Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Эпоха Магуфули окончена: пересмотрит ли Танзания свои репрессивные цифровые законы?

Представитель мобильного оператора ждёт клиентов в Дар-эс-Саламе, столице Танзании. Регламент онлайн-контента 2020 года ограничивает свободу слова в интернете заоблачными платежами и правом властей удалять «запрещенный контент». Фото: Fiona Graham/WorldRemit с Flickr, CC BY SA 2.0.

Эта статья является частью UPROAR [анг], инициативы Small Media, которая призывает правительства решать проблемы цифровых прав в рамках Универсального периодического обзора (UPR) [анг].

В начале марта, когда по Танзании поползли слухи о здоровье и местонахождении [анг] президента Магуфули, в социальных сетях разгорелись дискуссии между взволнованными гражданами.

В ответ чиновники сразу же выпустили когти, пригрозив массовыми арестами всем, кто распространяет дезинформацию о главе страны через соцсети. Оправдывая аресты и тюремное заключение для нарушителей, власти ловко ссылались на танзанийский Акт о киберпреступлениях [анг] 2015 года и Положение об электронных и почтовых коммуникациях (интернет-контент) 2020 года [анг] (EPOCA).

Танзанийские власти часто пускают в ход законы о киберпреступлениях и положения об интернет-контенте, чтобы держать в кулаке цифровые права и свободу слова в стране. Этот раз не стал исключением.

Семнадцатого марта Самия Сулуху Хасан, занимавшая на тот момент пост вице-президента, объявила [суа] о смерти Джона Магуфули на национальном телевидении. Вскоре она уже давала присягу как шестой президент Танзании.

К тому моменту за«распространение лживых слухов» о здоровье и локации Магуфули были задержаны по меньшей мере четыре человека [анг] из разных уголков страны.

Теперь, когда эпоха правления Магуфули завершилась, многим интересно, готова ли Танзания к пересмотру репрессивных законов об онлайн-контенте, или же те останутся без изменений вплоть до 2025 года, знаменующего конец текущего президентского срока?

В начале марта Инносент Башунгва  министр культуры, спорта, искусства и информации Танзании  предупредил СМИ [анг] воздержаться от «кривотолков» на тему местонахождения Магуфули, который исчез из поля зрения общественности 27 февраля.

В своем Twitter министр по правовым и конституционным вопросам Мвингулу Нчемба также пригрозил пользователям интернета тюремными сроками [суа] за распространение «абсурдных» слухов, апеллируя к 89 статье Уголовного кодекса и 16 статье Закона о киберпреступлениях.

А начальник полиции Рамадхани Кингаи выказал неподдельный интерес [суа] к Twitter-аккаунту Kigogo, название которого обыгрывает имя видного функционера на Суахили. Аккаунт регулярно критикует власти Танзании за просчёты.

Тем временем, правозащитники осуждают заявления танзанийских чиновников, равно как и царящую в стране атмосферу страха, питаемую драконовскими законами и угрозами.

EPOCA 2020: тучи над цифровыми правами сгущаются

За минувшее десятилетие Танзания достигла впечатляющих успехов в сфере интернета, коммуникаций и технологий.

Однако власти до сих пор оказывают сильное влияние на СМИ и онлайн-платформы, а независимым медиа не хватает плюрализма [анг] мнений и возможности продвинуться.

Интернет стал рупором молодых блогеров и активистов Танзании, но чиновники оказались вовсе не рады услышать голоса молодёжи.

В 2010 году Танзания приняла Закон об электронных и почтовых коммуникациях [анг] первый правовой акт подобного рода в стране.

К 2018 году его дополнили специальные правила об интернет-контенте, в рамках Положений об электронных и почтовых коммуникациях (интернет-контент) [анг]. Власти пояснили, что правила предназначены для мониторинга и регуляции активности граждан в соцсетях, обеспечивая профилактику разжигания ненависти и дезинформации.

Новые правила затронули не только крупные СМИ, но и рядовых блогеров и авторов контента, которых шокировало требование заплатить 900 долларов США [анг] за покупку лицензии. Регламент коснулся всех, кто организует стримы в прямом эфире и радиовещание.

Повальное введение платного лицензирования обернулось гробовым молчанием в танзанийских соцсетях. Большинству блогеров и производителей контента лицензия оказалась не по карману. Оппозиционные политики и эксперты в области соцсетей раскритиковали регламент [анг] за подрыв свободы слова в интернете и гражданского общества.

В 2020 году власти Танзании приняли поправки к EPOCA [анг] в рамках 103 статьи Закона об электронных и почтовых коммуникациях 2010 года. Поправки выпустили в июле 2020 года и анонсировали через Правительственный вестник No. 538.

Между версиями EPOCA 2018 и 2020 года есть несколько ключевых отличий [анг].

Во-первых, танзанийское учреждение по регулированию коммуникаций (TCRA) пересмотрело классификацию платежей [анг], добавив три новые подкатегории онлайн-контента: новости и общество, развлечения и образование, а также религия. Тем самым чиновники ужесточили ограничения для частных поставщиков контента.

EPOCA 2020, Part VI, Section 116:

Любое лицо, предоставляющее услуги связи без приобретения частной лицензии, совершает правонарушение и должно понести наказание в виде штрафа суммой не менее 6 миллионов танзанийских шиллингов [2587 долларов США], тюремного заключения длительностью не менее 12 месяцев или обеих вышеупомянутых мер пресечения.

Во-вторых, TCRA расширило и конкретизировало список «запрещённого контента», включив туда, помимо прочего, информацию, пропагандирующую прослушку телефонов, шпионаж, кражу данных, слежку, а также запись и перехват коммуникаций или разговоров без соответствующих полномочий.

В-третьих, положения EPOCA 2020 урезали срок, в течение которого держатель лицензии должен отреагировать на публикацию запретного контента посредством заморозки или удаления аккаунта. Устав 2018 года давал обладателю лицензии 12 часов на реакцию. В 2020 году, согласно третьей части 11 статьи нового закона, это время сократилось до двух часов. Если в течение этого срока владелец не отреагирует, власти имеют право вмешаться, заблокировав или удалив аккаунт.

Global Voices поговорили с несколькими юристами и правозащитниками, которые осудили поправки EPOCA 2020, изобличив их в подрыве гражданского общества и нарушении цифровых прав. Собеседники отметили, что нынешний регламент ещё жёстче ограничивает цифровые права, лишая блогеров и авторов контента возможности распоряжаться своей интеллектуальной собственностью.

По словам эксперта в сфере прав человека, пожелавшего сохранить инкогнито, главная проблема нового закона в том, что им легко злоупотребить. В текущем политическом ландшафте Танзании к правилам наверняка прибегнут в целях подавления свободы слова.

После Магуфули: будущее цифровых прав в Танзании

Когда страну возглавлял Джон Магуфули, гражданские, цифровые и медиа-права постоянно урезались [анг] из-за систематических ограничений свободы слова в интернете.

Теперь, когда Магуфули скончался, и пришло время пожинать плоды его политики, которая шесть лет катилась по наклонной авторитаризма, многие размышляют, как будет меняться ситуация с цифровыми правами в стране.

Global Voices взяли интервью у ряда официальных лиц на условиях анонимности, расспросив их о нынешнем законодательстве и о том, что поставлено на карту в вопросах прав человека и интернета. Эксперт в области прав человека, пожелавший остаться неназванным, рассказал Global Voices:

The regulations are not fair as anyone can be criminalized, because not many citizens understand the implications of these regulations.

Закон в корне несправедлив и может превратить в преступника любого, поскольку большинство граждан не понимают значения новых правил.

Ещё один эксперт допускает, что чиновников просто «раздражают» соцмедиа. Он призвал граждан быть начеку, высказываясь в сети, так как теперь власти вправе запросить у интернет-площадки личные данные пользователя.

EPOCA 2020 года делает «виртуально невозможным» сохранить инкогнито в интернете благодаря положению 9(e) «вкупе с требованием к владельцам интернет-кафе регистрировать клиентов по удостоверению личности, присваивать их компьютерам статический IP и отслеживать их активность на территории кафе посредством камер наблюдения» — гласит аналитический отчёт Совета по СМИ Танзании [анг].

Эти законы не только усугубляют проблему клеветы и ограничивают анонимность, но и налагают непомерно суровые наказания за нарушения, а также наделяют TRCA и прочие инстанции широкими полномочиями по удалению неугодного контента [суа].

Кроме того, положения EPOCA идут вразрез [анг] с международными стандартами цифровых прав. В конечном итоге закон попирает незыблемые свободы слова и прессы в Танзании.

Тем не менее, власти Танзании обязаны уважать и отстаивать право на свободу самовыражения и свободу собраний для всех граждан, включая сотрудников СМИ, рядовых членов общества и оппозиционеров. Так гласит конституция Танзании, а также международные и региональные соглашения. Более того, эти свободы — фундамент избирательных прав граждан [анг].

Дилемма цифровых прав привела Танзанию на распутье.

Теперь, когда бразды правления в руках у Самии Хасан, продолжит ли «Партия революции» лишать граждан голоса и подавлять их цифровые права?

Примечание редактора: автор этой статьи пожелал остаться анонимным из соображений безопасности.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо