Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Хроники трансгендерной женщины: поход к врачу

 

Фото автора, опубликовано с разрешения

Раннее июльское утро. Она собирается на приём к ортопеду. Выглядит она женственно, но издёвок и комментариев на улице, равно как и по пути на работу, ей не избежать. Но это неважно, она рада, что после двух месяцев борьбы ей наконец назначили дату визита. Принимая душ, она вспоминает, как три года назад, когда доктора знали её как женщину, обращались с ней совсем не так же, как когда она выглядела по-мужски.

Три года назад она сильно простыла.  Доктор списал её симптомы на приём гормонов. С этого дня её проблемы со здоровьем начали связывать исключительно с трансгендерным переходом. Болят колени — это гормоны. Депрессия и тревога — это потому, что учитель одевается как женщина в школе. Доктора не признавали, что она страдает из-за плохого обращения с ней других учителей и родителей.

В сентябре прошлого года она три раза обращалась к врачам в одном и том же критическом состоянии. Первые два раза доктора решили, что виноваты гормоны, несмотря на то, что она их не принимала уже несколько месяцев. На третий раз врач немедленно отправил её на операцию по удалению аппендицита. После операции врач — который всегда обращался к ней в мужском роде — выписал её слишком рано, игнорируя жалобы на боли в животе. Более того, остальной медперсонал тоже плохо с ней обращался. Как в тот раз, когда медсестра не признавала её гендерную идентичность и кричала: «Зачем ты женщиной притворяешься?», только потому, что она попросила о медицинском осмотре.

Неделю спустя её положили в больницу с анемией, вызванной кровотечением в брюшной полости. Под наблюдением она была почти месяц, но в этот раз к ней относились уважительно, так как она больше не отмалчивалась, а обращалась с официальными письменными жалобами. Главный врач принёс извинения за оскорбительное поведение медперсонала.

Фото автора, опубликовано с разрешения

Она одевается на приём к врачу и думает, что, несмотря на сильную боль, в этот раз её жизни ничего не угрожает, как тогда, когда у неё был аппендицит. Автобусом она добирается до медицинского центра, где принимают таких же как она учителей государственных школ. Охранники обращаются к ней уважительно, но только потому, что ей удалось их заставить. Раньше они глазели на нее с нездоровым любопытством или посмеивались. Жалобы в службу поддержки дали результат.

В очереди к врачу люди продолжают отвергать её идентичность и обращаются к ней в мужском роде, сознательно отказываясь видеть в ней женщину. Она просит пациентов и сотрудников обращаться к ней, используя местоимение «она» и имя, указанное  документах, после чего отправляется в комнату ожидания. Другие учителя изучают её с изумлением или отвращением. Пара пожилых людей глазеет, бормоча, «до чего дошло, люди теряют себя». Она отключается от реакций окружающих и старается сфокусироваться на приёме.

Врач окликает её из кабинета. С облегчением она отмечает, что вызывают её по настоящему имени. С облегчением, потому что при всём том, что два года назад она добилась легальной смены имени в паспорте, в медицинских документах всё же оставили прежнее имя (или дэднейм, «мёртвое имя»), несмотря на то, что оно больше не является частью её идентичности. Прежние имена остаются в медицинской базе данных так же, как сведения о судимости остаются в базе данных МВД. Её преступление — смена имени.

Она входит в кабинет. Замечает, что ведут себя с ней не так, как несколько дней назад, когда другой ортопед обращался к ней в мужском роде и называл «дружище». Сегодня врач фокусируется на состоянии её бедра и назначает анализы для подтверждения возможного трохантерита. Такое случается нечасто. Обычно на приёмах у врачей вместо осмотра и анализа ей приходится выслушивать субьективные комментарии о её теле и гениталиях и рассуждения «это неправильно вам быть женщиной».

От автора: «Нет никого отважнее, чем трансженщина, которая не боится умереть, чтобы жить» [анг]

Многие врачи видят в ней мужчину, которым она «должна быть», но для них этот мужчина такой «слабак», что носит женскую одежду. Поэтому в разговорах с ней они используют такие фразы, как «вы же молодой парень», «у вас слабая мужская анатомия», «будь мужиком, что дано, то дано». Ей бы так хотелось, чтобы к ней обращались как к другим учительницам, которых не стыдят за их тела и отношения!

Приём окончен и ей назначают анализы. Она пользуется случаем и спрашивает об операции смены пола, которую просит сделать уже в течение двух лет. Она подчёркивает, что является женщиной, есть у неё пенис или нет; но с ним ей очень некомфортно. Многие врачи этого не понимают. Они повторяют: «Это лучшее, что есть у мужчины». Но она от этого испытывает дисфорию: её член — не часть её тела. Врачи снова говорят, что операцию проводить не будут.

Помимо прочих затруднений и формальностей остаётся ещё одна проблема: в Колумбии недоступны вагинальные расширители. Уролог предупредил, что без них операцию не проводят, но тут же предположил, что если бы партнёром пациентки был мужчина, то проблем с расширением не было бы; когда она сказала, что лесбиянка, врач отметил, что опять же ничего страшного, если вагинальный канал станет слишком узким, так как лесбиянкам он всё равно не нужен. Выйдя из здания и ожидая автобуса, она задается вопросом, сказал бы уролог то же самое лесбиянкам-цисгендерам.

Домой она возвращается уставшей, но непреклонной. Она знает, что для того, чтобы иметь доступ к медицине, ей пришлось сражаться за работу учителем и понимает, что её трансгендерные сестры умирают в системе здравоохранения, которая продолжает отказывать им в жизни и самом существовании. Так произошло, к примеру, с Алехандрой Монокуко [анг], которая скончалась в 2020 году, не получив нужного медицинского обследования. В Испании [исп] 50% транслюдей отменяют или откладывают походы в больницу, чтобы «не сталкиваться с дискриминацией в кабинете врача», а 17% вовсе избегают врачей.

Она знает, что молчание здесь неуместно, и будет продолжать сражаться за уважительное, этичное медицинское обслуживание без дискриминации, потому что здоровье транслюдей — их право, а не прихоть.

Перевод: Misha Hickey

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо