Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Статистика насилия над женщинами в Парагвае слишком высока, и это лишь вершина айсберга

Un grupo de mujeres representó a "Las lloronas" como forma de repudio y duelo por los feminicidios que ocurren en el país y en la región. Fue en la marcha internacional #NiUnaMenos que en Asunción se realizó frente al Panteón de los Héroes el pasado 19 de octubre. Fotografía de Jessie Insfran Pérez, tomada de la página principal de Kurtural y usada con permiso.

Группа женщин сыграла «Плакс» в знак несогласия и траура по жертвам феминицидов в Парагвае и всей Латинской Америке. Фотография Джесси Инсфран Перес, используется с разрешения.

[Ссылки статьи ведут на сайты на испанском языке, если не указано иное].

Это краткая, переизданная с разрешения Kurtural версия статьи «Эпидемия насилия над женщинами в Парагвае», являющейся частью серии #PorSerMujer (исп: потому что мы женщины), описывающей и осуждающей кризис насилия над женщинами в стране. Бóльшая часть имён изменена по решению редакции Kurtural.

Комиссар сказал Аде Баэс, что он не может ничего сделать с Луисом Бальбуэной, применявшим насилие по отношению к ней, когда они встречались. После этого прошло уже некоторое время и, по словам полицейского, её показания будут записаны, однако больше он не мог ничего сделать. Но когда у этого мужчины появилась ещё одна жертва, жалоба Баэс ничего не изменила. Ада узнала, что пострадавшая женщина забрала заявление несколько дней спустя.

Разорвать круг насилия над женщинами трудно. Чаще всего они не получают поддержку со стороны государства, когда они собираются с силами и подают заявление. Во многих случаях женщины экономически зависят от своих агрессоров. Это объясняет, почему только 20% жертв насилия подают заявление в правоохранительные органы.

Удары шовинизма и статистика эпидемии

Установить статистику количества женщин, ставших жертвами насилия, непросто, по словам Мириан Гонсалес, специалиста по гендерным проблемам в Центре документации и исследований. «Есть различные данные и наблюдения, не позволяющие даже приблизительно оценить масштаб насилия над женщинами в Парагвае», — говорит она.

Существующие данные тревожны. В 2015 году 70% из 9600 заявлений, поданных в прокуратуру по поводу насилия в семье, были случаями насилия мужчин над женщинами. 86% заявлений, поданных в полицию, тоже были от лица женщин. Более 5000 заявлений были поданы в мировые суды по поводу домашнего насилия — снова, 86% поданы женщинами. Из них 40% заявили о физическом насилии, и 55% — о психологическом.

Но эти цифры не определяют масштаб насилия над женщинами в Парагвае. По словам министра по делам женщин Аны Баярди о многих преступлениях никогда не сообщается. «На каждую женщину, подавшую заявление по поводу психологического насилия в Парагвае, приходятся 9, не сделавших это. На каждую женщину, подавшую заявление по поводу физического насилия, приходятся 2, не сделавших это», — сказала она в конце 2014 года.

Отсутствие уголовных законов, определяющих феминицид, препятствует определению того, сколько женщин ежегодно умирают от рук их партнёров или бывших партнёров. До августа этого года в прессе было зарегистрировано как минимум 12 случаев феминицида. Координатор по правам человека в Парагвае подтвердила как минимум 37 убийств женщин их партнёрами или бывшими партнёрами. Она подсчитала, что в Парагвае от насилия со стороны мужчин каждые 10 дней умирает одна женщина.

Muchos casos de violencia contra las mujeres se perciben como asuntos privados, pero son el resultado de un sistema que privilegia a los hombres y de un Estado ausente. Fotografía de Jessie Insfran Pérez, tomada de la página principal de Kurtural y usada con permiso.

Надпись на плакате: «Без сообщничества нет безнаказанности». Фотография Джесси Инсфран Перес, используется с разрешением.

Невидимое насилие в действии при уклончивом правосудии

Первое, что пришлось сделать Мариане Бритес, когда она стала девушкой Карлоса Веры, это рассказать ему, с какими мужчинами она была до этого. Она не хотела этого, но сдалась. Мариане сейчас 28 и она порвала с Карлосом, но на протяжении двух лет она подвергалась психологическому насилию, одному из самых распространённых видов насилия над женщинами, однако распознать его труднее всего:

Nunca pensé que yo pudiera ser una víctima de violencia. Cuando leía sobre eso, pensaba que les pasaba a algunas mujeres por sumisas, por dejarse engañar por hombres violentos. Estaba convencida de que eso nunca me iba a pasar.

Я никогда не думала, что могу стать жертвой насилия. Когда я об этом читала, я думала, что это происходит с некоторыми женщинами из-за того, что они покорны и что они позволяют жестоким мужчинам обводить себя вокруг пальца. Я была уверена, что такого со мной никогда не случится.

Мариана воспользовалась соцсетями, чтобы сообщить о насилии, которому она подвергалась с Карлосом Верой. Не указывая имён и фамилий, она рассказала на своей страничке в Facebook об оскорблениях, изоляции и атаках, жертвой которых она была на протяжении тех двухлетних отношений. Тогда она получила много сообщений, среди которых было и сообщение от Карлоса. Он задал ей риторический вопрос о том, поднимал ли он когда-то руку на неё. Карлос не мог признать, что его обращение с Марианой — тоже насилие, несмотря на то, что оно не оставляет ран на теле.

В некоторых сообщениях, отправленных Мариане, её настойчиво спрашивали, почему она терпела, почему не бросила Карлоса. Это ещё один укоренившийся в парагвайском обществе признак мужского насилия над женщинами — женщину считают, если не виновницей, то, по крайней мере, несущей частичную ответственность за насилие, от которого она страдает.

Ещё одна выжившая — Виктория Сантос, иностранка, которая уже восемь лет борется с парагвайским правосудием, чтобы доказать, что её бывший партнёр жестоко обращался с ней во время их отношений. Виктория состоит в группе Yo te creo (Я тебе верю), группе женщин, которые пострадали или до сих пор страдают от различных видов насилия. Там они делятся своим опытом, выслушивают и поддерживают друг друга. Они делают то, в чём в других местах им отказывают: всерьёз воспринимают слова женщин.

Для Виктории всё началось с психологического насилия. Её партнёр убедил её в том, что она ничтожество. Потом пошли удары. Жалобы в органы были бесполезны. Её не поддержала даже семья, проживающая за границей. Она была заявителем в судебном процессе против своего бывшего партнёра. Это превратилось в запутанную юридическую борьбу между Парагваем и её родной страной, и главным препятствием для неё стали деньги, власть и влияние её агрессора.

Парагвайские законы: хорошо составлены, плохо исполняемы

«У Парагвая много очень хороших законов, но они не исполняются. Заявление о насилии — гонка на выносливость, гонка против коррупции в юридической сфере» — говорит Виктория Сантос. Кармен Эчаури, официальный представитель программы ООН «Женщины Парагвая», согласна с ней в том, что применять эти законы очень трудно.

10 августа этого года парагвайские депутаты вели дискуссии о законопроекте, известного как закон #PorEllas (Для них). Этот хэштег, вместе с #NiUnaMenos — часть кампании в Twitter, поддерживаемой Amnesty International. Оригинальный законопроект предлагает создать уголовную ответственность за феминицид, которая уже принята в других стран континента, таких как Аргентина и Боливия, где за это преступление предусмотрены более жесткие наказания.

Депутаты приняли законопроект, однако с некоторыми поправками. Многие боялись того, что этот закон проложит путь к отмене уголовной ответственности за аборт, полностью запрещённый в Парагвае и наказуемый пятью годами тюрьмы.

Закон, принятый сенатом в середине ноября, в своей изначальной форме предлагал, что государство будет оплачивать все расходы — экономические и бюрократические — с которыми сталкиваются жертвы насилия при подаче заявлений в органы против своих агрессоров и при отдалении от них. Но законы, по словам Эчаури, будут неэффективны, если у государства не будет достаточно бюджета, имея ввиду, что 50% населения страны — женщины:

En Paraguay, la violencia se ve como un ingrediente más de las relaciones interpersonales. Necesitamos un cambio de mentalidad para desnaturalizar la violencia. Callar ante estos hechos es ser cómplice de la impunidad de los agresores. Hay que denunciar hasta lograr que la violencia ya no se vea como normal

В Парагвае насилие воспринимается как часть личной жизни каждого. Следует изменить менталитет людей, чтобы насилие перестало казаться обычным делом. Молчание — знак согласия с безнаказанностью преступников. Надо бороться до победы, пока насилие не перестанет восприниматься как что-то обычное.

Это краткая, переизданная с разрешения Kurtural версия статьи «Эпидемия насилия над женщинами в Парагвае», являющейся частью серии #PorSerMujer (исп: потому что мы женщины), описывающей и осуждающей кризис насилия над женщинами в стране. Бóльшая часть имён изменена по решению редакции Kurtural.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо