Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Без работы, без свободы выбора: трудовые мигранты из Мьянмы переживают в Таиланде COVID-19

Трудовая мигрантка из Мьянмы потеряла работу на швейной фабрике из-за вспышки коронавируса, оставшись без денег и возможности поддерживать своего ребёнка и семью. Мэй Сот, Так, Таиланд, май 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddyyy

Трудовая мигрантка из Мьянмы потеряла работу на швейной фабрике из-за вспышки коронавируса, оставшись без денег и возможности поддерживать своего ребёнка и семью. Мэй Сот, Так, Таиланд, май 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddyy

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное.]

Эта статья Джитрапона Кайкоме с независимого новостного сайта Мьянмы The Irrawaddy отредактирована и опубликована на Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

ЧИТАЙТЕ: По состоянию на сентябрь 2018 года в Таиланде официально зарегистрировано свыше 2,2 миллионов рабочих из Мьянмы.

В связи со спадом в тайской и мировой экономиках предприятия и фабрики закрылись, а рабочие-мигранты оказались первыми в очереди на увольнение. В то время, как Таиланд вступил в период наихудшего экономического спада в истории, мигранты, работающие с подённой оплатой, переживают тяжёлые времена.

После того, как в конце марта Таиланд объявил о чрезвычайном указе по борьбе со вспышкой COVID-19, страна закрыла границы, оставив миллионы рабочих-мигрантов в затруднительном положении. Некоторым трудящимся позже удалось вернуться в Мьянму, но многие всё ещё заперты без работы в Таиланде, практически без возможности прокормить себя. Среди них —рабочие-мигранты из Мьянмы, живущие на севере Таиланда.

Рабочие-мигранты из Мьянмы собирают маниок вдоль границы — это один из немногих возможных видов заработка после потери работы в феврале из-за вспышки коронавируса. Фоп Фра, Так, Таиланд. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

Рабочие-мигранты из Мьянмы собирают маниок вдоль границы — это один из немногих возможных видов заработка после потери работы в феврале из-за вспышки коронавируса. Фоп Фра, Так, Таиланд. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

Эти трудящиеся также столкнулись с проблемой преодоления языкового барьера. Многим не хватает технических или компьютерных навыков, чтобы получить доступ к полезной информации, рекомендациям и поддержке. У них ограниченные права на доступ к государственным программам социального обеспечения, в том числе предназначенным для помощи людям в период кризиса с коронавирусом. Их дальнейшая судьба остаётся неопределённой.

Вдоль границы Таиланда и Мьянмы в провинции Так деревни закрылись на карантин, и кризис принудил бирманских мигрантов покинуть фермы, став при этом в высшей степени зависимыми от пунктов выдачи продуктов питания. Они сказали, что количества выдаваемого риса, которого хватает лишь на три дня, недостаточно, чтобы прокормиться.

Двадцатишестилетний рабочий-мигрант Чо Зин Вин пояснил:

The villagers have come to buy sacks of rice on credit five times already, and it will take at least a year for them to pay back the installments.

Жители деревни уже пять раз приходили, чтобы купить мешки с рисом в кредит, и им придётся выплачивать долг как минимум год.

Бирманские мигранты из Мьянмы в деревне на границе Тайланда и Мьянмы пострадали от карантина в период коронавируса и получают еду в точках выдачи. Фоп Фра, Так, Тайланд, май 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

Бирманские мигранты в деревне на границе Тайланда и Мьянмы пострадали от карантина в период коронавируса и получают еду в точках выдачи. Фоп Фра, Так, Тайланд, май 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

В городе Чангмай, расположенном на северо-востоке Тайланда, во время карантина стало привычным видеть людей, местных и рабочих-мигрантов, выстраивающихся в очередь к пунктам выдачи продуктов питания.

Визит в один из строительных лагерей Чангмай показал, что закрытие предприятий заставило жён местных тружеников уйти с работы горничными-уборщицами в отелях, в то время, как лишь несколько их мужей сохранили работу. У некоторых семей осталось менее 1 000 бат (32,08 американских доллара), при этом бремя трат и долгов с них никто не снимает.

Ма Су Лвин - трудовая мигрантка из Бирмы, которая родила во время вспышки коронавируса в Таиланде. Она потеряла работу на фабрике после того, как та закрылась, оставив её без средств на оплату родов и на заботу о новорождённом малыше. Мае Сот, Так, Тайланд, май 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

Ма Су Лвин — трудовая мигрантка из Бирмы, которая родила во время вспышки коронавируса в Таиланде. Она потеряла работу на фабрике после того, как та закрылась, оставив её без средств на оплату родов и на заботу о новорождённом малыше. Мае Сот, Так, Тайланд, май 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

27-летняя Хам Хенг Вонг-Онг — мигрантка из Шана (Мьянма), трудящаяся домработницей в Чангмае. Сквозь слезы она поделилась:

Since my workplace was closed, I don’t have much money left, I don’t know where to find work. I live in a construction camp with my 4-year-old son. My husband is a daily wage construction worker. We don’t even know when he will be laid off. We have to bear the burden of all the expenses such as electricity, school fees, food and also medicine.

У меня больше нет работы, осталось мало денег, я не знаю, где заработать. Живу во временном посёлке для строителей с моим четырёхлетним сыном. Мой муж — строительный рабочий с подённой платой. Мы даже не знаем, когда он будет уволен. Оплата электричества, обучения в школе, еды и медикаментов — ноша, которую нам приходится нести.

Рабочие-мигранты в этом строительном лагере работают на китайскую компанию, но их зарплата урезана и всегда задерживается. Они не хотят жаловаться на работодателя, так как бояться быть уволенными. Если их выгонят, они не смогут найти другое место или вернуться домой, поскольку из-за вспышки коронавируса границы закрыты. Чиангмай, Таиланд, март 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

Рабочие-мигранты в этом строительном лагере работают на китайскую компанию, но их зарплата урезана и всегда задерживается. Они не хотят жаловаться на работодателя, так как бояться быть уволенными. Если их выгонят, они не смогут найти другое место или вернуться домой, поскольку из-за вспышки коронавируса границы закрыты. Чиангмай, Таиланд, март 2020 года. Фото и подпись Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

К июлю ограничения на ведение бизнеса были сняты и большинство предприятий вновь открылись. Но поражённые недавним экономическим кризисом, вызванным коронавирусом, они всё ещё не могут снова нанять многих своих рабочих. Сотни тысяч трудовых мигрантов в стране, если не больше, всё ещё сидят без работы и не способны адаптироваться к «новой реальности» в экономике.

Мигранты из Мьянмы, пострадавшие от COVID-19, приходят на раздачу еды, организованную многоэтническим братством во главе с Джони Адхикари в храме Ват Сай Мун. Чиангмай, Таиланд, апрель 2020 года. Фото и подпись: Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

Мигранты из Мьянмы, пострадавшие от COVID-19, приходят на раздачу еды, организованную многоэтническим братством во главе с Джони Адхикари в храме Ват Сай Мун. Чиангмай, Таиланд, апрель 2020 года. Фото и подпись: Jittrapon Kaicome/The Irrawaddy

Перевод: Женя Юдин

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо