Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как деревня в Индии в Западной Бенгалии успешно добивается получения неотложной помощи

Доступность скорой медицинской помощи в Индии неудовлетворительна. Изображение из Flickr от Дженни Макнесс. CC BY-NC 2.0

Этот пост написан Аланкритой Ананд и впервые был опубликован в Video Volunteers, международной общественной медиаорганизации в Индии, имеющей многочисленные награды. Редактированная версия представлена ниже в соответствии с соглашением о распространении контента.

[Cсылки ведут на англоязычные сайты, если не указано иное].

В Индии существует гигантский недостаток неотложной медпомощи в городских и сельских районах. В сельских и отдаленных районах пациенты в критическом состоянии рискуют жизнью из-за отсутствия доступной неотложной помощи. Эта статья повествует о том, как видеорепортаж корреспондента сообщества VideoVolunteers Бикаша Бармана, иллюстрирующий проблему, привёл к организации неотложной помощи в ближайшем медучреждении.

Задержки в лечении пациентов в критическом состоянии

Задержки в прибытии в общественные медучреждения, в поиске помощи и в предоставлении адекватного лечения считаются главными причинами материнской смертности. Нужно обратить внимание на эти причины, чтобы обеспечить в Индии удовлетворение пункта 3.1 Целей устойчивого развития [ру] 2015 года, который требует «уменьшить во всём мире материнскую смертность до менее чем 70 случаев на 100 000 живорождений к 2030 году». Тогда как Всемирная организация здоровья предписывает один автомобиль скорой помощи на 100 000 жителей в обычном случае и один на 70 000 жителей в малонаселённых регионах, исследование Индийского института медицинских наук раскрывает, что даже в Нью-Дели существует лишь одна машина на 144 736 человек. Вдали от столицы условия ухудшаются, особенно в сельских районах.

В Западной Бенгалии есть лишь 788 машин скорой помощи, когда нужно 913. Как показывает исследование, проведённое в районе Пурулия Западной Бенгалии, более 60% смертей беременных женщин происходит в медицинских учреждениях, в то время как 12% уже мертвы по прибытии. Исследователи связывают это с отсутствием и неэффективностью государственной неотложной помощи. Отсутствие неотложной помощи в деревне Калпани района Кучбехар приводило к частым случаям домашних родов, что могло угрожать жизни матери и ребёнка в случае беременностей с высоким риском осложнений. Деревня окружена рекой Торса с трех сторон, и лодки не ходят во время муссонов. Эта деревня к тому же не имеет первичного медпункта, и в период муссонов сложно попасть в ближайшую больницу, что особенно затрудняет женщинам доступ к врачам и процедурам по охране здоровья матери.

Видео, изменившее ход дела

11 декабря 2016 года у Миноти Карджи, жительницы Калпани, начались роды. Она снова и снова звонила 108, но линия неотложной помощи не отвечала, поэтому пришлось нанять машину за 700 рупий — внушительную сумму для большинства жителей деревни. Согласно исследованию ЮНИСЕФ по материнской и перинатальной смертности, высокая цена перевозки часто вынуждает бедные семьи отказаться от медицинской помощи. В неотложных случаях ценнейшее время тратится на раздумья по поводу того, тратить ли деньги на частную машину, и эти потери времени смертельны.

В случае Карджи, семья справилась с доставкой её в больницу вовремя, но ей сказали, что остался ещё месяц до родов, и следующим утром её выписали, несмотря на боли. Карджи родила ребёнка к вечеру. Она была в ярости от того, что должна рожать дома, что рискованно, несмотря на то, что потратила все свои деньги, чтобы вообще добраться до больницы. У неё не было денег, чтобы нанять машину вновь, и ей пришлось рожать дома.

После этого случая Бикаш Барман занялся делом охраны здоровья матерей в деревне и решил сперва преодолеть проблему недоступности машин скорой помощи, сняв видео в декабре 2016 года.

В следующие шесть месяцев община занялась продвижением своих интересов при поддержкой Бикаша и White Ribbon Alliance (WRA), некоммерческой организации, занимающейся  проблемой частых домашних родов в Калпани. Видео оказалось важным инструментом для того, чтобы достучаться до людей, способных решить дело: впервые оно было показано на собрании грам панчайят (деревенской управы) в присутствии деревенского главы. Вскоре деревенский глава вместе с сотрудниками ASHA (общественными медицинскими работниками) из Калпани и WRA решили обсудить дело с депутатом парламента от данного округа Партой Пратимом Ройем, который попросил грам панчайят подать заявку. Панчайят отправил заявку в феврале. В марте деревня получила собственную машину, доступную всегда, и услуга была окончательно введена 2 июня 2017 года. Бикаш пожаловался, что покупка и регистрация машины заняла время. Несмотря на это, доступность помощи — великое облегчение для жителей Калпани. Миноти Карджи особенно счастлива тому, что охрана материнского и детского здоровья теперь доступна.

История Калпани — пример того, как община с поддержкой от гражданского общества и заинтересованных властей может обеспечить охрану здоровья матерей даже в самых отдалённых районах. В случае Калпани что-то предприняли государственные чиновники; в примерах из других частей страны видно, как группы людей и организации находят альтернативы при отсутствии поддержки властей. В Биласпуре в Чаттисгархе организация Jan Swasthya Sahyog (JSS) запустила автобусы, соединяющие деревни с больницами за 40 пайсов (1 американский цент) за километр. В нескольких штатах используются модели частно-государственного партнёрства; Deepak Foundation сотрудничает с правительством Гуджарата и предоставляет неотложную помощь беременным женщинам в Бароде. Другие способы варьируются от практичных до шокирующих. В Нандурбаре, районе Махараштры, жители используют самый отсталый транспорт для тех, кто нуждается в лечении: бамбуковые носилки. В то время, как такие инновации — благо для отдалённых районов, они всё же не могут заменить необходимые общественные услуги.

Миноти с облегчением говорит, что Калпани теперь имеет доступ к неотложной помощи. Скриншот из видео в YouTube

Помимо этого, доступность машин скорой помощи — только часть проблемы. В видео, показанном выше, Бикаш рассказывает, что в деревне нет частного медпункта, а на реке нет моста, чтобы переправить жителей в город. Когда Карджи всё-таки попала в больницу, она столкнулась со случаем медицинской халатности. Несмотря на то, что медицинские работники общины настаивали на том, что у неё начались роды, доктор прогнал её, заявив: «Я здесь доктор или вы?» Здесь очевидно нарушение медицинской этики, и Бикаш добавляет: ничто не может изменить отношение врачей к пациентам из бедных и социально изолированных мест.

По данным ВОЗ, пять женщин умирают каждый час в Индии от осложнений во время родов, и большинство этих смертей могут быть предотвращены. История в Калпани — успешный случай начала работы, однако нужно позаботиться ещё о множестве сторон охраны материнского здоровья. В рамках правительственной программы уменьшения материнской смертности Janani Suraksha Yojna, неотложная помощь должна стать доступной для нуждающихся женщин в течение 30 минут после звонка. Это первый шаг, однако он будет напрасным, если в больнице нет требуемых условий или врачи безразличны к нуждам пациентов.

Video Volunteers управляют единственной в Индии журналистской сетью, нацеленной исключительно на предоставление широкого освещения наиболее бедных и незнакомых СМИ районов Индии.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо