Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Поколения крестьян в Парагвае оккупируют заброшенные земли, чтобы выжить

Мариано Кастро с урожаем тыкв. Фотография Меланьо Пепанхи. Использовано с разрешения.

Эта статья — краткая версия работы Kurtural, опубликованная на Global Voices с разрешения авторов. Она входит в серию «Безземельные не ходят в супермаркет», которая будет в отредактированном виде публиковаться в Global Voices.

В молодости Мариано Кастро основал в Парагвае свое собственное поселение — Иби Пита. На ранчо у Мариано есть пятикомнатный дом, загоны с курицами и свиньями, девять коров, а также склад, где он хранит шесть тонн собранной вручную кукурузы. На его земле растут десятки фруктовых деревьев, у него есть дровяная печка и недавний урожай огромных тыкв. Ему 55 лет, у него спокойные, ранимые глаза и скромная улыбка. Он женат на Элиде Бенитес, с которой у них восемь детей и пять внуков, однако один из его сыновей находится в тюрьме, а еще одного убили.

У мужчины нет одного: документов, подтверждающих, что земля, которую он возделывал столько лет, принадлежит ему. 

Жаркое солнечное утро, какие обычно бывают зимой в Парагвае. Еще до восхода солнца Мариано Кастро, как всегда, работает в поле. Мариано родился в городе Каакупе в 1962 году, за год до основания Института по обеспечению благосостояния сельских районов (испанская аббревиатура — IBR) и принятия Аграрного закона [исп] Парагвая. Эти два события повлияли на всю его жизнь.

Когда Кастро было 2-3 года, его отец ушел из дома в Каакупе на поиски небольшого участка земли, чтобы возделывать его и так прокормить своих детей. Он направился в Каагуасу, одну из областей Парагвая, наиболее затронутую борьбой за аграрную реформу, идея которой в 70-е годы поглотит весь регион. В Парагвае процесс аграрной реформы был использован тогдашним диктатором Альфредо Стресснером для незаконного выделения невероятных участков земли своим сторонникам и друзьям — всего он раздал около 8 миллионов гектар, территорию размером с Панаму. Эти сомнительным образом распределённые земли, называемые в Парагвае «tierras malhabidas» (нечестно нажитые земли), часто становятся предметом конфликтов между поселенцами, формирующими новые общины, и предполагаемыми владельцами земли. Отец Мариано в поисках земли двинулся дальше на восток и поселился в городе Куругуати (департамент Канендию) на границе с Бразилией.

Несколькими десятилетиями позже Кастро повторил судьбу отца: летом 1996 года, в возрасте тридцати с небольшим лет, Мариано оккупировал участок земли в 240 километрах от столицы Парагвая Асунсьон.

Это поселение, которое сегодня называется Иби Пита I, и еще четыре сельских района в 2013 году стали частью муниципалитета Иби Пита.

Оккупация — основной способ, которым парагвайские крестьяне могут получить землю: именно этим и занимается семья Мариано вот уже три поколения. Фото: Меланио Пепанхи. Использовано с разрешения.

У земли в Иби Пите были собственники, но Мариано Кастро говорит, что эти земли считались непроизводящими — значительная их часть не использовалась — и подлежали законной экспроприации. Более того, он считает, что земля принадлежит тому, кто работает на ней, а для этого нужно для начала ее оккупировать.

Оккупация — основной способ, которым парагвайские фермеры могут получить землю. «В стране нет поселений или общин, которые бы появились без оккупации», — говорит Перла Альварес [исп], член Национального координационного совета по делам сельских женщин и представительниц коренного населения (Conamuri [исп]). Исследовательница Мирта Варрето, написавшая несколько книг о земельной проблеме в Парагвае, согласна с тем, что большая часть земель, на которых живут и работают фермеры, были ранее ими оккупированы.

Так основывают поселение

Замерить, прополоть, срезать, расчистить. Засеять, вырастить, собрать урожай. Завести животных. Повторить. Так оккупируют землю и основывают поселение, начинают город. Именно этим занимался Мариано Кастро полтора года. 18 месяцев он проходил по 32 километра от Куругуати до Иби Питы во главе каравана молодых мужчин, истощенных работой — им нужно было полоть, срезать, расчищать и снова полоть, срезать, расчищать.

Мариано считает, что земля принадлежит тому, кто работает на ней, а для этого нужно для начала ее оккупировать. Фото: Меланио Пепанхи. Использовано с разрешения.

Это было долгое и непростое путешествие. «Мои дети постоянно спрашивали, почему меня нет с ними, почему я их оставил. Я мог проводить в поселении по две недели. Так как не было никакого транспорта, а идти пешком было слишком тяжело, иногда я долго не появлялся дома», — вспоминает Мариано.

Постепенно поселение стало обретать форму: и каждый член этой экспедиции взял себе по десять гектаров, установленных Аграрным законом. На своем участке Мариано построил небольшой дом из тростника с крышей из досок.

Прерванная традиция

В 2012 году Мариано не испугался, когда три его сына, Нестор, Адальберто и Адольфо, решили также оккупировать новую землю, чтобы жить там со своими семьями. Они могли бы поступить так же, как поступил он сам, и так же, как поступил Энрике Кастро, его отец. С разрешения отца сыновья выбрали государственный участок под названием Марина Куэ, находящийся на другой стороне Иби Питы I.

Однако утром 15 июня 2012 года Нестор, Адальберто, Адольфо и другие жители их нового поселения лицом к лицо встретились с более чем 300 полицейскими, которые прибыли в Марину Куэ, чтобы выселить их. В процессе шесть сотрудников полиции и одиннадцать крестьян были убиты, среди них был и Адольфо. Нестор был приговорен к 18 годам тюрьмы решением затянувшегося и сомнительного суда [исп], который расследовал только убийства полицейских.

Дети и внуки Мариано Кастро в Марине Куэ, субботний вечер после собрания новых жителей поселения. Фото: Меланио Пепанхи. Использовано с разрешения.

После событий 15 июня, теперь известных как резня в Куругуати [анг], Мариано Кастро покинул ферму, чтобы полностью посвятить себя борьбе за освобождение Нестора и Адальберто в городе Асунсьон. Он провёл несколько лет, протестуя, разговаривая с журналистами, помогая с юридической защитой сыновей. Он продал одну за другой все свои 29 коров, чтобы оплатить работу адвокатов и медицинские расходы.

Но теперь Мариано снова в полях. Поселенцы, среди них и сыновья Кастро Адальберто и Нестор, вернулись в Марину Куэ. Кастро снова каждое утро просыпается в 4:30, чтобы успеть до восхода солнца, завтракает и идет на ферму, где он проводит дни в пахоте, прополке и боронении, на земле, которая плодоносит его усилиями и за сохранение которой он борется более 20 лет.

Переводчик: Екатерина Терентьева

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо