Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Через два с половиной года в Ливане наконец-то вновь есть президент

Supporters of Michel Aoun gathering in Beirut. Photo by Hassan Chamoun.

Сторонники Мишеля Ауна собираются в Бейруте. Фотограф Hassan Chamoun.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке].

31 октября 2016 года, после 2,5 лет политического вакуума, ливанский парламент наконец-то избрал нового президента республики: Мишеля Ауна.

Аун, 81-летний бывший военный, которого сторонники называют «Генералом», является основателем Свободного патриотического движения (СПД) и лидером блока «За изменения и прогресс». Он смог получить 84 голоса в первом раунде (для избрания требовалось 86 голосов) и 83 голоса во втором раунде (на 18 больше, чем требовавшиеся для простого большинства 65), став, таким образом, 13-м президентом Ливана. Успех Ауна не только в том, что он стал избранным лидером страны, но и в том, что он вернётся в президентский дворец после того, как был выбит оттуда сирийскими войсками как премьер-министр внутреннего правительства в октябре 1990 года. До 2005 года он жил в изгнании во Франции.

Во многих частях страны начались празднования, в основном организованные сторонниками СПД. Ливанский журналист и блогер из Beirut Syndrome Карим Шехайеб снял одну вечеринку в Бейруте:

Фейерверки. Взрывы музыки. Люди поют и радуются… Мои уши.

Как обычно для Ливана, многие рассматривают победу Ауна одновременно в геополитических и сектантских рамках. Более конкретно, критики и аналитики говорят, что выборы стали победой для Ирана в связи с тем, что Аун пользовался поддержкой союзной Ирану «Хезболлы», и тем, что крупным препятствием к его избранию была оппозиция Саада Харири, которого поддерживает Саудовская Аравия. Действительно, иранское правительство, обладающее значительным влиянием на «Хезболлу», незамедлительно оценило избрание Ауна, и Верховный лидер аятолла Али Хаменеи даже назвал его «триумфом Оси сопротивления». Башар Асад не теряя времени позвонил Ауну и поздравил его.

Напротив, Харири, который в итоге поддержал Ауна, обеспечив последнему большинство, назвал это «большой жертвой». Решение Харири поддержать Ауна стало сюрпризом для сторонников первого, многие из которых всё ещё выступают против этого шага. Учитывая, что теперь он снова станет премьер-министром, довольно ясно, что Харири проделал требуемые политические расчёты для сохранения какого-то влияния. Как пишет глава вашингтонского отделения газеты Al-Hayat Джойс Карам, «соглашение Ауна-Харири — пакт для власти и выживания обоих лидеров и заявление об изменении союзов в реальной политике Ливана».

Карам также объясняет, как Харири получает вызов «изнутри» его традиционной базы:

Minister of justice Ashraf Rifi has delivered a significant blow to Hariri in Tripoli and is emerging as a potential rival in garnering both local and regional support. Coming on the heels of a Saudi shift away from Lebanon toward Yemen, Syria, and in some cases Africa, the former prime minister was left with few options. Accepting Aoun was the most immediate vehicle to ease Hariri’s woes and secure even temporarily his political future.

Министр юстиции Ашраф Рифи нанёс значительный удар Харири в Триполи и стал потенциальным соперником, набирая местную и региональную поддержку. Сразу после саудовского уклона от Ливана в сторону Йемена, Сирии и, в некоторых случаях, Африки у бывшего премьер-министра осталось мало вариантов. Принятие Ауна было самым непосредственным способом облегчить горести Харири и обезопасить, хотя бы временно, его политическое будущее.

Но совсем необязательно большинство жителей страны смотрят на ситуацию именно так. Хотя нет социологических опросов, которые могли бы научно установить, во что верят люди, отдельные свидетельства позволяют предположить, что ливанские христиане в целом благосклонны к Ауну, особенно после того, как его поддержал его бывший враг, Самир Джааджаа из «Ливанских сил».

Ливанская журналистка Wall Street Journal Мария Аби-Хабиб говорит, что избрание Ауна должно рассматриваться как «победа для абсолютного большинства поддерживающих его христиан», а не как результат геополитического расчёта. «Христианские голоса» часто занимают центральное место в политическом анализе, так как только христианин-маронит может стать президентом республики согласно так называемой конфессиональной системе Ливана, которая ориентирована, не без изрядной доли критики, на поддержку «баланса» между многочисленными сектами Ливана.

Победу Ауна оформляют как победу «Хезболлы» / Ирана. Почему не может она быть победой для абсолютного большинства поддерживающих его христиан.

Что касается того, как мы к этом пришли, ливанский блогер Рамез Дагхер, пишущий для Moulahazat, 31 октября опубликовал статью под заголовком «Как Мишель Аун стал президентом». В примерно 5000 слов он обобщил два десятка политических обзоров, написанных им за последние три года. В этих текстах он доказывает, что союзы в Ливане не представляют собой ничего больше временных феноменов, зависящих от региональных трендов и внутренних разногласий.

Важно отметить, что с 2009 года в Ливане не проводилось выборов, что, технически говоря, значит, что избравший Ауна президентом парламент незаконен. Дагхер объясняет:

There is nothing democratic about the 2016 Lebanese presidential election. The president will stay till 2022, and was elected by the parliament of 2009. Everyone who wasn’t 21 at the time didn’t participate in the electoral process, and that means that anyone aged 33 or less would have had no say about who rules from Baabda Palace in 2022. And even those who indirectly elected the president by electing in 2009 the parliament that chose him, they picked their representatives in a completely different context: They voted for one of two coalitions that were completely different at the time, in a completely different regional and local context: There was no Syrian Civil War at the time, no Arab Spring, no ISIS. Hezbollah was still fighting Israel, not fighting Israel and in Syria. March 8 and March 14 had only tried to rule together once, between 2008 and 2009, not three times (2008-2009, 2009-2011, 2014-2016). There was no trash crisis, no garbage protests, no alternative political group back then. Moreover, you can’t deny quorum until the parliament elects you, and then come back to say your election was democratic. Especially if the current parliament that elected you as president is unconstitutional in the first place (and I’m quoting the constitutional council here)

В ливанских президентских выборах 2016 года нет ничего демократического. Этот президент останется до 2022 года и был избран парламентом 2009 года. Все, кому не было 21 года в то время, не участвовали в избирательном процессе, а это значит, что голоса всех, кому 33 года или меньше, не были приняты во внимание при решении того, кто будет править из дворца Баабда в 2022 году. И даже те, кто косвенно выбрал президента, выбрав в 2009 году парламент, выбравший его, выбирали своих представителей в совершенно другом контексте: они голосовали за одну из двух коалиций, которые были тогда другими, в полностью другом региональном и местном контексте. В то время не было гражданской войны в Сирии, Арабской весны, ИГИЛ. «Хезболла» всё ещё сражалась с Израилем, а не с Израилем и в Сирии. «8 марта» и «14 марта» пытались править вместе только раз, в 2008-2009 годах, а не трижды (2008-2009, 2009-2011, 2014-2016). Тогда не было мусорного кризиса, протестов, альтернативной политической группы. Более того, вы не можете отрицать кворум, пока парламент вас не выберет, а затем вернуться и сказать, что выборы были демократическими. Особенно если действующий парламент, избравший вас президентом, изначально неконституционен (и здесь я цитирую конституционный совет)

Незадолго до выборов в социальных сетях начало распространяться видео, на котором Аун говорит следующее: парламент нелегитимен и, следовательно, не может избрать президента. Он сказал это во время пресс-конференции 7 июля 2015 года и повторил в марте 2016 года.

Это видео было загружено движением «От вас воняет», возглавлявшем протесты против «мусорного кризиса» и коррупции летом 2015 года. В Facebook группа использовала хештег «#كلن_يعني_كلن» («Все значит все» и «Они все коррумпированы»), популярный лозунг, повторявшийся во время протестов.

Какой позор… позорная ложь ливанскому народу. Заметьте: это его слова, а не наши. Пресс-конференция 7 июля 2016 года на канале OTV [ливанский телеканал, принадлежащий СПД]

Цирк в день выборов

Разозлённые ливанцы высмеяли выборы в интернете, многие называли процесс «цирком». Заметным поводом для смеха стало то, как спикеру парламента Набиху Берри во время выборов пришлось несколько раз говорить депутатам вернуться на свои места; в какой-то момент он даже пожаловался на то, что члены парламента ведут себя, как «школа хулиганов».

Один пользователь Twitter поделился видео, созданным ливанским новостным каналом Al Jadid, на котором члены парламента шутят и смеются среди хаоса. Арабская ветвь AJ+ поделилась похожим видео.

Спикер парламента, Набих Берри, похож на директора школы непочтительных учеников!

Один законодатель, Валид Джумблат, возглавляющий в основном друзскую Прогрессивно-социалистическую партию (ПСП) и известный своими довольно эксцентричными твитами, во время заседания находился в Twitter, загружая изображения Древнего Рима:

Голосование началось

Да здравствует лидер

Поводом для шуток стали и два голоса. Один депутат проголосовал за выдуманного персонажа «Грека Зорбу», а другой — за ливанскую певицу и модель Мириам Клинк (сторонницу Мишеля Ауна).

В сегодняшних президентских выборах в парламенте #Lebanon выиграл Мишель Аун, но Грек Зорба получил один голос

Мириам Клинк оккупирует парламент

И, как отметила Надин Мазлум из Newsroom Nomad, выборы были запятнаны коррупцией ещё до своего начала:

Two MPs should not have been allowed into Parliament, but alas, for the sake of consensus, they were.

The first is Issam Sawaya, who reportedly left Lebanon shortly after his election in 2009, only to return for the Presidential bid. The second is the highly controversial Okab Sakr, who has been outside Lebanon since news of his involvement in a Syrian arms deal emerged in 2012. Sakr came to vote, but no mention of his involvement in the arms deal was made.

I don’t know about you, but the last time I checked, MPs were elected to serve as the representatives of their people. If they can’t do the job, its best that they resign to make way for others who can.

Два депутата не должны были быть допущены в парламент, но, к сожалению, ради консенсуса, они туда попали.

Первый — Иссам Савайя, который, по сообщениям, покинул Ливан вскоре после избрания в 2009 году, и вернулся только для выборов президента. Второй — высоко неоднозначная личность Окаб Сакр, который не был в Ливане с тех пор, как в 2012 году появились новости о его участии в сделке по поставкам вооружения в Сирию. Сакр прибыл для голосования, но никаких упоминаний его участия в поставках вооружения не было.

Я не знаю, что думаете вы, но последний раз, когда я проверяла, депутаты избирались, чтобы служить представителями своего народа. Если они не могут делать свою работу, пусть лучше они уйдут в отставку и дадут место тем, кто может.

Начало президентства Ауна не слишком гладко — только время покажет, что оно принесёт Ливану.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо