Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как власти Киргизии почти запретили женский марш в Международный женский день

Марш в Бишкеке в Международный женский день. Фото Аиши Джабарровой. Фото сделано в Бишкеке перед статуей Курманжан-датки [кирг], киргизской племенной предводительницы, рожденной в XIX веке.

Власти Бишкека, столицы Кыргызстана, отозвали поспешный запрет на митинг в Международный женский день — мероприятие, которое состоялось, несмотря на провокации активных защитников патриархата.

Бишкекские чиновники 6 марта ненадолго запретили митинг, который 8 марта с 2016 года ежегодно организуют Бишкекские феминистические инициативы (БФИ) в честь Международного женского дня, остающегося государственным праздником во многих бывших советских республиках.

Столичный муниципалитет изначально привёл в качестве причины запрета «личную безопасность граждан» без дальнейших уточнений.

Но всего через несколько часов чиновники неожиданно отменили решение после освещения в местных СМИ и яростной критики в социальных сетях, как Facebook.

В конце концов, около 150 человек прошли по центру города, призывая к прекращению насилия в отношении женщин и установлению равных прав между полами.

Участники также скандировали лозунги «остановите коррупцию», «безопасность и разнообразие», «чистый город», «школы без сексизма», «безопасные пространства для женщин».

Митинг в Международный женский день в Бишкеке. Фото Аиши Джаббаровой.

На митинг пришли самые разные люди, подчеркнув разнообразие бишкекского общества, с которым последние годы пытаются бороться националистические группы — часто при значительной политической поддержке.

Назик Абылгазиева, активистка местной ЛГБТ-организации «Лабрис», говорит, что было «важно прийти на митинг несмотря на давление и попытки его запретить».

«Я присоединилась к демонстрации, чтобы показать, что я не буду молчать, хотя меня как члена ЛГБТ-сообщества пытаются исключить из всех процессов в обществе», — говорит Абылгазиева.

Митинг в Международный женский день в Бишкеке. Фото Аиши Джаббаровой.

Праздник как предмет для споров

Международный женский день остаётся одной из самых важных дат в календаре в таких странах, как Кыргызстан, входивший в состав СССР до получения независимости.

Но многие феминистки жалуются, что день превратился в церемонию дарения цветов, когда поддерживаются патриархальные взгляды на женщин как на матерей семейства и полностью игнорируется история даты, восходящая к борьбе за женскую эмансипацию.

Я хочу напомнить, откуда взялось 8 марта. Это день прав женщин и девочек, прав человека. Это не просто день, когда мы уделяем больше внимания женщинам, это день, когда все мы должны бороться за равноправие.

Отражая эту тенденцию, сосед Кыргызстана с юга, Таджикистан, в 2009 году переименовал праздник в День матери. В Казахстане, соседе страны к северу, женщинам уже несколько лет по сути запрещено проводить митинги 8 марта.

Давний лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев регулярно сопровождает разговоры о празднике значительным количеством сексистских шуток.

Митинг в Международный женский день в Бишкеке. Фото Аиши Джаббаровой.

Поэтому у ежегодного митинга 8 марта от БФИ, проводящегося в наименее авторитарном из пяти «станов» Центральной Азии, имеется политический подтекст.

В этом году, по словам Бектура Искендера, основателя издания Kloop, принявшего участие в митинге, это была демонстрация «за права человека, за права всех, кого дискриминируют».

Абылгазиева из «Лабриса» вторит этим чувствам в интервью с Global Voices:

Among my acquaintances are sex workers, HIV positive women, women who have history of drug abuse, doctors, teachers, actresses, musicians, artists, women of all backgrounds. However, we are all united by one thing – by the fact that we are being beaten, raped, and our rights are being limited. By attending the rally I am challenging myself as well as the system.

Среди моих знакомых — секс-работницы, ВИЧ-положительные женщины, женщины с историей злоупотребления наркотиками, доктора, учителя, актрисы, музыканты, художницы, женщины со всякими жизненными историями. Однако нас всех объединяет одно — тот факт, что нас избивают, насилуют, наши права ограничивают. Придя на этот митинг, я бросила вызов и себе, и системе.

Гуляим Айылчы, представитель БФИ, сказала Global Voices, что проведение марша было важно само по себе:

If we don't rally today, five years later, the right to (rally) will be taken away from us.

Если мы не выйдем сегодня, через пять лет право на митинги у нас отберут.

Обещанных провокаций не случилось

Хотя Кыргызстан остаётся самой демократической страной в регионе, он полон тревожных трендов дискриминации и насилия к традиционно маргинальным группам, как ЛГБТ-сообщество [анг].

Права женщин также являются полем боя в стране, где распространены и часто остаются без наказания похищения ради брака и насилие против женщин.

В последние годы с печальными последствиями набирают силу социально-консервативные взгляды благодаря таким группам, как «Кырк чоро», патриотическое движение, в канун праздника пообещавшее разогнать митинг 8 марта.

«Кырк чоро» приобрело сомнительную известность в 2014 году благодаря видеозаписям рейдов [кирг] на ночные клубы и караоке-бары, где группа пыталась застыдить местных секс-работниц за общение с клиентами из других стран.

Члены группы сообщили, что уведомили муниципалитет о намерении разогнать демонстрацию, что могло вынудить власти запретить её проведение.

Митинг в Международный женский день в Бишкеке. Фото Аиши Джаббаровой.

Собственно 8 марта на улицу вышли немногочисленные отдельные члены группы — будто бы исключительно, чтобы подарить участницам цветы. На месте событий присутствовало достаточно много сотрудников милиции.

Но существование в обществе так называемых «патриотических» течений заставляет многие уже уязвимые группы чувствовать ещё большую угрозу себе.

Трансгендерная женщина по имени Лола в канун марша сказала Global Voices, что выйти на демонстрацию важно, «чтобы тебя увидели, чтобы услышали», но сама она сомневалась, что присоединится к собранию.

I don’t know whether it is safe for me or not. It is difficult for us [transgender people] to go out. We don’t trust anyone any more. We are attacked frequently. Often times there is a risk for us. Some people don’t consider me a human being.

Я не знаю, безопасно ли это для меня. Нам [трансгендерным людям] сложно выходить. Мы больше никому не доверяем. На нас часто нападают. Часто мы рискуем. Некоторые люди даже не считают меня человеком.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо