Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Сельский Таиланд против гонки алчного Китая за полезными ископаемыми

Выпаривание соли на фабрике в селе Кутруеа в провинции Саконнакхон. Рабочим платят в соответствии с количеством соли, которую они производят за день — около 350 батов (11,3 доллара США). Висарут Санкхам / The Isaan Record

Эта отредактированная статья [анг] независимого новостного сайта из Таиланда The Isaan Record переиздана на Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом. Этот материал является результатом сотрудничества The Isaan Record и China Dialogue [анг].

Будущее тайско-китайской калийной шахты, запланированной на северо-востоке Таиланда, теперь туманно и неопределённо — из-за жёсткой оппозиции жителей деревень, которые считают, что шахта является угрозой для здоровья, окружающей среды и финансового благополучия населения.

После того, как протестная группа во главе с местными женщинами заблокировала доступ к буровым площадкам в прошлом году, китайская горнодобывающая компания подала серию судебных исков против жителей деревни, потребовав 3,6 миллиона батов (около 116 800 долларов США) в качестве компенсации.

Между тем, остаются вопросы о том, не внесло ли уходящее военное правительство изменения в законодательство в пользу иностранных горнодобывающих компаний, забыв при этом о защите окружающей среды и правах местных общин.

Сокровища северо-востока

Мировой успех Китая в сельскохозяйственном производстве отчасти связан с поставками дешевых удобрений. Страна является крупнейшим в мире потребителем калийной соли, натурального минерала, который увеличивает урожайность и повышает удержание влаги и устойчивость к болезням.

Китайские фермеры зависят от импорта калийных удобрений — в основном из Канады, России и Беларуси. Но поскольку цены на минералы остаются высокими (в прошлом году рост составил почти 25 процентов), страна нацелена на разработку новых и более дешёвых источников.

Так Китай обратил внимание на богатые запасы калийной соли на северо-востоке Таиланда.

На территории региона находятся два уже давно разрабатываемых крупных месторождения калийной соли, открытых в 1970-х годах и известных как бассейн Кхорат и бассейн Саконнакхон. Тем не менее, в последующие десятилетия природные ресурсы оставались в значительной степени неиспользованными из-за сильной местной оппозиции, экологических проблем и правовых ограничений.

Однако после того, как военная хунта получила власть в результате государственного переворота в 2014 году, было объявлено о планах увеличить добычу полезных ископаемых в стране, чтобы стимулировать экономический рост.

В том же году китайская государственная корпорация China Ming Ta Potash Corporation получила разрешение на разведку 120 000 рай (около 47 500 акров) земель в северо-восточной провинции Саконнакхон. Апикат Сайасиот, менеджер China Ming Ta, заявляет:

China and Thailand are both looking for new potash supply sources to cut import and production costs. Thailand has potash but needs the help of the Chinese to extract it. It’s a Thai-Chinese collaboration that will benefit both parties.

Китай и Таиланд оба ищут новые источники поставок калийной соли для снижения затрат на импорт и производство. В Таиланде есть калийная соль, но для её добычи нужна помощь китайцев. Это тайско-китайское сотрудничество, которое принесет пользу обеим сторонам.

Страх и гнев местного населения

В сельском районе Ванонниват в провинции Саконнакхон люди отреагировали на новости о запланированной калийной шахте сначала со страхом, а затем с гневом. Местные чиновники не смогли в достаточной степени проинформировать жителей 82 деревень о том, что их дома теперь являются частью шахтерского района.

«Компания начала разведку на двух буровых площадках, но люди в сообществе остались без какой-либо информации о проекте», — сказала Мали Сэнгбунсири, 50-летний фермер и бабушка четырех детей.

Сельскохозяйственные общины в Ваноннивате зависят от плодородных почв, рек, озёр и водно-болотных угодий региона, которые образуют чувствительную экосистему, обеспечивающую продовольствием и другими ресурсами.

Многие сельские жители в округе беспокоятся о том, что добыча полезных ископаемых разрушит сельскохозяйственные угодья, нанесёт ущерб окружающей среде и отравит источники воды, а также поставит под угрозу здоровье людей. Мали добавляет:

Just imagine the impact of a huge industrial mining project here. The scary thing about salt is that it is capable of damaging just about everything.

Представьте себе здесь влияние огромного промышленного горнодобывающего проекта. Самое страшное в соли то, что она способна повредить практически всё.

Яд из-под земли

Добыча сырья для калийных удобрений приводит к образованию в качестве побочного продукта большого количества соли, которая может представлять угрозу для почвы, воды и животных. В регионе, который уже страдает от засоленных почв, местные жители опасаются, что проект превратит поля в бесплодную землю и уничтожит посевы.

Если дождь смывает соль в реки, озера и заболоченные угодья, мало кто из пресноводных организмов может выжить. Это может привести к потере средств к существованию для рыбаков местного озера Хуайтхонг, которое также является основным источником воды для тысяч людей. Мали поясняет:

We worry that all the fish will die and the soil will be so salty that we can’t grow any crops on our land anymore.

We don’t know how the company intends to protect us from the dust and salty water coming from the salt mountain in the mine. How effective is it going to be?

Мы беспокоимся, что вся рыба погибнет, а почва станет настолько солёной, что мы больше не сможем выращивать на нашей земле какие-либо культуры.

Мы не знаем, как компания собирается защитить нас от пыли и солёной воды, поступающей с соляной горы в шахте. Насколько это будет эффективно?

Риск того, что ветер занесёт солёную пыль из шахты в близлежащие населенные пункты, вызывает обеспокоенность по поводу потенциального воздействия на здоровье людей.

Местные жители и эксперты также переживают, что крупномасштабная добыча калийной соли приведёт к появлению опасных воронок. В результате операции по добыче каменной соли в соседнем районе образовалась одна такая дыра, которая превратилась в огромную яму глубиной 15 метров, размером с футбольное поле.

China Ming Ta стремится убедить местных жителей довериться планам безопасности, направленным на снижение риска для окружающей среды и здоровья людей. Компания обещает принять меры для предотвращения попадания пыли и соленой воды в окружающую среду.

Небольшая яма в земле рядом с соляной фермой недалеко от деревни Нонсабэнг в провинции Саконнакхон превратилась в воронку глубиной 15 метров, размером с футбольное поле. Подобные ямы часто появляются в областях производства соли, где в течение многих лет выкачиваются на поверхность подземные воды. Висарут Санкхам / The Isaan Record

Фермеры протестуют против добычи полезных ископаемых

Но горнодобывающая компания озаботилась подобными заверениями слишком поздно и уже не может развеять страхи жителей Ваноннивата. В 2016 году жители района организовали группу против добычи полезных ископаемых — их недовольство подогревалось чувством, что с ними не посоветовались перед принятием судьбоносных для них решений.

Группа, возглавляемая в основном женщинами среднего и пожилого возраста, объединилась с активистами, учеными и неправительственными организациями против калийных шахт. Пытаясь остановить проект, они развешивали протестные баннеры, организовывали публичные форумы и подавали петиции чиновникам и компаниям.

В феврале 2018 года группа совершила новый протестный рывок, заблокировав дорогу к участку четвертой скважины, фактически не дав компании переместить буровое оборудование в этот район.

Компания планирует создать 60 буровых площадок, чтобы оценить качество калийной соли перед созданием шахты. Ранее протестующие также успешно заблокировали участок, где была запланирована третья скважина. В итоге компания осталось всего с двумя действующими буровыми площадками.

В декабре 2018 года группа организовала пятидневный марш протеста под флагом «Поход за Ванон» через четыре района провинции, собрав около 200 сторонников. Фото Люка Дагглби для Музея современного искусства MAIIAM.

Иски со всех сторон

В ответ на непрекращающееся сопротивление местных активистов горнодобывающая компания обратилась в суд и подала в общей сложности 20 исков против девяти членов протестной группы.

Компания заявила, что блокировка доступа к буровым площадкам каждый раз стоила ей пять миллионов батов (около 157 500 долларов).

China Ming Ta обвинила селян в незаконном препятствовании работе их шахты, клевете и нарушении закона «О компьютерных преступлениях» требованием официального расследования горнодобывающего проекта в социальных сетях. Компания затребовала компенсации в 3,6 миллиона батов (около 116 800 долларов).

Но Саккапхон Чаисэнграт, адвокат протестующих, заявляет, что селяне действовали в рамках закона и лишь реализовывали свои права.

«Закон позволяет людям публично пользоваться правом своей общины на защиту ресурсов, культуры и местного образа жизни», — говорит он.

Армия переписывает закон о горнодобывающей промышленности

Активисты и эксперты с северо-востока страны утверждали, что местные конфликты вокруг управления природными ресурсами ужесточатся после вступления в силу в августе 2017 года нового законодательства о горнодобывающей промышленности, переписанного правительством Таиланда в пользу индустрии и разработок.

Новый закон о полезных ископаемых, который написали и одобрили законодатели, назначенные военной хунтой, ускоряет процесс одобрения концессий в горном деле. Время выдачи разрешений сократилось почти вдвое — с 310 до 100-150 дней.

Несмотря на иски против её группы, Мали Сэнгбунсири (в центре) полна решимости продолжать борьбу против горнодобывающего проекта. Фото Люка Дагглби для Музея современного искусства MAIIAM.

Недооценка местной оппозиции

Но хунта неверно оценила уровень сопротивления, с которым мог столкнуться проект по добыче калийной соли среди жителей Ваноннивата и других районов.

«Мы не хотим видеть здесь индустрию! — говорит Мали. — Мы не позволим этому региону, полному природных ресурсов, превратиться в промышленную зону».

И действительно, местные группы против проектов по разработке полезных ископаемых организуются по всему региону, включая провинции Накхонратчасима, Чайяпхум, Лоэ и Удонтхани.

В работе над переводом участвовала Диана Аксёнова.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо