Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

После отправки известной модели в психиатрическую больницу жители Сент-Винсента боятся, что всё дело в политике и патриархате

Скриншот, на котором показана бывшая сент-винсентская модель Югги Фарелл, взятый из публичного видео, размещенного на Facebook, в котором она опровергает обвинения в шантаже, предъявленные ей премьер-министром Ральфом Гонсалвешом и его сыном Камилло, который на данный момент является министром финансов страны.

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

В связи с требованием местного суда молодая звезда реалити-шоу из Сент-Винсента и Гренадин провела большую часть января 2018 года в психиатрической больнице. Её пребывание там стало результатом ряда событий, которые начались с того, что бывшая модель якобы назвала жену действующего министра финансов страны Камилло Гонсалвеша «грязной с**ой».

Прокуратура предъявила обвинения в сквернословии 22-хлетней Югги Фарелл, вице-мисс 2015 сезона Топ-модели по-карибски, которая ранее заявила о своем романе с министром. После того, как Фарелл заявила о собственной невиновности, суд, не убежденный в её адекватности, отправил модель на две недели в психиатрическую больницу для обследования.

6 января, через два дня после самого инцидента, Фарелл разместила ряд видео-обращений в Instagram, которые уже были удалены и в которых утверждалось, что сексуальная связь между Гонсалвешом и моделью не была выдумкой.

Ситуацию также усложняет то, что отец Гонсалвеша — Ральф Гонсалвеш, премьер-министр островной нации.

Премьер-министр Гонсалвеш посоветовал своему сыну воздержаться от комментариев по поводу ситуации, однако семья Гонсалвеш продолжает придерживаться мнения о том, что Фарелл является психически нездоровой. Они также утверждают, что Фарелл угрожала им и что «правда», в конце концов, выйдет наружу.

После того как Фарелл провела две недели в клинике для душевнобольных Сент-Винсента и Гренадин, она еще раз предстала перед судом лишь для того, чтобы её снова отправили в психиатрическое учреждение для дополнительного обследования, так как в медицинском отчёте было сказано, что она еще не готова принимать участие в судебном процессе.

Местное СМИ iWitness Network сообщило, что прокуратура не предъявила никаких доказательств, свидетельствующих о том, что Фарелл является душевно больной, и заявило, что «все жители Сент-Винсента должны быть обеспокоены» таким ходом событий.

Пользователи сети обсуждают разницу в политическом влиянии Фарелл и Гонсалвеша

Политический скандал в сети и за её пределами разворачивается на фоне всемирного движения #MeToo [ру], аналогичного карибского хэштега #LifeinLeggings [Жизнь в леггинсах] и ямайской «Армии тамбурина» [ру], чей хештег #SayTheirNames [Скажи их имена] вдохновляет жертв сексуального насилия положить конец замалчиванию этой проблемы, публично разоблачив виновников и потребовав их справедливого наказания.

В одном из солидарных заявлений ситуация Фарелл была названа «грубым нарушением прав человека», а также было осуждено «преследование и жестокое обращение с мисс Югги Фарелл со стороны юридических, медицинских и политических служб Сент-Винсента и Гренадин».

Однако Ассоциация прав человека Сент-Винсента и Гренадин обратила внимание на то, что суд действовал в пределах собственных полномочий, так как он имеет полную власть принимать решения, связанные с оценкой психического здоровья обвиняемых.

Этот случай наглядно показывает неравенство в репутации, гендерных нормах и доступе к правосудию между людьми из разных кругов. Учитывая, что Гонсалвеш имеет намного больше власти в обществе Сент-Винсента, пользователи сети обсуждают: использовала ли политическая семья свою власть, чтобы попытаться запугать Фарелл.

По крайней мере один оппозиционный политик изображает скандал как современную историю о Давиде и Голиафе. Во время интервью для iWitness член парламента Дэниел Каммингс сказал:

This incident speaks to so many wrongs in our society […] the inability of ordinary folk to access the fairness of our judicial system, to have equal opportunity to get treatment across the board, as if for king and peasants. It demonstrates in a very clear way that those in authority feel that the laws do not apply to them and they can do as they like.

Этот инцидент проливает свет на огромное количество несправедливостей в нашем обществе […] невозможность простого народа достучаться до справедливости в нашей судебной системе, иметь равные возможности в получении лечения; складывается впечатление, что мы делимся на королей и крестьян. Этот пример свидетельствует о том, что людям с высоким статусом закон неписан и они могут делать то, что душа пожелает.

17 января лидер оппозиции страны попросил Камилло Гонсалвеша или пролить свет на ситуацию, или уйти в отставку.

Позднее мать Фарелл дала интервью, размещенное на Facebook, в котором заявила, что встречалась с премьер-министром, чтобы обсудить предполагаемые отношения его сына с её дочерью. iWitness также сообщает, что миссис Фарелл отбыла тюремный срок, так как была признана виновной в смерти собственного сына, и что обоим родителям Югги на данный момент предъявлены обвинения в поджоге и покушении на жизнь человека.

Но все эти запутанные сюжеты не останавливают пользователей социальных сетей от высказываний в поддержку Югги. В одном видео на YouTube Аллан П назвал ситуацию «злоупотреблением политическими полномочиями». Тем временем одна женщина-влогер считает, что время, которое Фарелл провела в клинике для душевнобольных, было «чрезмерным» наказанием, и говорит, что обеспокоена ситуацией, особенно в свете того, что в прошлом появлялись обвинения в сексуальном насилии в адрес самого премьер-министра.

Позднее премьер-министр Гонсалвеш заявил, что семье Гонсалвеш поступали «письма с угрозами», автором которых якобы была Югги, однако Фарелл опровергла эти заявления.

Пользователь Facebook Холли Биное так описала эту ситуацию:

HUMANITARIAN CRISIS going on in St. Vincent and the Grenadines, via the ABUSE OF POWER, dictatorial politics, misogyny and patriarchal allowance that permits these men in power to obliterate the life of a young woman.

ГУМАНИТАРНЫЙ КРИЗИС в Сент-Винсенте и Гренадинах, посредством ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ВЛАСТЬЮ, диктатуры, женоненавистничества и патриархального попустительства, которые дают право власть имущим мужчинам разрушать жизнь молодой девушки.

Она также добавила, что пришло время женщинам возвысить свой голос:

I am beyond SICK to my stomach, disgusted, and angry about how they are dealing with Yugge Farrell’s case. And, of course, wondering who’s next, which one of us- ‘unstable, hysterical, mentally challenged, irrational, crazy, deranged women’ – are going to be the next on the chopping block? […]

It isn’t hard to do the right thing. It is however hard to resist against this violence, hatred and continuous betrayal and oppression. But like every season, the times are changing and it is time for us to speak our truths. It is time to RESIST and revolt against this abuse. […] we aren’t chattel, we are not your property. We are not here for your pleasure. We are not here for your good time.

We are not here for be a repository for your anger and disappointment. We don’t exist to support your fragile egos. We are not here to make you feel better. We aren’t here to protect your vulnerability.

We will not disappear.

If Yugge doesn’t have access to justice, what makes us think that any of us are protected?

#yuggefarrell #iamcrazytoo #resist #endgenderviolence

Меня ТОШНИТ, я полна презрения и злости к тому, как они относятся к ситуации с Югги Фарелл. И, конечно же, меня интересует, кто будет дальше, какая из нас — «неуравновешенных, истеричных, психически нездоровых, нерациональных, сумасшедших, безумных женщин» — окажется следующей на плахе? […]

Это не трудно — поступать правильно. Однако тяжело оказывать постоянное сопротивление насилию, ненависти, продолжающимся изменам и угнетению. Но, как и времена года, жизнь имеет свойство меняться, и вот настало время для нас сказать правду. Настало время поднять бунт и ВОСПРОТИВИТЬСЯ этому насилию. […] мы не ваши рабыни, и мы не являемся вашей собственностью. Мы здесь не для того, чтобы забавлять вас. Мы здесь не для того, чтобы вы хорошо проводили время.

Мы здесь не для того, чтобы быть хранилищем для вашей злости и разочарования. Мы были созданы не для того, чтобы поддерживать ваши болезненные эго. Мы здесь не для того, чтобы вы чувствовали себя лучше. И мы здесь не для того, чтобы защищать ваши слабые места.

Мы никуда не уйдём.

Если Югги не может достигнуть правосудия, почему вы думаете, что кто-то из нас защищён?

#yuggefarrell [юггифарелл] #iamcrazytoo [ятожесумасшедшая] #resist [сопротивляйся] #endgenderviolence [положимконецгендерномунасилию]

Фотография Югги, как и хэштег #IAmCrazyToo [ЯТожеСумасшедшая], печатаются на футболках и плакатах в поддержку Фарелл, активисты говорят от её имени, а некоторые жители задаются вопросом — не противоречит ли ситуация конституции страны.

Будет ли применён Закон о киберпреступности?

Во время подобных скандалов пользователи сети всегда думают о Законе о киберпреступности, несмотря на то, что он не упоминается в судебном деле против Фарелл. 12 августа 2016 года правительство Гонсалвеша через парламент приняло закон, который ведет к двум годам заключения пользователей сети, которые были признаны виновными в онлайн-клевете. В то время закон вызвал волну недовольства среди оппозиционных политических деятелей и правозащитных организаций, заявивших об угрозе свободе слова.

Например, раздел 16 (3) Закона о киберпреступности гласит: «Человек, который намеренно или же по случайной неосторожности использует компьютерную систему для распространения любой информации, заявлений или изображений, которые раскрывают личные данные другого человека, тем самым подвергая его публичным насмешкам, презрению, ненависти или смущению, совершает преступление», — за которое он может понести наказание в виде лишения свободы до пяти лет или же денежного штрафа в размере 200 000 восточнокарибских долларов (чуть более 74 000 американских долларов).

Директор организации «Репортеры без границ» (РБГ) в США Делфин Халганд была недовольна некоторыми положениями закона, которые она назвала «крайне разрушительными для свободного потока новостей и информации, а также для общественных дискуссий».

Ассоциация прав человека Сент-Винсента и Гренадин в заявлении по делу Фарелл сослалась на закон о киберпреступности, заметив: «Общественность воздерживается от публикации или же перепубликации материалов, которые могут стать основанием для привлечения к уголовной ответственности либо в соответствии с законом о кибепреступности, либо в гражданском порядке, в соответствии с законами о диффамации».

Следующее судебное заседание по делу Югги Фарелл запланировано почти через год, 17 декабря 2018 года. Не ясно, почему дата заседания была отложена на такой длительный промежуток времени.

Многое из того, что было сообщалось по делу Югги, реакцию семьи Гонсалвеша, а также юридические последствия действий обоих сторон трудно подтвердить. Однако совершенно очевидным остается то, что эта история затронула глубокие проблемы общества Сент-Винсента и Гренадин.

Поправка: в первоначальной версии этой статьи Ассоциация прав человека Сент-Винсента и Гренадин описывается как «созданная и управляемая согласно Конституции страны». Ассоциация руководствуется собственной конституцией, а не конституцией национального правительства.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо