Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Кто они, политические заключенные Китая? Оценка через призму прав человека, 29 лет после Тяньаньмэнь

«Осторожно, полиция: Никакого распространения нездоровых мыслей или предметов”. Надпись на трех языках: тибетском, китайском и английском над входом в небольшое кафе в городке Ньялам, Тибет, 1993 год. Фото John Hill. CC BY-SA 3.0.

Автор Пон Лай

Недавно прошла 29 годовщина кровавого подавления студенческой демонстрации за свободу выражения мнений и политические реформы на площади Тяньаньмэнь в Пекине. 4 июня 1989 года вооруженные силы Китая несколько раз открыли огонь по открывали огонь по участникам протестов против коррупции и однопартийного правления.

В то время Китайский Красный крест оценивал количество гражданских жертв в 2700 человек, но в других источниках стояли еще большие цифры. Секретный документ правительства США, обнародованный в 2014 году, сообщает, что, согласно внутреннему расследованию Китая, во время событий 4 июня погибло 10 454 человека. Недавно рассекреченный доклад бывшего британского посла в Китае цитирует [анг] данные от источника в Государственном совете Китая, который оценивает минимальное количество гражданских жертв в 10 000 убитых.

Власти арестовали еще сотни людей в связи с протестами на площади Тяньаньмэнь. Эти люди не стали первыми узниками совести в китайских тюрьмах, не остались они и последними заключенными. В канун годовщины жестокого разгона демонстрантов многие вспоминают всех тех, кто был заключен в тюрьмы за высказывание своих взглядов.

Никакой официальной статистики по количеству политических заключенных в Китае нет — китайское правительство отрицает наличие таких арестованных.

Однако База данных политзаключенных [анг] Исполнительной комиссии Конгресса США по Китаю (CECC), отслеживающая подобные случаи в Китае с 1981 года, содержит важную информацию об этой ситуации. Беглое сопоставление этих данных с политической историей материкового Китая за последние 30 лет может помочь пролить свет на состояние прав человека в Китае.

Кто они — политические заключенные Китая?

CECC определяет политического заключенного как:

an individual detained for exercising his or her human rights under international law, such as peaceful assembly, freedom of religion, freedom of association, free expression, including the freedom to advocate peaceful social or political change, and to criticize government policy or government officials.

лицо, находящееся под стражей за реализацию своих гражданских прав согласно международному праву, например, на мирные собрания, свободу вероисповедания, свободу объединений, свободу слова, включая свободу выступлений за мирные социальные или политические изменения и критику политики государства или государственных чиновников.

В базе данных содержится информация о 9116 политических заключенных на материковой части Китая за 1981-2018 года. Однако комиссия начала регистрировать подобные случаи только в 1987 году, поэтому реальное количество заключенных [анг] может значительно отличаться от их результатов.

Большая часть заключенных уже освобождена, но считается, что более чем 1000 [анг] человек всё еще содержались за решеткой по состоянию на 2017 год.

Рассмотрим некоторые данные о политических заключенных: количество мужчин превышает количество женщин (см. рис.1).

Рис. 1. Распределение политзаключенных Китая 1981-2017 гг. по гендерному признаку. Данные взяты из Базы данных политзаключённых Исполнительной комиссии Конгресса США по Китаю (CECC).

Почти половина заключенных (4012) были жителями Тибета. Жители Тибета составляют всего лишь 6 миллионов от более чем миллиардного населения Китая, поэтому количество тибетских политзаключенных несоразмерно высоко.

Только половина записей содержит информацию о возрасте задержанных на момент их заключения под стражу. Согласно имеющимся данным, самому младшему из арестованных было всего 6 лет, а самому старшему — 84 года. Более 65% арестованных находились в возрасте от 20 и до 45 лет (см. рис.2).

Рис. 2. Возраст политзаключенных в Китае 1981-2017 гг. на момент ареста. Данные взяты из Базы данных политзаключённых Исполнительной комиссии Конгресса США по Китаю (CECC).

Инакомыслие и репрессии в Тибете

Рис.3 показывает количество задержаний с разбивкой по годам и события, с которыми соотносятся их аресты. Можно увидеть несколько пиковых показателей.

Рис. 3. Количественный анализ политзаключенных в Китае по годам задержания, показаны наиболее значимые исторические события. Цветами показано, кто в этот момент был наиболее влиятельной политической фигурой Китая: красный — Сяопин, оранжевый — Цзян, зеленый — Ху, синий — Си. Данные взяты из Базы данных политзаключённых Исполнительной комиссии Конгресса США по Китаю (CECC).

Первый пик приходится на 1989 год во время правления Дэна Сяопина (выделено красным цветом) и совпадает с разгоном демонстрации на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года.

Второй и третий пики количества арестов в 1993 и 1995 годах связаны главным образом с нарастающим преследованиям за инакомыслие [анг] в Тибете, колыбели движения за независимость. Рис. 4 показывает, что начиная с 1987 года количество тибетских заключенных начало увеличиваться.

В 1993 году в Тибете было зарегистрировано 44 демонстрации за независимость, и около 400 жителей Тибета попали в тюрьму. В 1994 году в Тибете прошло около 19 демонстраций, и количество политзаключённых из Тибета увеличилось до 628 человек. Согласно докладу одного из главных служащих министерства юстиции Китая по состоянию на январь 1995 года, 200 из 800 заключенных тибетцев были признаны виновными в «контрреволюционных преступлениях».

Рис. 4. Распределение политзаключенных Китая по национальному признаку. Данные взяты из Базы данных политзаключённых Исполнительной комиссии Конгресса США по Китаю (CECC).

Далай-лама, признанный политическим и духовным лидером Тибета, живёт в изгнании. В 1995 он признал 11-ю реинкарнацию Панчен-ламы, одной из главных фигур тибетского буддизма. Однако одобренный государством комитет по поиску кандидатов на звание ламы выбрал другого человека из собственного списка, а кандидата, назначенного Далай-ламой — Гедуна Чокьи Ньиму, китайское правительство заключило под стражу «в целях защиты». Сотни монахов и монахинь [кит] были арестованы и помещены в тюрьмы за отказ признать назначенного Пекином Панчен-ламу.

Четвертый пик арестов пришелся на 2008 год — время проведения первых в истории Китая олимпийских игр. В том году в стране прошло огромное количество протестов, особенно в Тибете (см. рис 4). Тибетцы воспользовались моментом международного фокуса внимания на Китае, чтобы выразить протест против политики экономического развития Китая, которая принесла инфляцию, загрязнение окружающей среды и захват земель в этом регионе. Ужесточение Пекином идеологического контроля над Тибетом — образовательная система в Тибете стала осуждать учение Далай-ламы [анг] и настраивать на преданность китайскому правительств — также стало камнем преткновения.

На волнения последовал жесткий ответ Китая. Согласно годовому докладу [анг] Верховного народного суда Китая, количество арестов за «угрозу государственной безопасности» возросло с 460 в 2008 году до 760 в 2009 году. В базе данных CECC общее количество политзаключенных в 2008-2009 годах указано как 1220 человек.

Рис. 5. Наиболее частые причины ареста политзаключенных в Китае. Данные взяты из Базы данных политзаключённых Исполнительной комиссии Конгресса США по Китаю (CECC).

Религия, политика и свободомыслие

Пик арестов с 1999 по 2002 годы в большинстве случаев связан с подавлением движения религиозной группы Фалуньгун (см. ФГ на рис.5) и политических партий.

Китайское государство начало запрет публичной практики учения Фалуньгун в середине 1990-х. В 1999 году около 10 тыс. последователей учения Фалуньгун собрались около центрального здания правительства в Пекине с требованиями официального признания их учения. В результате демонстрации, согласно докладу Human Rights Watch [анг], было арестовано около 111 членов организации.

В 1998 году группа активистов-демократов попыталась зарегистрировать новую политическую партию под названием «Демократическая партия Китая». Активные члены группы были или арестованы, или отправлены в ссылку.

Возросшее количество политических заключенных в промежуток между 2009 и 2010 годами может быть связано с движением Хартия-08, возглавленным Лю Сяобо, лауреатом Нобелевской премии мира. Хартию с требованиями политических реформ и гарантии соблюдения прав человека подписали сотни представителей китайской интеллигенции.

Можно проследить рост числа арестов и с 2014 по 2015 годы, которые, вероятно, относятся к гонконгскому демократическому «Движению зонтиков» [анг] и массовым репрессиям правозащитников 9 июля 2015 года [анг] (см. синий цвет на рис. 3). Во время «Движения зонтиков» более 200 граждан Китая [анг], как сообщается, были арестованы за выражение поддержки протестующим. А 9 июля 2015 года около 300 правозащитников и активистов были арестованы и подверглись допросам.

Узники в собственных домах

Некоторые утверждают, что база данных недооценивает количество политзаключенных, потому что некоторые из них не находятся в тюрьме, а заключены в собственных домах или в тайных «черных тюрьмах» [кит] без суда и следствия.

Отец Саодан Вана — последователь учения Фалуньгун, который провел в тюрьме 15 лет. В своем заявлении [анг] на слушании CECC Ван заявил касательно дела отца:

When he finally made it home it was to video surveillance and neighborhood watch programs. Police regularly visited and on “sensitive days” he was advised to stay home and out of sight. By no means had he truly returned to a normal life.

Когда он наконец-то вернулся домой, повсюду было видеонаблюдение и соседский надзор. Регулярные визиты полиции, а во время «дней повышенного риска» ему было рекомендовано оставаться дома и не попадаться на глаза. Но тем не менее он вернулся к нормальной жизни.

Подобная программа «соседского надзора» применяется и в случаях известных преследуемых активистов, как Ху Цзя.

Десятилетиями китайские власти преследовали людей за стремление к таким правам человека, как свобода слова и вероисповедования. Их жертвы — тибетские монахи, последователи религиозного учения Фалуньгун, студенты, адвокаты, люди, пережившие бойню на площади Тяньаньмэнь. Их смелость и надежды на лучшее общество привели их за решетку. Но они не будут забыты.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо