Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как фотография сформировала наш взгляд на Вьетнамскую войну

Фото Ника Ута, лауреата Пулитцеровской премии, на которой показаны дети, бегущие из деревне под атакой во время войны во Вьетнаме было показано на открытом семинаре. Ресурс: Flickr / LBJ Library, фото Gabriel Cristóver Pérez (открытый источник)

Это отредактированная статья [анг] за авторством Куена Нго из Loa, новостного веб-сайта и проекта радио-онлайн Viet Tan, который передает истории о Вьетнаме. Она переиздана в Global Voices в рамках соглашения об обмене контентом.

Встречайте Ника Ута, одного из самых признанных в мире фотографов Вьетнамской войны. Фотожурналист и обладатель Пулитцеровской премии ушел в отставку в марте после 51 года работы для информационного агентства Associated Press.

Ут прославился фотографией девочки (Ким Фук), почти сожженной до смерти бомбой, сброшенной южновьетнамским самолетом; снимок был сделан в деревне, куда вошли вооруженные силы Северного Вьетнама. Фотография, которая, по мнению многих — к лучшему или к худшему, в зависимости от того, кого вы спрашиваете — изменила ход войны во Вьетнаме. Черно-белый снимок — яркий и шокирующий. Когда смотришь на него, первое, что бросается в глаза — обнаженная, плачущая девочка на переднем плане, ее опаленная кожа на фоне дыма напалма. Крики бегущих жителей на фото становятся практически настоящими.

Ут сделал фото 8 января 1972 года, когда южновьетнамские самолеты ошибочно сбросили напалмовые бомбы на деревню Чангбанг, которая была атакована и оккупирована вооруженными силами Северного Вьетнама.

Эта история широко освещалась в прессе по всему миру — и это фото стало идеальным изображением ужасов войны. Возможно, настолько идеальным, что его легко было использовать в качестве пропаганды. Ут объяснил:

Both the North and the South used the photo of Kim Phúc as propaganda. The North would say, ‘This is a photo of America dropping a bomb to murder the innocent.’ And in the South, “This is a photo of the communists shooting missiles.’ To me, I am telling the truth. And the propagandists, well, they’ll say what they say.

И Север, и Юг использовали фото Ким Фук в качестве пропаганды. Север говорил: «Это фотография Америки, сбросившей бомбу, чтобы убить невинных». А на Юге: «Это фотография коммунистов, стреляющих снарядами». Что касается меня, то я говорю правду. А пропагандисты, они скажут то, что скажут.

Ута боготворят многие — те, кто чувствует, что его фотография помогла привести к уходу Америки и концу войны. Но других он возмущает — тех, кто считает, что его фотография сыграла ключевую роль в оказании помощи Северному Вьетнаму, закрепив предвзятое отношение к вооруженным силам Южного Вьетнама.

Ник Ут держит копию своей знаменитой фотографии о Вьетнамской войне. Ресурс: Flickr / LBJ Library, фото David Hume Kennerly (общественное достояние)

Он также рассказал, что постановочная фотография была обычной практикой — и для будоражащих кадров войны, и для изображений триумфа. Одним из таких примеров является другая знаменитая фотография Вьетнамской войны с танком, проезжающим через президентский дворец в Сайгоне. Загвоздка этой фотографии, а также ее присутствия в книгах по истории во всем мире, состоит в том, что в создании различных вариантов фото проезжающего через ворота танка — символа победы Севера — участвовало множество фотографов.. Ут говорит, что фотографы Севера, которых он называет служащими вьетнамского правительства, Коммунистической партии, находились в другом положении, документируя подобные моменты.

That photo is the result of multiple re-staging — that’s how they were able to get that photo. In truth, they did not just capture the tank as it rolls into the gate. They had to back up, go out, come back in multiple times so that they could take a beautiful photo.

Эта фотография является результатом многократной повторной постановки — именно так они смогли снять это фото. По правде говоря, они не просто сняли танк, который въезжает в ворота. Им пришлось отходить назад, выходить, возвращаться много раз, чтобы получилась такая красивая фотография.

Этот танк прокатился через президентский дворец в Сайгоне, сигнализируя о падении Южного Вьетнама.

Визуальный образ играет важную роль, помогая нам понять историю, напоминая нам, что в формировании повествований о войне играют роль разные объективы. Ут говорит, что нарративы наиболее легко навязываются и укрепляются, когда люди не знают того, что они не знают. Так укрепляются впечатления и интерпретации.

В свете чрезвычайно сложной истории войны, возможно, основная мысль проста: то, что вы видите, скорей всего, не то, что было или есть. Ут говорит, что независимо от сферы деятельности крайне важно каждому человеку проявлять должную старательность для понимания средств передачи информации.

Он рассказал историю о том, как он изучал искусство фотографирования бейсбола, подчеркнув необходимость быть хорошо подкованным в теме, чтобы съемка проходила лучше:

Journalists should read a lot of news, watch a lot of news. Just like filmmakers need to watch a lot of films. That’s how you get good. You know in 1977, AP told me to go shoot a baseball game. I was stumped, I thought, what’s baseball? I went to my first baseball game and I thought, what is this? Why does it look like the Viet Cong running after American soldiers? Why’s everyone running? So I watched all the photographers snapping away, but I came away with nothing. I was frustrated. The next way, I opened a bunch of newspapers and looked at the photos: second base, home plate, home run. This is easy! Then, I was able to shoot just like that.

Журналисты должны читать и смотреть много новостей. Точно так же, как режиссеры должны смотреть много фильмов. Так вы становитесь лучше. Знаете, в 1977 году, AP сказал мне идти и фотографировать бейсбол. Я был в ступоре, я думал: что такое бейсбол? Я поехал на мою первую игру по бейсболу и думал: что это? Почему это выглядит так, будто Вьетконг гонится за американскими солдатами? Почему все бегут? И вот я наблюдал, как снимают фотографы, но я ушел ни с чем. Я был разочарован. Затем я открыл кучу газет и смотрел на фотографии: вторая база, основная база, хоум-ран. Это же легко! Теперь я мог фотографировать без малейшего труда.

Смело можно сказать, что война гораздо сложнее для понимания по сравнению с бейсболом. И поскольку войны и насилие продолжают присутствовать в нашем мире, необходимость критически смотреть на то, как формируется наше о ней представление, столь же важна, как и когда-либо.

Чтобы узнать больше о фотографии и пропаганде во время Вьетнамской войны, послушайте подкаст On the Record:

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо