетях

Изображение предоставлено Джованной Флек

[Все ссылки ведут на страницы на турецком языке, если не указано иное.]

Эта статья написана в рамках сотрудничества Advox и Small Media Foundation [анг] и является частью инициативы UPROAR [анг] – сборника эссе, посвящённых проблемам цифровых прав в странах, которые проходят процедуру Универсального периодического обзора ООН.

В турецких социальных сетях бушует волна антибеженской риторики. От откровенно расистских заявлений лидеров ультраправых политических партий до аккаунтов, выдающих себя за «информационные агентства» и распространяющих дезинформацию, подстрекая к насилию, — социальные сети ставят под угрозу жизни более 4 млн беженцев [анг] в пределах турецких границ. Отмечается несколько пиков этой риторики: захват Twitter Илоном Маском обеспечил безопасное пространство для турецких ультраправых и их зарубежных единомышленников, а во время выборов в Турции в мае 2023 года [анг] беженцы стали главной мишенью политических кампаний. Однако, несмотря на эти всплески, тенденция к усилению ненавистнических высказываний в адрес беженцев в турецких социальных сетях имеет более долгую историю.

Интуитивное объяснение в цифрах: с увеличением числа беженцев растут и антибеженские настроения. Однако это утверждение мало чем подкреплено. Эмпирические данные свидетельствуют о прямо противоположном [анг]: социальные контакты с иммигрантами ведут к толерантности и позитивным настроениям, а не к росту ненависти. Хотя точной информации по Турции нет, по данным Центра управления миграционными процессами Министерства внутренних дел, за крайне правую «Партию победы», которая обещает выгнать всех беженцев из Турции, проголосовали больше, чем в среднем по стране, лишь в одной из пяти провинций с наибольшей концентрацией беженцев и в двух из десяти крупнейших провинций.

Существует множество подтверждений [анг] того факта, что про- или антииммигрантские нарративы в СМИ влияют на отношение населения к вопросу об иммиграции. Есть убедительные доказательства [анг], что негативное освещение в СМИ порождает враждебность и дискриминацию иммигрантов; роль социальных медиа-платформ в этом нарративе всё ещё изучается. Данные свидетельствуют о том, что социальные сети очень восприимчивы [анг] к нарративам, создаваемым традиционными СМИ, и не будет лишним предположить, что верно и обратное. Это заставляет нас рассматривать антибеженский радикализм в турецких соцсетях как самостоятельное и очень опасное движение. Очевидно, что накалённая политическая атмосфера в стране влияет на СМИ, как и практически на всё в Турции. Однако социальные сети скорее сами являются агентами влияния, нежели пассивными получателями информации.

Ненависть в сети

Блогеры, стримеры и прочие знаменитости из социальных сетей провоцируют агрессию в отношении беженцев среди сонма молодых людей. Одним из таких примеров является игровой стример Twitch Ахмет Сонуч, известный как Jahrein. Он использует свою популярность среди молодёжи, чтобы регулярно преследовать беженцев, расчеловечивая их. Сонуч также атакует отечественные организации, не придерживающиеся националистических взглядов по отношению к беженцам, часто выбирая в качестве мишени политические партии, выступающие за политику интеграции, и утверждая, что феминистские организации, отказывающиеся рассматривать проблемы сексуальных домогательств в расистских аспектах, заслуживают преследований. Аккаунт Сонуча в Twitter был заблокирован администрацией Twitter до Маска в октябре 2022 года за разжигание ненависти, но после прихода Маска был восстановлен.

Другой пример – анонимный ультраправый автор контента на YouTube, известный как Erlik. Продвигая милитаристские альтернативные истории и теории заговора, Erlik рассказывает в своём Twitter-аккаунте, что беженцы представляют демографическую опасность. Также он восхваляет антибеженскую политику правых правительств, таких как правительство Великобритании, стратегию которого Европейский совет по делам беженцев и изгнанников (ECRE) назвал подпитывающей ультраправое насилие. Erlik известен и своими видеороликами на YouTube, в которых он называет феминисток, борющихся с сексуальным насилием, фашистками, а также нападает на левых и прокурдских пользователей социальных сетей, утверждая, что те связаны с террористическими организациями.

Самые мерзкие высказывания порождают анонимные аккаунты в Twitter. Ободрённые «синими галочками», которые теперь можно легко получить без какой-либо проверки и надзора, эти аккаунты постоянно расчеловечивают беженцев и винят иммигрантов в любых проблемах Турции, включая распространение инфекционных заболеваний, создавая тем самым нарратив про «грязных иммигрантов».

Ajans Muhbir [«агент-информатор» – тур.] — один из самых известных аккаунтов-провокаторов. Он связан с ультраправым политиком Умитом Оздагом, который является лидером недавно созданной праворадикальной «Партии победы». Предыдущий аккаунт Ajans Muhbir, который долгое время распространял ложные и устаревшие материалы против иммигрантов, был закрыт Twitter за нарушение правил соцсети в эпоху, предшествующую появлению Маска. Однако это не помешало хозяевам аккаунта продвигать антииммигрантские настроения — они продолжают безнаказанно это делать под новым именем. Существуют и не анонимные аккаунты, постоянно транслирующие ненавистническую риторику. Один из таких известных аккаунтов принадлежит Умиту Оздагу: политик нагнетает атмосферу, публикуя видеоролики, намекающие на то, что в будущем турецкое население станет меньшинством в Турции. Он также не стесняется выкладывать расистские теории заговора, обвиняющие курдское меньшинство Турции в волнах массовой иммиграции. Ненавистнические нарративы Оздага собрали под флагом его соцсетей десятки туркоязычных расистов и ультраправых демагогов.

Оздаг также использовал свой аккаунт, чтобы хвалить торговца людьми за вывоз беженцев за пределы страны, а также преследовать врачей-иммигрантов, публикуя их личные данные в Twitter. В соответствии с турецким законодательством эти нарративы должны рассматриваться как преступление.

Этот политик последовательно пропагандирует идею о том, что сирийские беженцы демографически захватят Турцию и сделают этнических турок угнетённым меньшинством. В некотором роде это переведённая и локализованная версия теории «великого замещения» — ультраправой антисемитской теории заговора [анг], которая возникла во Франции в начале XX века и постепенно распространилась в западном мире, достигнув пика популярности в 1930-х годах. На какое-то время она была почти забыта, пока не всплыла вновь в XXI веке в связи с возрождением ультраправых.

Учитывая сочетание «эффекта синей галочки» в новом Twitter при Маске, обостряющего ультраправую риторику по всему миру, и вновь обретённой легитимации на выборах в Турции, когда две части ультраправого блока были приняты как в правящую «Партию справедливости и развития», так и в оппозиционные альянсы, — не стоит ожидать, что эта буря в соцсетях утихнет в ближайшее время.

Турция – один из главных мировых центров по приёму беженцев, с довольно крупной экономикой и населением, очень активным в соцсетях. Все эти качества делают её практически лабораторией взаимодействия ультраправых и беженцев через социальные сети. За атмосферой в соцсетях этой страны должен внимательно следить каждый, кто пытается понять и разглядеть формирующиеся отношения между новыми ультраправыми и новыми медиа в глобальном масштабе.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо