Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Саамские женщины пытаются сохранить свой родной язык сколт

Тиина Санила-Айкио проводит семинар по саамским языкам в саамском культурном центре Сайос. Фото сделано Николя Маганом для Global Editors Network.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке].

Эта история, написанная Люси Шеррифф для GlobalPost, изначально была издана на сайте RPI.org 16 февраля 2018 года. Она опубликована здесь в рамках сотрудничества PRI и Global Voices.

Тиина Санила-Айкио — не обычный президент. Эта 34-летняя женщина — глава саамов Финляндии, единственного коренного населения, которое признается в Европейском союзе. Она также является создателем первых в мире рок-альбомов на языке сколт. Сколт (колтта-саамский язык) — саамский язык, на котором говорит всего 300 человек.

Хотя саамов по меньшей мере 75 000, их языки вымирают. Есть девять разных саамских племен, которые живут в Норвегии, Швеции, России и Финляндии и говорят на разных диалектах. Из-за отсутствия образования на саамском молодые саамы вырастают, не говоря на родном языке.

«Мне грустно об этом говорить, но количество людей, говорящих на каком-либо варианте саамского языка как на родном, уменьшается, и быстро, — говорит Санила-Айкио. — В то же время численность саамов растет».

В 60-х годах для 75 процентов саамов их язык являлся родным, гласят данные саамского культурного центра Сайос. Исследование 2007 года показало, что только 24 процента саамов говорят на саамском как на родном, а некоторые диалекты уже исчезли. Люди все ещё говорят на 9 диалектах из 11, а на терско-саамском диалекте говорят только два человека.

Санила-Айкио — сколт. Она выросла в деревне Севеттиярви, где все ещё живы культура и язык сколтов. Она настолько желала возродить свой язык, что стала учителем и преподавала в Саамском институте в Инари — уникальной профессиональной старшей школе, обучение в которой ведется на финском и саамском и которая распространяет саамскую культуру во всем регионе.

Я была очень обеспокоена ситуацией, и хотела что-то предпринять, — говорит она. — У нас есть закон о саамском языке, в котором определяются ситуации, при которых саамы имеют право использовать свой язык, имея дело с властями. Во-первых, в органах власти должен быть персонал, который говорит на саамских языках. Во-вторых, если таких людей нет, у них могут быть переводчики. Но на самом деле этого не происходит.

«Это большая проблема».

Не довольствуясь преподаванием сколта, Санила-Айкио написала — и записала — два рок-альбома в 2005 и 2007 годах.

«Саамам это понравилось. Мы продали все выпущенные копии, то есть 2 500 штук. Рок-музыка на родном языке — один из способов заинтересовать молодых людей их корнями и возродить язык в наши дни».

Владение сколтом — и другими саамскими языками, например, инари-саамским — вплетено в саамский образ жизни, который находится под угрозой из-за добычи полезных ископаемых, незаконных лесозаготовок и отсутствия защиты земли.

«Строительство новой дороги через пастбища северных оленей или вырубка лесов изменяет наш образ жизни, — объясняет Санила-Айкио. — Эту землю больше нельзя использовать для выпаса оленей.

Итак, традиционные знания и способ использования этих земель исчезают. Мы больше не можем научить этому следующее поколение, и поэтому язык забывается — потому что изменяется наша культура».

Но правительство не видит связи между этими вещами, и это сейчас самое трудное — сделать проблему утраты нашей культуры и языка видимой».

На данный момент у саамских детей, живущих за пределами территории, населенной саамами, нет возможности изучить свой язык. Предметы ведутся на финском, и хотя саамы могут учиться в университетах, доступ туда ограничен.

Сара Весслин работает журналистом финской телерадиокомпании Yle, штаб-квартира которой находится в Инари, в саамском культурном центре Сайос, в котором также расположен саамский парламент.

В саамском культурном центре Сайос находится саамский парламент и финская радиостанция Yle. Фото сделано Люси Шеррифф для PRI.

Эта 28-летняя женщина ведет теле- и радиопередачи на сколте. Она одна из двух журналистов во всем мире, кто это делает — насколько она знает. (Вторая — коллега Весслин, Эркки Гаурилофф).

«Я чувствую, что на мне лежит большая ответственность: сделать так, чтобы этот язык видели и слышали, — говорит Весслин. — Я живу в том редком месте, где сколт жив и силен, и мы должны позаботиться об этом».

Весслин говорит, что для неё важно уметь работать и говорить на родном языке её бабушки.

«Для меня сколт не был родным языком — это был финский — и поэтому мне нужно много работать над тем, чтобы сохранить этот язык в моей жизни. В моей семье я единственная, кто говорит на сколте с моей бабушкой, но это очень сложно, потому что мы говорили на финском 20 лет. Это отнимает много энергии у нас обеих.

Моя работа — одно из немногих мест, где я могу встретить людей, говорящих на сколте, и использовать мой язык».

Сара Весслин ведет передачу на сколте на финской радиостанции Yle. Фото сделано Вилле-Риико Фофоноффом.

Весслин согласна с беспокойством Санилы-Айкио по поводу будущего сколта и говорит, что женщины — основа сохранения языка.

«Женщины играют большую роль в сохранении языка в семье. Дети обычно проводят больше времени с матерями, особенно в традиционных саамских семьях, где мужчины весь день пасут оленей.

Взрослые и дети горят желанием выучить язык, но мы должны сделать так, чтобы сколт стал нормальным языком, который используют в повседневной жизни».

Она добавляет, что СМИ играют очень важную роль в возрождении языка. «И шаг за шагом становится всё больше музыки и других видов поп-культуры на сколте. Я думаю, что это мотивирует детей использовать малый язык».

Саамский парламент учредил образовательный институт, чтобы обучать взрослых и подростков саамской культуре. Он предлагает годовой интенсивный курс саамского языка. Программа финансируется грантами ЕС, но Санила-Айкио говорит, что правительство не вносит свой вклад — и парламент борется против этого.

Санила-Айкио верит в то, что можно увлечь собственным примером. Её 8-летняя дочь, Элли-До'мнн, изучает её родной язык, сколт, так же, как и инари-саамский — язык, на котором говорят в семье её отца.

Что касается ещё одного рок-альбома, президентские обязанности Санилы-Айкио не оставляют много времени на музыку, но она не исключает такой возможности: «Может когда-нибудь».

Репортаж Люси Шеррифф из Финляндии.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо