Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Азербайджанский активист не идёт на поводу у правительства и разрушает стереотипы об НПО

Шахин Джавадов [в центре] — основатель и председатель Союза строителей в Габале, Азербайджан. Его профсоюз сосредоточен на защите прав рядовых трудящихся. (Фото предоставлено Шахином Джавадовым).

[Все ссылки ведут на страницы на английском языке]

Данная статья является парнётрским постом с сайта EurasiaNet.org и написана Дурной Сафаровой. Публикуется здесь с согласия.

Шахин Джавадов — «смутьян» не в первом поколении.

Прапрадед Шахина убил российского колониального чиновника в Габале, за что был сослан в Сибирь. Только в 1917 году, после большевистской революции, его семье разрешили вернуться в Азербайджан. Другой родственник также побывал в Сибири, в период советских репрессий 1937 года, за публичную защиту Наримана Нариманова, известного азербайджанского большевистского революционера и писателя.

«Я был выращен на идее борьбы с несправедливостью», — говорит Джавадов.

52-летний Джавадов — основатель и председатель Союза строителей в Габале. Союз, членами которого являются около 2000 человек, является одной из крупнейших неправительственных организаций в Азербайджане.

Последние несколько лет азербайджанское правительство методично уничтожает сектор гражданского общества страны, в частности путем ограничения иностранного финансирования, что приводит к закрытию многих известных НПО страны. В августе местный филиал организации Transparency International [прим. переводчика: международная неправительственная организация по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру] объявил о том, что оказался на грани закрытия, начав критический самоанализ на предмет неспособности НПО, финансируемых из международных источников, оказать видимое влияние на Азербайджан.

Джавадов представляет другую форму гражданской активности: рядовые трудящиеся, добровольцы, местные. Профсоюз фокусируется на трудовых правах, защищая работников, которым не платят их работодатели. Союз также лоббирует против строительных проектов, для участия в которых вместо местных жителей нанимаются иностранные работники. А с 2011 года он издаёт газету «Кызыл Алма» («Золотое яблоко» в переводе с азербайджанского языка), ежемесячный шестистраничный журнал, посвященный политике и коррупции в местном и национальном правительстве. Джавадов и другие добровольцы распространяют газету на улицах, в чайханах и других общественных местах.

«Люди приходят ко мне и делятся своими проблемами, а я, выступая в качестве посредника, стараюсь донести их просьбы до соответствующих чиновников, — говорит Джавадов. — Самое главное — это идея солидарности простых людей, чтобы они могли требовать соблюдения своих прав и продолжать бороться».

По большей части НПО в Азербайджане оказывают лишь поверхностный эффект, поскольку они, как правило, организуются сверху вниз международными донорами, а не создаются обычными гражданами, заявляет Кабир Алиев, юрист, работающий с различными международными организациями.

«Шахин Джавадов — редкий случай, — говорит Алиев. — Люди, имеющие опыт работы с НПО, организованными донорами, умеют получать гранты, но не умеют делать что-то для общества, в отличие от Джавадова».

Джавадов также пессимистично настроен в отношении гражданского общества в Азербайджане. «Для меня нет разницы, существует НПО или нет. Большинство из них ничем не отличаются от этого правительства, — заявляет он. — Если НПО хотят работать с рядовыми гражданами, они должны быть организованы обычными гражданами, они должны жить, как обычные граждане».

«Возможно, я слишком пессимистичен, но всю свою жизнь я наблюдаю, как многие борцы за свободу и демократию в итоге продаются, — добавляет он. — Поэтому простые люди в Азербайджане не доверяют политическим активистам».

Правительство оправдывает преследование финансируемых из-за рубежа НПО, ссылаясь на необходимость защиты Азербайджана от потенциальных внешних влияния и угроз.

Однако габалинский Союз строителей показывает неплохие результаты, несмотря на то, что не получает ни местного, ни иностранного финансирования, а работают в нём только добровольцы. Ему так же было отказано в регистрации.

В 2011 году Джавадов был заключен в тюрьму на пять дней по ложному, как он сам считает, обвинению в нападении; Джавадов уверен, что на самом деле причиной задержания послужила написанная им статья, в которой он критикует Рамиза Мехтиева — давнего старшего советника президента Ильхама Алиева.

«Правительство проявляет ноль толерантности к любому маленькому протесту в обществе, — заявляет Джавадов. — Все люди, связанные с этим правительством, параноидальны и атакуют каждую независимую организацию, человека, инициативу, которую они считают угрозой. Все авторитарные режимы одинаковы: они считают, что небольшой компромисс может открыть двери для больших непреодолимых восстаний».

Однако публично власти хвалят Джавадова. «Его очень хорошо знают и уважают в Габале, — говорит Дамир Багиров, член районного совета Габалы. — Он очень активный гражданин, и привносит положительные изменения в наше общество». Габала является административным центром района с тем же названием, расположенным на севере Азербайджана.

Общественная активность Джавадова всё же не принесла ему материальных наград. Он является безработным уже два с половиной года и вместе с двумя детьми (8 и 10 лет) живёт на учительскую зарплату жены. У семьи также имеется большой сад, в котором они выращивают для себя пищу, а скоро они планируют обзавестись несколькими овцами.

Шахин заявляет, что не утратил надежду на реализацию позитивных изменений в Азербайджане, однако настроен скептически.

«Все пути борьбы, которые мы видим в нормальных демократических странах, закрыты в Азербайджане, — заявляет он. — Выборы? Нет. Верховенство закона? Нет. Общественное мнение? Нет. Правительство не зависит от своего народа. Вот почему использование ваших конституционных прав и активная позиция не работают, это реальность». 

Тем не менее, Шахин Джавадов планирует продолжать активистскую деятельность и публиковать «Кызыл Алма». «В любом случае, найти работу не удастся, — констатирует он. — Единственное, что я приобрел, — это доверие людей».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо