Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Одна парагвайская община борется за выращивание еды в голодной стране

В одном только Парагвае есть 700-800 культур маниока (другие названия — юка и кассава), сажаемых на около 180 тыс. гектарах земли. Ежегодно производится около 6 миллионов тонн культуры. Фото Хуаны Баррето, используется с разрешения.

[Все ссылки статьи ведут на сайты на испанском языке, если не указано иное].

Эта статья — краткая версия работы Kurtural, и публикуется на Global Voices с разрешения авторов. Она является частью серии «Безземельные не ходят в супермаркет», которая будет в отредактированном виде опубликована в Global Voices.

Перед рассветом Севериано Руис Диас взрывает громкий фейерверк недалеко от дома, но никто из его маленьких детей не просыпается. Другие земледельцы селения Примеро-де-Марсо внимательно ждут второго взрыва, указывающего на присутствие полиции. Но сегодня второго взрыва не было. Начался ещё один день этих более чем 300 семей, у которых еда в избытке, тогда как страна, в которой они живут, голодает.

Примеро-де-Марсо — асентамиенто или неформальное поселение, одна из как минимум 200 похожих парагвайских общин, населённых земледельцами без земли. В ней нет церквей, но есть три школы и почти десять квадратных километров красной влажной земли.

Селение фермеров окружено обрабатываемыми машинами полями сои — Парагвай занимает четвёртую позицию в списке самых крупных экспортёров этой культуры в мире. В целях развития семейного земледелия в Примеро-де-Марсо запрещено сажать сою. Община живёт благодаря земледельческому разнообразию.

У малых хозяйств в Парагвае много препятствий. В Примеро-де-Марсо это отсутствие дорог и конкуренция с контрабандной продукцией, привозимой из-за границы. Фотография Хуаны Баррето. Используется с разрешения.

Эти селяне сохранили для себя последнее место в их районе, где сеют пищевые культуры повседневного употребления, а не сырьё. Они собирают два вида бананов, три вида кукурузы, четыре вида фасоли, сахарный тростник, парагвайский чай, арахис, папайю, батат, арбуз и маниок.

Каждому жителю селения принадлежат максимум десять гектар земли,что в целом составляет меньше половину от более чем четырёх тысяч гектар, над которыми ведутся споры между общиной, правительством Парагвая и группой влиятельных землевладельцев — семьёй Бендлин.

Бендлины незаконно купили землю, где сейчас находится Примеро-де-Марсо, во времена диктатуры Альфредо Стресснера [рус] за самолёт, которого нет в официальных авиационных реестрах. В Парагвае Бендлины представляют известную немецкую марку автомобилей и являются одними из самых крупных владельцев недвижимости в крупнейшем городе и столице страны Асунсьоне, а также обладают связями с президентом республики Орасио Картесом.

Бендлины обвиняются в найме убийц, которые долгие годы следили за Примеро-де-Марсо и 11 июня 2014 года пытались убить Севериано Руиса Диаса.

Пули не единственная проблема. Полиция уже трижды официально выселяла жителей селения, сжигая дома, уничтожая посевы, забирая или убивая зверей. Прокуратура обвинила нескольких жителей в оккупации земель и участии в преступных группировках. Однако никто не расследовал ни покушение на Руиса Диаса, ни полицейское насилие при выселении.

Право на землю

Активность в Примеро-де-Марсо начинается рано для всех членов семьи. Фотография Хуаны Баррето. Используется с разрешения.

Севериано Руис Диас говорит о выселениях, пока доедает завтрак в коридоре деревянного дома, где он живёт со своей семьёй. Это уже второй дом, построенный в пяти метрах от первого, сожжённого полицейскими. Он маленький, но в нём есть базовые удобства, такие как электроэнергия, благодаря 22 километрам подведённых общиной электропроводов, которым присоединены все семьи селения.

Право на землю для сельских жителей не вписывается в рамки экономики. Это право на территорию, право на жизнь. Но мало кто имеет доступ к этому праву. 94% посевной площади Парагвая сегодня используются для механизированного земледелия таких производимых на экспорт культур, как соя, кукуруза и пшеница.

Агробизнес предоставляет одно рабочее место на каждые 200 гектар, то есть пять рабочих мест на тысячу гектар. Это в сорок раз меньше, чем количество рабочих мест, предоставляемых малыми хозяйствами, которым и занимаются в Примеро-де-Марсо и из-за которого подстрелили Севериано Руиса Диаса.

Парагвай стоит перед экстремальным неравенством во владении землёй, по данным коэффициента Gini [англ], который показывает отклонение от идеально равного распределения доходов. Пятнадцать человек в общем владеют площадью, которая в два раза превышает площадь Пуэрто-Рико. По подсчётам, сегодня в стране есть более 300 тысяч семей без земли.

Дни полумира

Каждый июнь во время сбора урожая селение утопает в буйстве красок. На протяжении неровной дороги, изношенной тракторами и мотоциклами, можно видеть поля кукурузы, бананов и маниоки с качающимися от зимнего ветра растениями под два метра. Это дни «полумира», как называют их селяне.

Изобилие общины идёт против не только пережитого насилия, но и реальности страны. На сегодняшний день более 700 тысяч парагвайцев голодают, а в Примеро-де-Марсо не голодает никто.

Однако фермеры селения не могут продать урожай голодающей нации. Все проблемы начинаются с его перевозки. Дорог а, а посредники предоставляют ужасные условия для сделок. Ну а если продукты и доходят до Меркадо де Абасто, главного рынка страны, им надо конкурировать в цене с контрабандными продуктами, в особенности с продуктами из Аргентины.

Хотя теоретически правительство Парагвая и обязалось поддерживать семейное земледелие, только между 2013 и 2016 годами в Парагвае удвоился импорт фруктов и овощей. Парагвайское производство помидоров в гектарах снизилось в два раза между 2003 и 2013 годами. Потеря этого производства — это потеря способности прокормить страну, способности держать контроль над продуктами, и в связи с этим во многих сезонах стоимость импортированных помидоров на столичных рынках в пять раз больше обычной стоимости.

В Примеро-де-Марсо выращивают три вида кукурузы: белую, tupí и chipá, однако селяне жалуются на то, что им негде продавать урожай. Фотография Хуаны Баррето. Используется с разрешения.

Неопределённость — территория, на которой продолжают жить селяне. В общине уже появилось второе поколение, живущее на этих землях с рождения. Это поколение мальчиков и девочек, пачкающихся на дорогах, бегающих, смеющихся. Они ходят в школу. Они ждут на обед куриное рагу, как того хотят дети Руиса Диаса.

А пока они растут, в Примеро-де-Марсо каждое утро продолжают ждать второй взрыв.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо