Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Запретить Viber? Обложить налогами Telegram? Таджикистан ломает голову

Карикатура Хусама Аль-Захрани.

В стремлении сократить дефицит наличных денег Таджикистан занимает всё более и более враждебную позицию в отношении компаний цифровой связи.

В последние месяцы правительство предприняло шаги к монополизации права предоставления интернет-услуг и отмене лицензий на дешевую телефонную связь через IP-протокол. Сообщалось также, что ограничения могут быть распространены на популярные мобильные приложения для обмена сообщениями.

Все эти изменения могут сделать жизнь дороже для пользователей в Таджикистане — беднейшей стране из бывших советских республик.

В начале января 2018 года государственная Служба связи приказала местным частным провайдерам интернет-услуг приобретать интернет-трафик только у государственной компании «Tojnet» (принадлежащей государственному телекоммуникационному монополисту «Точиктелеком»), а не покупать его у соседнего Кыргызстана, как это делалось раньше.

Ситуация еще более обострилась, когда 18 декабря 2017 года власти отозвали лицензии интернет-провайдеров на предоставление дешевых услуг на телефонную связь через IP посредством протокола NGN (New Generation Network).

В начале 2018 года пользователи сообщили о проблемах с вызовами через приложение Viber и предположили, что правительство блокирует мессенджер.

Хотя государственные чиновники заявили, что они приняли эти меры в интересах «национальной безопасности» «из-за угроз экстремистов», причины отзыва службы NGN и блокировка функций аудио- и видеозвонков Viber, по-видимому, носили больше экономический, чем политический характер. Эти действия со стороны государственного «Точиктелекома» доставили неприятности пользователям, не позволяя миллионам граждан, работающим за границей, поддерживать связь со своими друзьями и родственниками, не используя дорогостоящие международные звонки.

Более миллиона таджиков являются рабочими мигрантами за пределами страны, в основном в России. Если вызовы с помощью таких приложений, как Viber, будут недоступны, таджики, скорее всего, будут использовать международные телефонные линии для общения со своими родственниками и, таким образом, обеспечивать доход «Точиктелеком», правительственной международной точке обмена для телефонии. Или они просто будут звонить домой реже.

Неопределенное будущее мессенджеров

В то время как огромное количество пользователей жаловалось, что Viber стал недоступным в начале года, проблемы с использованием приложения позже исчезли при загадочных обстоятельствах.

Две недели назад Viber начал работать снова, но его функциональность не для всех восстановилась полностью. Некоторые пользователи сообщают, что они не могут совершать звонки, другие утверждают [анг], что приложение полностью работает. У IMO, еще одного популярного приложения для обмена сообщениями, действуют все функции.

Любопытно, что новостной сайт «Ахбор» утверждает [тад],что возрождение (возможно, только частичное) Viber было результатом вмешательства Рустама Эмомали, 30-летнего мэра столицы Душанбе, сына многолетнего автократа Эмомали Рахмона.

Хотя репортаж, по-видимому, основан на показаниях одного единственного анонимного источника в правительстве, в заявления легко поверить.

Эмомали, в котором видят приемника его 65-летнего отца, использует социальные медиа и приложения, чтобы привлечь внимание общественности к своей новой должности; ранее он занимал посты в таможенной службе и государственном антикоррупционном агентстве.

По данным регионального новостного сайта EurasiaNet.org [анг]:

Only three months ago [Emomali] ordered the creation of a channel on Viber through which the general public could get in touch with the city government, so he is hardly likely to want to see the app being squeezed out.

Всего три месяца назад [Эмомали] приказал создать канал на Viber, через который широкая общественность могла бы связаться с городским правительством, поэтому вряд ли он захочет, чтобы приложение было вытеснено.

Связь как денежная корова

В Таджикистане действует мало крупных компаний. Страна с численностью населения 8,5 млн. человек в значительной степени занимается сельским хозяйством, и благополучие ее граждан напрямую зависит от денежных переводов, отправляемых мигрантами, работающими в России. Денежные переводы упали в результате экономического спада в РФ.

Телекоммуникационные компании и провайдеры интернет-услуг (являются наиболее значительными вкладчиками в государственный бюджет Таджикистана. И помимо налогов компании вносят другие взносы в государственную казну.

В начале 2017 года по меньшей мере три крупные телекоммуникационные компании, две из которых — российские (Мегафон и Билайн) и одна европейская (Tcell), столкнулись с большими штрафами за уклонение от уплаты налогов — от 17 до 35 миллионов долларов США. Компании обращались в местный суд, но проиграли юридические баталии. Единственный местный крупный телекоммуникационный оператор Babilon-M в 2014 году был оштрафован на сумму около 55 миллионов долларов США.

Таджикистан также рассчитывает на платежи ряда глобальных технологических компаний. В конце 2017 года СМИ сообщили, что власти надеются обложить налогом Google, Alibaba Group и Telegram.

Основой для таких сообщений послужило письмо от главы местного налогового комитета правительству Таджикистана, датированное [тад] сентябрем 2017 года, но рассекреченное в декабре 2017 года. В нем глава налоговой службы Нусратулло Давлатзода сетует на то, что государственный бюджет России в 2017 году пополнился миллиардами рублей, уплаченных Google, Apple, Alibaba, Amazon и другими.

Давлатзода предполагает, что копирование российского подхода может помочь Таджикистану решить свой бюджетный дефицит.

Письмо является ещё одним подтверждением того, что попытка блокировки Viber была связана с экономическими проблемами.

Чиновник обвинил мобильные приложения для обмена сообщениями, включая Viber, WhatsApp и IMO, в предоставлении гражданам Таджикистана бесплатного общения со своими родственниками в России:

Зарурат ба миён омадааст, ки барои ба танзим даровардани амалиёт дар интернет чораҳои дахлдор андешида шавад. Ҳамчунин, ба қонуни андоз ворид кардани талабот оид ба нигоҳ доштан ва ба буҷет гузарондани андозҳо аз хидматрасонии электронӣ, аз ҷумла ҷорӣ кардани андоз аз Интернет, ба мақсад мувофиқ мебошад

Необходимо принять надлежащие меры для регулирования всех действий, осуществляемых через интернет. Необходимо ввести положение в налоговом законодательстве, которое предусматривает обязательство по уплате налогов за предоставление услуг в электронной форме, включая налог с интернета.

Недавно информационный сайт «Ахбор» вспомнил [тад] слова того же чиновника несколько лет назад, когда его спросили, почему страна поднимает налоги на мобильные компании:

Ҳозир ҳар як пойлуч соҳиби телефони мобил шудааст…

Теперь даже у босоногих есть мобильный телефон…

Блокировки по политическим причинам

Хотя последние ограничения онлайн-активности, похоже, связаны с тяжелой экономической ситуацией в стране, крупные платформы в прошлом блокировались и по политическим причинам и соображениям безопасности.

В феврале 2013 года YouTube оказался недоступен [анг] после того, как вирусным стал видеоролик, на котором президент Рахмон поет и танцует на свадьбе Рустама. Российская социальная сеть «Одноклассники» была заблокирована в 2014 году, по-видимому, из-за ее популярности среди таджиков, которые присоединились к экстремистским группировкам, сражающимся в Сирии. Facebook, онлайн-площадка оппозиции [анг] Рахмонам, также неоднократно подвергалась блокировкам. Всё это происходит вместе со многими другими блокировками небольших сайтов и блогов.

Большинство из этих блокировок приписывают главе службы связи страны Бегу Сабуру, породнившемуся с правящей семьей Рахмонов через брак. 

Сабур (ранее известный как Бег Зохуров) получил международную известность в 2012 году после того, как пригласил на встречу [анг] в Душанбе основателя Facebook Марка Цукерберга «в рабочие часы [Сабура]». Излишне говорить, что Цукерберг не ответил.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо