Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Бывший беженец, спавший на улицах Рима, — теперь успешный предприниматель, мечтающий возродить Афганистан

Ашраф Барати с другом и коллегой Ясином Танином. Фото: Basir Ahang. Используется с разрешения.

Ашраф Барати с другом и коллегой Ясином Танином в Венеции. Фото: Basir Ahang. Используется с разрешения.

[Ссылки в статье ведут на страницы на английском языке, если не указано иного].

Осенью 1994 года «Талибан» готовился к покорению Афганистана. Двумя годами ранее разразилась гражданская война между различными отрядами моджахедов, одержавших победу над недавно установленным просоветским режимом. Повсеместный террор охватил страну.

В то же время в небольшой деревне в центрально-восточной провинции Газни Ашраф Барати, 13-летний мальчик хазарского происхождения, ужинал в кругу семьи последний раз. Его мать не подавала вида, хотя и понимала, что это прощальный ужин, и что ей вряд ли доведется увидеть сына в скором времени — или вообще когда-нибудь.Отъезд мальчика был назначен на рассвет следующего дня. Его дядя должен был забрать его и передать контрабандистам.

Газни, Афганистан. <a href="https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Ghazni_City,_2010.jpg">Фото</a> :Международные силы содействия безопасности, отдел по связям с общественностью. Состав группы реконструкции провинций Газни посетили Старый город 18 апреля 2010 года, расположенный в провинции Газни, Афганистан. (ОКТК; Фото: тех. с-т Джеймс Мэй). CC-2.0

Газни, Афганистан. Фото: Международные силы содействия безопасности, отдел по связям с общественностью. Состав группы реконструкции провинции Газни 18 апреля 2010 года посетил Старый город, расположенный в провинции Газни, Афганистан. (Joint Combat Camera Afghanistan; Фото: тех. с-т Джеймс Мэй). CC-2.0

Совсем недавно талибами был убит Абдул Али Мазари, лидер хазарейской политической фракции «Хезбе и-Вахдат», и многие хазарейцы ощущали себя беззащитными перед нависшей угрозой «Талибана», известного своей ненавистью к хазарейцам.  Хазарейцы стали массово покидать страну — кто-то в Пакистан, кто-то в Иран.

Через несколько дней после побега Ашраф оказался в Пакистане, где проработал несколько лет, трудясь на угольной шахте. Изматывающая до предела работа угрожала здоровью. На свои скудные сбережения Ашраф отправился в Иран. Он снова оказался один в чужой стране среди других беженцев, вместе с ними таская мешки с известью, весившие больше него самого, чтобы выжить. Тогда, как и сейчас, положение афганских беженцев в Иране было удручающим.

В интервью для Global Voices Ашраф вспоминает: «Обстоятельства были против нас. Мы [афганские беженцы] жили там же, где и работали, на пустой стройке, без света и тепла. Чтобы не замерзнуть ночью, мы покрывали тонкой пленкой нейлона незастеклённые окна».

Прошло четыре года, прежде чем Ашраф оставил позади своё нелегальное положение в Иране, решив перебраться в Европу. Всё началось с изнуряющего морского путешествия, после которого он оказался на безлюдном греческом островке. В 2002 году, получив отказ на запрос о предоставлении временного убежища в Греции, он наконец оказался в Италии.

Ашраф обрек себя на бродяжничество, скитаясь по улицам Рима. Он довольствовался малым, спал в парках, на раздачу еды ходил в местную церковь, где два раза на дню кормили малоимущих. По правде говоря, Италия часто становится вторым вариантом для беженцев, отвергнутых в других странах, потому что там получить легальный статус беженца проще, однако условия проживания в предоставляемых переполненных убежищах оставляют желать лучшего. Неправительственная организаций Европейский союз гражданских свобод пишет: «Система страдает от общего отсутствия прозрачности процедур и подотчетности. Большая часть просителей убежища расселяется в более чем 3000 „экстраординарных центрах приёма“, которые скорее напоминают импровизированные лагеря, где руководят абсолютно некомпетентные люди».

Согласно итальянскому законодательству, лица, ищущие убежища, могут попасть в центр приёма только после получения официального статуса беженца, а процесс после подачи заявки может затянуться на многие месяцы. На период рассмотрения заявок беженцы, которые не могут позволить себе съёмное жильё, должны рассчитывать на гостеприимство друзей или спать на улице.

Не сложно догадаться, какая участь выпала Ашрафу.

Но он не сдался, не упал духом и сдержал натиск судьбы. После нескольких лет работы в строительном секторе ему удалось накопить достаточно средств на строительство хостела в Венеции. Новое дело принесло Ашрафу невероятный успех, и через некоторое время он стал владельцем еще одного хостела, а также небольшого ресторана быстрого питания.

История Ашрафа Барати стала центральной темой документального фильма «Behind Venice Luxury – a Hazara in Italy» [За венецианской роскошью — хазариец в Италии], снятого режиссером Амином Вахиди. В 2017 году фильм удостоился 24-й премии Venice City Award.

Ашраф Барати у одной из принадлежащих ему гостиниц "Casa Fiori" в Венеции. Фото: Basir Ahang. Используется с разрешения.

Ашраф Барати у одного из принадлежащих ему хостелов «Casa Fiori» в Венеции. Фото: Basir Ahang. Используется с разрешения.

Чтобы начать свой бизнес в Италии, любому, а особенно гражданину другой страны, придётся столкнуться с рядом трудностей: бюрократические препоны, высокое налогообложение, отказы банков в предоставлении кредита.

По неофициальным оценкам, в Италии проживают около 20000 афганцев. Для многих из них Италия это  —временное пристанище на пути в другие страны Европы. Однако в последние годы отмечается рост зарегистрированных афганских предприятий: промышленные швейные предприятия, сети туристических агентств и гостиниц, а также кафе и рестораны. Некоторые афганские уже завоевали признание итальянской прессы за прекрасную кухню.

Например, в Венеции существует ресторан Orient Experience [ит], детище Хамеда Ахмади, в котором официантами и поварами работают в основном беженцы с разных уголков мира. Они рассказывают о своём путешествии через нотки национальных кухонь в меню: афганской, иракской, турецкой и греческой. Афганский предприниматель Али Хан Каландари открыл новый ресторан в Падуе «Peace&Spice» [ит], афганцы же управляют пиццерией Kabulogna в Болонье и суши-рестораном [ит] в Риме.

Но амбиции Ашрафа не ограничиваются итальянскими гостиницами — он помнит о родине, которую покинул ещё подростком.

«Где риск, там возможности, — говорит Ашраф, улыбаясь. — Я хочу инвестировать в экономику Афганистана, я никогда не забывал свою страну и я не могу жить счастливо, зная, что мой народ страдает. В мои планы входит создание проекта для фермеров беднейших провинций страны, в особенности женщин. Они составляют половину общества страны, и у них должны быть те же возможности, что и у других».

Впоследствии Ашраф собирается открыть фабрику в Кабуле, где рабочие смогут освоить технологию упаковочного производства. «Излишки пойдут на продажу, что будет способствовать наращению выручки и улучшению их финансового положения».

Путешествие любого успешного предпринимателя ведёт от неуверенности и сомнений к стабильности и процветанию. Ашраф уже проделал это путешествие, и теперь хочет помочь совершить его Афганистану.

Переводчик: Deniss Zelenkov

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо