Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Латиноамериканская активистка: нужное нам слово — «процветать», а не «выживать»

Фрагмент обложки книги «Преуспеть в борьбе: руководство для латиноамериканок по выживанию на переднем крае перемен».

Активистка и писательница пуэрториканского происхождения Дениз Падин Кольясо выпустила книгу «Преуспеть в борьбе: руководство для латиноамериканок по выживанию на переднем крае перемен» (Thriving in the fight: a survival manual for Latinas on the front lines of change). После 25 лет участия в движении за изменение экономической политики США в форме «борьбы за расовую, политическую и экономическую справедливость» в религиозной организации «Вера в действии» [анг] Падин Кольясо поддерживает лидерство несветлокожих женщин в роли наставницы и писательницы, особенно потому, как она говорит, что так много людей уходит из активизма из-за истощения.

Мы поговорили о её книге в сеансе Zoom. Интервью публикуется с сокращениями.

Мелисса Вида (МВ): Вы говорите, что «нам нужно делать то, что нам нужно, чтобы процветать, а не просто выживать». Что вы этим хотели сказать?

Denise Padín Collazo (DPC): My experience over the years as a social justice leader is that there have been many times where I really just put my head down and get the work done. You would “stay in the fight” for racial, economic, and political justice or you might be winning a victory, but you're just exhausted. After surviving, you are surrendering, which is the step right before leaving. And surrendering is that place where you've lost the joy, the energy, the creativity. You're doing the work, you're bearing a heavy burden, but you're not showing up as the most brilliant, most effective, most badass version of you that you could.

Дениз Падин Кольясо (ДПК): Из своего многолетнего опыта активистки движения за социальную справедливость я знаю, как много раз я просто целиком погружалась в работу. Вы «продолжаете борьбу» за расовую, политическую и экономическую справедливость или можете одержать победу, но при этом вы просто истощены. Оставшись в живых, вы покоряетесь, а этот шаг прямо ведёт к выходу из игры. Покорность обстоятельствам — это место, где вы утратили радость, энергию и творческие способности. Вы заняты работой и несёте тяжёлую ношу, но не раскрываете всё присущее вам великолепие, эффективность и решительность.

МВ: В чём же тогда секрет процветания?

DPC: There are three keys. I think we need to lead into our vision when we see something in our minds that does not exist yet. Sometimes we find ourselves implementing someone else's vision and that's not where we're at our best. Then, it is to live into your fullest self and not shrinking down in the corner of the room and waiting for answers and permission to come from others. My inspiration for this is how, as Latinas, or people from Latin American countries or Caribbean culture, there's just a way of being when we're all together, we're just “more.” We're bigger, we're louder, we're happier. And the third key is to remind ourselves of the love for our people, love for the work of change, love for our own self, which is enough to help propel us past all the negatives like the messages we've been taught as young girls as to the way women are supposed to be in the world.

ДПК: Есть три основных фактора. Я думаю, что когда в наших умах появляется что-нибудь пока не существующее, нам следует отдаться своему воображению. Бывает, мы воплощаем чьи-либо представления, но идя этим путём, мы не добьёмся наилучших результатов. Кроме того, нужно жить полной жизнью, а не забиваться в угол и ждать, когда другие дадут ответы и разрешения. Для меня источник вдохновения в том, что мы как латиноамериканки или люди из культуры Латинской Америки или Карибского бассейна просто умеем быть все вместе, нас просто «больше». Мы значительнее, мы громче, мы счастливее. Наконец, третий важнейший фактор — надо напоминать самим себе о любви к своему народу, любви к труду ради перемен, любви к себе, которой достаточно, чтобы помочь преодолеть все негативные моменты, такие как внушенные нам в молодости идеи о том, каково место женщин в мире.

Фото предоставила Дениз Падин Кольясо

МВ: Как выглядит противоположность излишней робости?

DPC: As a Latina, I was brought up to serve humbly from behind the scenes and never have any expectation of recognition—no rewards, none of that. I've had to get up my courage and get courage from my sisters to help me lead from the front. That's not the place I feel the most comfortable leading from, but since there are so few of us Latinas in leadership, we don't have a choice. You don't have to do it in the egotistical way that was modeled for us before, we can lead as a collective. Our people whom we are working with need for us to be at the front. And that doesn't mean we have to work more. Sometimes it means we have to work less so we have time to breathe, rest, get sunshine, refresh our own bodies because we spend so much time pouring out.

ДПК: Меня как латиноамериканку приучали незаметно прислуживать из-за кулис и никогда не ожидать признания — никаких наград, ничего. Чтобы повести за собой других, мне пришлось собраться с духом и набраться смелости у своих сестёр. Для меня роль лидера не самая комфортная, но так как среди лидеров так мало нас, латиноамериканок, у нас нет выбора. Не следует делать это в эгоистической манере, сформированной у нас раньше, мы можем руководить коллективно. Людям, с которыми мы работаем, нужно, чтобы мы были впереди. И это не значит, что мы должны больше работать. Иногда это означает, что нужно работать меньше, чтобы было время сделать вздох, передохнуть, погреться на солнышке и подкрепиться, потому что мы так долго расходовали свои силы.

MВ: Это ведёт к следующему вопросу: что такое «культура чрезвычайной ситуации?»

DPC: In the book, I lay out a number of symptoms of white supremacy that exist in organizations. One of those is the culture of emergency. In many of the places I work with, there's just this grind that never stops. We work for racial, political, and economic transformation, and that is not easy work, and it really never stops. It's very hard as an advocate to take a breath and stop. So some things are urgent, like earthquakes, hurricanes, shootings. But some things aren't. I want us to notice it and push against it. For example, time is measured differently across the world. And here in the U.S., you might do a 30-minute phone call with someone and that's just it. But we cannot be our full selves in half an hour. So I've learned to not think that way and to leave myself open for the magic that happens when you take more time to do something, or to be with people and listen to them.

ДПК: В книге я описываю ряд существующих в организациях симптомов идеологии превосходства белых. Один из них — культура чрезвычайной ситуации. Во многих местах, где я работаю, мы имеем дело с этой непрекращающейся утомительной атмосферой. Мы стремимся к расовой, политической и экономической трансформации, это непростая работа, и она никогда не кончается. Очень сложно, будучи правозащитником, перевести дух и остановиться. Да, некоторые ситуации требуют незамедлительных действий, например землетрясения, ураганы, обстрелы. Но иногда спешить не обязательно. Я хочу, чтобы мы это понимали и сопротивляюсь этому. Например, в разных странах мира время оценивается различно. Здесь в США вы можете 30 минут проговорить с кем-нибудь по телефону, и больше ничего. Но мы не можем за полчаса стать полностью самими собой. Поэтому я отучилась так думать и привыкла оставаться открытой тому волшебству, которое происходит, когда вы уделяете чему-либо больше времени или находитесь с людьми и слушаете их.

MВ: Вы посвятили целую главу разоблачению античерных настроений. Почему?

DPC: 2020 was a year where we were all challenged by the young, brilliant, amazing leaders of the Black Lives Matter movement, who have been creating a moment all over the world which is making us have to ask ourselves: how is our silence being complicit to the system as it is? I've watched as conversations happen, at least in the U.S., and it ends up being a black or white construct, and Latinos lean back in spaces where race is discussed. If you talk to a [non-black] Latino person and you ask them if they have ever noticed anti-blackness in their own community, some would say, “Yes, but it's all in good fun ….” It's not good. It's about the saying in Latin America mejorar la raza (“improving the race”) that is about making the race more white. It's about your tía (aunt) saying, “Don't marry this person because he's darker than you.”

As Latinas, we have this opportunity to build really good relationships with our Afro-Latina sisters and our sisters who identify as Black or from African descent. What would it look like if we have real conversations among the Latino community about anti-Blackness and start to really challenge it? It's everywhere in our culture. It's not enough for me to be a fighter for racial justice, I gotta work on our people—go talk to your tíos (uncles) and cousins.

ДПК: В 2020 году нам бросили вызов молодые, яркие, изумительные лидеры движения Black Lives Matter, которые привели в движение весь мир и заставили нас спросить самих себя: каким образом наше молчание делает нас соучастниками существующей системы? Я следила за обсуждениями, по крайней мере в США, и все они строились на идее «чёрные против белых», а латиноамериканцы, когда рассматриваются расовые вопросы, проваливаются в пустоту. Если вы поговорите с [нечёрным] латиноамериканцем и спросите его, замечал ли он античерные настроения в своём сообществе, некоторые скажут: «Да, но это просто шутка…» Это никуда не годится. В Латинской Америке есть выражение mejorar la raza («улучшение расы»), то есть превращение расы в более белую. Это когда ваша tía(тётя) говорит: «Не выходи за него замуж, потому что он чернее тебя».

У нас, латиноамериканок, есть возможность налаживать действительно хорошие отношения с афролатиноамериканскими и другими сёстрами, которые считают себя чёрными или людьми африканского происхождения. Как бы выглядело настоящее обсуждение в латиноамериканском сообществе античерных настроений и начало настоящих изменений? Они повсюду в нашей культуре. Для меня недостаточно быть борцом за расовую справедливость, я намерена работать с людьми — разговаривать с вашими tíos (дядями) и двоюродными братьями.

MВ: Мы говорили о «латиноамериканцах», но ведь они все разные? Что их связывает?

DPC: In the U.S., anyone who comes as being of Latin American descent is put into one category. But the fact is, we don't all speak the same language, we don't eat the same food, we don't all look the same. There is so much diversity. But the one thing that links us all together is a shared history of oppression, colonization and extraction of natural resources that is continuing to happen today. We have been taught by the church and violent systems like slavery, and sometimes extermination, to believe that whiteness is the right thing. Some Latinos who are in the middle, between white and black, sometimes get confused. The goal is to really understand that we are all being oppressed. Our liberation, including white folks, is achieved through Black liberation. If we can't really understand that, we are only going to see part of the picture.

ДПК: В США всех, кто происходит из Латинской Америки, помещают в одну категорию. На деле же мы не говорим на одном языке, мы не едим одинаковую пищу, мы не выглядим одинаково. Мы очень разнообразны. Но всех нас связывает общая история подавления, колонизации и грабежа природных ресурсов, которая продолжается и сейчас. Церковь и насильственные системы, такие как рабовладение, а иногда и истребление, приучили нас верить в то, что белизна кожи — это хорошо. Некоторые латиноамериканцы, находящиеся посредине между белыми и чёрными, иногда пребывают в растерянности. Наша цель — действительно понять, что всех нас притесняют. Наше освобождение, в том числе белых товарищей, достигается через освобождение чёрных. Если мы не способны по-настоящему это понять, то будем видеть только часть картины.

MВ: Как вы представляете будущее социального активизма?

DPC: I'd love to see a future in which women's leadership is centered, that the idea of leading “with” and not “over” becomes the norm and not the exception. We have enough in this world. We have enough money, water, fresh air. There is enough. We just have to center the attitude of love and leadership that is about everyone and not some people. And I'm not saying that women are perfect, but I have a tremendous amount of confidence in our leadership. If there's that dream that you have in your head and you haven't seen it yet? Go get it. It's yours to get.

ДПК: Мне хочется, чтобы в будущем женское лидерство оказалось в центре и чтобы идея лидерства «вместе», а не «над», стала нормой, а не исключением. В этом мире всего в достатке. У нас достаточно денег, воды и свежего воздуха. Всего хватает. Нам нужно просто поместить в центр любовь и лидерство, которое учитывает всех, а не только некоторых. Я не утверждаю, что женщины идеальны, но у меня огромная уверенность в наших лидерских способностях. Есть ли в вашем воображении мечта, которую вы ещё не встретили? Исполните её, она вас ждёт.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо