Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Прошла только половина учебного года в Чили — и учителям приходится очень трудно

[Прим. ред.: оригинал этой статьи был опубликован 5 августа; некоторая информация могла устареть.]

К первому апреля закрытия школ из-за COVID-19 затронули почти 1,6 миллиарда учеников по всему миру. Для школьников из Северного полушария этот бурный учебный год завершился с началом тёплых дней, но для миллионов учеников и учителей из Южного полушария прошла лишь половина школьного года. Все младшие и средние школы Чили были закрыты с 15 мая, что заставило учителей перевести занятия в онлайн-формат. Преподавание в рамках структурно и экономически разнообразной образовательной системы представляло сложности даже без захватившей страну пандемии.

В начале глобальной пандемии Республика Чили признавалась лидером [анг] среди стран Латинской Америки благодаря агрессивному тестированию и тому, что чилийское правительство назвало «динамическим» карантином — целевому введению изоляционных мер в областях с самым большим числом заражений. Но сейчас страна с населением в 19 миллионов все ещё борется с растущим уровнем заболеваемости. Было подтверждено свыше 360 000 случаев [исп] заражения COVID-19, и более 9 000 человек умерли от этой болезни.

Закрытая муниципальная школа в Сантьяго, Чили. Фото сделано автором.

«Зима приближается, она будет тяжёлой, и я не думаю, что смогу увидеть своих учеников в ближайшее время», — сказала Global Voices Франческа Альвеар, учительница дошкольного отделения из частной школы в столице Чили, Сантьяго, во время видеозвонка в Zoom.

В марте Альвеар и её коллеги полностью перевели обучение в онлайн-формат, записывая видео, организуя звонки с учениками в Zoom и общение в чатах WhatsApp. Однако работа в онлайн-режиме с маленькими детьми имеет специфические трудности. «Обычно, когда ты учишь настолько маленьких детей, они нуждаются в общении, в человеческом общении. Им нужно видеть то, что ты делаешь, им этого не хватает», — говорит Альвеар.

С 15 мая во всём Сантьяго и его пригородах был введён режим изоляции [исп], и учителям приходится справляться с перевёрнутой жизнью дома и проблемами, с которыми связана жизнь под карантином. «Большая проблема в том, что родители заняты, — говорит Альвеар. — Может быть, они не подключаются, потому что у них самих онлайн-встречи, или, может быть, у них ещё два или три ребёнка и они не могут проследить, чтобы этот ребёнок час сидел за столом на Zoom-уроке».

В июне, когда обучение в формате онлайн шло уже больше трёх месяцев, Альвеар была отправлена в неоплачиваемый отпуск своей частной школой; вероятной причиной временной приостановки контракта назвали недостаток финансирования. Школа Альвеар не раскрывает публично стоимость обучения, но похожие частные школы [анг] в Чили могут стоить семьям сотни тысяч долларов в месяц, что находится за пределами возможностей для обычной чилийской семьи. Минимальный размер месячной оплаты труда в Чили — около 375 долларов [анг].

По словам министра образования Рауля Фигероа, правительство начало готовиться к мерам дистанционного образования для государственных школ при первых признаках COVID-19 в январе [анг]. После закрытия школ в марте Министерство образования Чили запустило цифровую платформу «Aprendo en linea» — онлайн-библиотеку учебных материалов, таких как планы уроков, оцифрованные книги и записанные лекции. Благодаря кооперации чилийских провайдеров мобильной связи потребителям позволено скачивать учебные материалы бесплатно. Военно-воздушные силы Чили доставили печатные материалы [исп] в тысячи удалённых сельских школ с ограниченным доступом в интернет. Некоторые учителя в бедном чилийском регионе Араукания занимаются со школьникам из фургонов [анг], переезжая от дома к дому.

Необходимость доставлять материалы по воздуху или учиться в фургонах илллюстрирует сложные проблемы, с которыми сталкиваются учителя в Чили. Образовательная система страны сегрегирована экономически — школьники могут посещать учебные заведения трёх различных видов: недофинансированные муниципальные школы, государственные школы, субсидируемые через ваучеры и сборы с родителей, и дорогие частные школы. Согласно данным 2017 года, опубликованным ОЭСР [анг] (Организация экономического сотрудничества и развития), более 20 процентов чилийских детей живут в бедности. Даже до начала онлайн-обучения образовательный опыт чилийских детей сильно разнился и часто полностью зависел от благосостояния семьи.

Пустая школа в районе Реколета, Сантьяго. Фото сделано автором.

«У многих детей нет интернета, мобильных телефонов или компьютеров», — объясняет Джон Тамм, специалист социально-эмоционального обучения из Сантьяго, во время нашего звонка в Zoom. В прошлом году Тамм преподавал в субсидируемой государственной школе в бедном и перенаселённом районе Сан-Рамон в Сантьяго, по которому очень сильно [исп] ударила пандемия.

По словам Тамма, школьный 2020 год в Сан-Рамоне начался с задержкой из-за продолжающихся протестов [анг] против экономического неравенства — а затем пришёл COVID-19. В обычном году в школе Тамма ученики несколько раз в день ели бы бесплатно в школьной столовой, а теперь самые бедные семьи ждут поставок продовольствия от центрального правительства.

Программа Тамма основана на личном присутствии, и преподавать по интернету он не может, так что сейчас в первую очередь его задачи состоят в помощи с подготовкой к урокам другим учителям. «Многие [школьные] психологи, работающие здесь, пытаются связаться с каждой семьёй, узнать о ситуации в ней и понять, как они могут помочь», — говорит Тамм.

Вне зависимости от благосостояния учеников, профессия учителя при COVID-19 очень изменилась. «И от учителя, и от учеников потребуется много терпения, потому что это совершенно новая парадигма образования», — считает Мэтью Андервуд, учитель английского языка в частной немецкой школе в Сантьяго. «Ситуация, в которой сейчас оказались преподаватели, да и ученики, абсолютно беспрецедентна», — сказал Андервуд в интервью по Zoom.

В ответ на COVID-19 Сантьяго и десятки других муниципалитетов в мае ужесточили карантинные меры [исп]. Некоторые из этих мер снимают в рамках правительственного плана по возвращению страны к нормальной жизни «Paso a Paso» («Шаг за шагом»), но, скорее всего, его реализация затянется. Карантинные меры, несомненно, будут продолжать давить на семьи, школы и учителей Чили. В начале августа власти нескольких муниципалитетов объявили, что школы не вернутся к обычным офлайн-урокам до 2021 года [исп]. Министр образования Рауль Фигероа не заявлял напрямую о том, что весь 2020 школьный год пройдёт онлайн; он подвергся критике за комментарии о том, что отсутствие школьного образования с личным присутствием может привести к домашнему насилию в отношении чилийских детей [исп].

До того, как она получила тяжёлые новости о приостановке контракта, учительница дошкольных классов Франческа Альвеар была уверена, что ей и её коллегам удастся справиться с преподаванием в экономически неоднородной школьной системе. «Мы всегда в конце концов находим инструменты связи с учениками, — сказала Альвеар. — Не сдавайтесь, потому что всё идёт к лучшему».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо