Монголия замешана в крупном коррупционном скандале в сфере образования

Батнайрамдал Отгоншар, который привлёк внимание общественности к проблеме коррупции в Государственном образовательном кредитном фонде, представил результаты своего расследования на пресс-конференции. Фото Батнайрамдала Отгоншара. Используется с разрешения

[Все ссылки в тексте — на монгольском языке, если не указано иное.]

Только недавно, в январе 2023 года, Монголия переживала крупнейший в стране коррупционный скандал [анг], и вот правительство вновь столкнулось с масштабными махинациями на государственном уровне. Шестнадцатого мая медиапространство страны взорвалось новостями о системной коррупции в Государственном образовательном кредитном фонде. Согласно результатам аудита [pdf], опубликованным в отчёте, нарушения и коррупция поразили фонд ещё в 1997 году, когда организация начала выдавать кредиты студентам, получающим высшее образование за рубежом. Перечень всех получателей кредита с именами и оставшимися суммами займа был опубликован 22 мая, разоблачив масштабы коррупции и усилив давление с требованиями выплатить кредиты.

Портрет Батнайрамдала Отгоншара. Используется с разрешения

Независимое расследование свидетельствует об отсутствии прозрачности и конкуренции при распределении кредитов. Global Voices поговорили с Батнайрамдалом Отгоншаром, который первым привлёк внимание общественности к этому делу, раскрыв информацию о Государственном образовательном кредитном фонде и коррупции вокруг него. Батнайрамдал — бывший заместитель министра горнодобывающей и тяжёлой промышленности Монголии и международный секретарь правящей «Монгольской народной партии». Интервью отредактировано для ясности.

Нурбек Бекмурзаев (НБ): Что можно назвать главной целью фонда? Каковы критерии для получения кредита и какие условия должны выполнять получатели после окончания учёбы?

Batnairamdal Otgonshar (BO): Regarding the fund, it is not a scholarship fund, it is a loan fund. It was established in 1993 to provide financial support to students who lacked funds to cover their higher education costs at local universities. In 1997, the fund expanded to students who wanted to study abroad.

It is still a mystery what are the criteria for receiving loans. The easiest criteria is for a bachelor's degree. Students have to enroll into a top 100 global university. However, more than one third of all recipients got loans despite their universities not being in the top 100. Also, there are preferred majors as a criteria. If students got into a top 20 university it did not matter what major they pursued. If they got into universities ranked between 20 and 100, there were some preferred majors defined by the government, such as mining and engineering.

Up until 2012, student loans were written off under the condition that recipients returned to Mongolia and worked for five years here. In 2012, the government issued a decree, which changed this term. Everyone who received a loan after 2012 has to pay back their loan in full.

Батнайрамдал Отгоншар (БО): Что касается фонда: это не стипендиальный, а кредитный фонд. Он был создан в 1993 году для оказания финансовой поддержки студентам, которым не хватало средств для покрытия расходов на высшее образование в местных университетах. В 1997 году фонд расширился за счёт студентов, которые хотели учиться за границей.

До сих пор неясно, по каким критериям выдаются кредиты. Самый простой критерий — на степень бакалавра: студенты должны поступить в один из 100 лучших университетов мира. Тем не менее, университеты, куда отправились более трети всех получателей кредитов, не входят в первую сотню. Также один из критериев — предпочтительные специальности. Если студенты попадали в университет из топ-20, то не имело значения, какую специальность они выбрали. Если же это были университеты с рейтингом от 20 до 100, то вступал в силу критерий о предпочтительных специальностях, определённых правительством, таких как горное дело и машиностроение.

Вплоть до 2012 года студенческие кредиты списывались при условии, что получатели возвращались в Монголию и работали здесь пять лет. В 2012 году правительство издало постановление, которое изменило это условие. Все, кто получил кредит после 2012 года, должны полностью его погасить.

НБ: Почему вы решили привлечь внимание общественности к этому делу?

BO: The reason I brought up this issue to the public’s attention is because I applied for a loan myself and did not get it. In 2013, I got accepted into an MBA program at the Harvard Business School. I got a scholarship, but I still needed USD 100,000. I decided to apply for a loan from the state fund. I had my interview, which consisted of three simple and technical questions: What school did you enroll into? How are you going to pay back the loan? Are you going to come back or not? Two days ago I found out that there was a ministerial decree issued under my name: I was included into the list of students who got a loan, but I never received it. Somebody else used my opportunity.

I started raising this issue in 2019 when I returned to Mongolia. The reason for me coming back to Mongolia was to change the current situation and provide equal educational opportunities. It is personal to me. I am not trying to get a political score.

БО: Причина, по которой я начал об этом говорить публично, заключается в том, что я сам подал заявку на кредит, но деньги исчезли. В 2013 году я поступил на программу МВА в Гарвардскую школу бизнеса. Я получил стипендию, но мне всё ещё нужно было 100 000 долларов США. Решил обратиться за кредитом из государственного фонда. Прошёл собеседование, которое состояло из трёх простых и технических вопросов: в какую школу поступили? как собираетесь возвращать кредит? собираетесь вернуться в страну или нет? Вскоре я узнал, что на моё имя издан министерский приказ: я попал в список студентов, получивших кредит, но так и не получил деньги. Моей возможностью воспользовался кто-то другой.

Я начал говорить об этом в 2019 году, когда вернулся в Монголию. Причина моего возвращения в страну заключалась в том, чтобы изменить текущую ситуацию и предоставить равные возможности для получения образования. Для меня это личный вызов, я не пытаюсь повысить свой политический рейтинг.

НБ: Что показало ваше расследование о коррупции вокруг фонда?

BO: My investigation is related to loans, which were allocated to students who received their degrees abroad. It is 30 percent of the total amount issued for higher education. According to the current exchange rate, it is MNT 363 billion (around USD 103 million). This amount was issued to 2,368 students, pursuing undergraduate and graduate degrees from foreign universities.

In 2021, the government adopted the Public Information Transparency Law as part of the initiative to fight corruption. This law allowed access to information, previously not available to the public. I used publicly available information and analyzed it to understand what has happened in the last 30 years and how the fund has been abused.

The main finding of the two-month long investigation is that 90 percent of the loans were issued to high level officials, their children, and those who had access to closed information. There was no transparency or fair competition.

The second finding is that the payback ratio is less than one percent. People always get confused and think that it is a scholarship fund. The 2011 Law on Higher Education and Social Security of Students states that it is an educational loan. People wrongly assume it is a scholarship. That is something I debunked in my report.

The third finding is that 41 percent of the funds allocated to students pursuing master's and doctoral degrees have been unlawfully written off by ministerial decrees since 2012. It is unlawful because article 8.8 of the law on higher education specifies that anything related to writing off loans issued through a specific fund can be regulated only by the parliament. All the ministerial decrees that wrote off loans are unlawful. It is not my personal conclusion, that is what the audit report by the state audit committee specified in their report.

Lavsunnyam Gantumur, a former minister of education, initiated the process of writing off student loans in 2012. In order to write off loans, he brought up the issue to the cabinet of ministers, which instructed him to sort out his matter in accordance with relevant laws. He used this note as a reason to write off loans using his own ministerial decrees. All the ministers who came after him, including the current one, wrote off loans based on their decrees.

БО: Моё расследование связано с кредитами, которые выделялись студентам, получавшим образование за границей. Это 30 процентов от общей суммы, выделяемой на высшее образование. По текущему обменному курсу — 363 миллиарда тугриков (около 103 миллионов долларов США). Эта сумма была выдана 2368 студентам, обучающимся в бакалавриате и магистратуре зарубежных университетов.

В 2021 году правительство приняло Закон о прозрачности публичной информации в рамках инициативы по борьбе с коррупцией. Правовой акт открыл доступ к информации, ранее недоступной для общественности. Я использовал открытые данные и проанализировал их, чтобы понять, что произошло за последние 30 лет и как случилось, что фонд погряз в коррупции.

Главный вывод двухмесячного расследования заключается в том, что 90 процентов кредитов были выданы высокопоставленным чиновникам, их детям и тем, кто имел доступ к закрытой информации. Не было ни прозрачности, ни честной конкуренции.

Второй вывод состоит в том, что коэффициент окупаемости — менее одного процента. Люди постоянно путаются и думают, что это стипендиальный фонд. В Законе о высшем образовании и социальном обеспечении студентов от 2011 года указано, что это образовательный кредит. Люди ошибочно считают его стипендией. Это то, что я опроверг в своей работе.

Третий вывод: 41 % средств, выделенных на обучение студентов в магистратуре и докторантуре, с 2012 года незаконно списывался приказами министерства. Это неправомерно, поскольку в статье 8.8 [монг] Закона о высшем образовании указано, что всё, что касается списания кредитов, выданных через конкретный фонд, регулирует только парламент. Любые министерские указы о списании кредитов незаконны. Это не мой личный вывод, это то, что написала государственная ревизионная комиссия в своём заключении [монг, pdf] после аудита.

Лувсанням Гантумур, бывший министр образования, инициировал процесс списания студенческих кредитов в 2012 году, поручив кабинету министров разобраться в этом вопросе, изучив соответствующие законы. Он использовал эту записку как повод для списания кредитов на основании собственных министерских указов. Все министры, пришедшие после него, в том числе и нынешний, списывали кредиты на основании собственных указов.

НБ: Что, по вашему мнению, должно измениться в результате этого коррупционного скандала?

BO: It is not the first time there is a massive corruption scandal in Mongolia. There was a coal case at the beginning of the year. Corruption is a systemic issue. It is not about one person, one ministry, one cabinet. In order to fix this systemic issue, everyone has to understand and agree that it is a systemic issue. We need to disclose it and bring it to the public's attention. The problem has to be resolved with the public pressure. That is the whole reason why I brought it to the public's attention.

Providing equal educational opportunities should be the main pillar for any country’s development. If you want to change the country, you have to invest in the youth. And the mechanism for doing that is this educational loan fund. The first goal is the public understanding of the problem. The second goal is full payback. Everyone has to pay their loans back in order for us to educate the next generation of children abroad. The third goal is fixing the regulation and making sure that the selection process is actually transparent and competitive, and with proper monitoring.

БО: Это не первый крупный коррупционный скандал в Монголии. В начале года было «угольное дело» [анг]. Коррупция — системная проблема. Речь идёт не об одном человеке, одном министерстве, одном кабинете. Чтобы решить системную проблему, сначала все должны осознать и согласиться с тем, что это системная проблема. Мы должны раскрыть это и довести до сведения общественности. Проблема должна решаться с помощью общественного давления. Именно по этой причине я обратился к гражданам.

Предоставление равных образовательных возможностей — основа развития любой страны. Если вы хотите изменить страну, вы должны инвестировать в молодёжь. И для этого есть механизм — образовательный кредитный фонд. Первая цель — общественное понимание проблемы. Вторая цель — полная окупаемость. Все должны вернуть свои кредиты, чтобы мы могли обучать следующее поколение детей за границей. Третья цель — утвердить правила и убедиться, что процесс отбора действительно прозрачен, проходит на конкурентной основе и контролируется надлежащим образом.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо