Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

В Венесуэле традиционная и западная медицина объединились, чтобы помочь пациентам-аборигенам

Wisiratu invocando los espíritus ancestrales a través del humo del tabaco: Foto de Álvaro Laiz, publicada con permiso.

Шаман висирату взывает к духам предков при помощи табачного дыма. Фотография Альваро Лаис. Разрешение на публикацию получено.

Данная статья является отредактированной версией оригинала, опубликованного Минервой Витти [исп] в журнале иезуитского центра Венесуэлы «SIC».

Хан Коста впервые осуществил путешествие к дельте реки Ориноко 14 апреля 2014 года, в тот же месяц, когда ему исполнилось 24 года. Он изучал медицину в школе имени Хосе Марии Варгаса, входящей в состав Центрального университета Венесуэлы, и собирался пройти двухмесячную стажировку в городе Сан-Франциско-де-Гуайо в штате Дельта-Амакуро, находящемся на востоке страны.

Когда Хан увидел опасное положение здравоохранения в Дельте, он решил вернуться туда и продлить стажировку до одного года. Именно так он вступил в общину Набасанука, где он работал с коренным населением варрау, проживающем примерно в часе пути на лодке от Сан-Франциско-де-Гуайо.

Именно во время своей второй поездки в Дельту юный доктор выучил язык коренного населения и узнал о висирату или «повелителе боли». Как часто говорят, вне зависимости от того, насколько люди Варрау смогли культурно адаптироваться к «западному» образу жизни, они верят висирату.

Медицина и здоровье в культуре варрау

В культуре Вваррау болезни лечат три типа шаманов: баханароту, хоароту и висирату. Они выступают посредниками между мифическими сущностями и людьми. Висирату — это шаманы, которые служат посредниками между народом и злым духом хебу.

Висирату обладают силой богов юга, севера и востока, и они носят в себе шестерых детищ главных божеств, выступающих в качестве защитников, с самого момента своего посвящения.

В течение всей жизни, висирату должны сдерживать клятвы, данные ими во время посвящения, а также отдавать богам и их приближённым табачный дым и крупу саго, получаемую из саговой (маврициевой) пальмы. В обмен на это, боги снижают уровень детской смертности и наделяют висирату способностью лечить болезни.

Помимо роли целителей, висирату обладают правом предоставлять психологические советы и укреплять нормы морали в пределах общности. Висирату, занимающий наивысшее положение, известен как Хранитель священного камня, играющий двойную роль: он является воплощением одного из божеств и в тоже время служит основным источником защиты.

Висирату и западная медицина

Хан вспоминает свои мысли об идее привезти висирату в госпиталь Набасануки, куда на лечение поступали варрау, укушенные ядовитой змеёй кайсака. Пациенты, впавшие в отчаяние, когда симптомы начали усугубляться, попросили доктора о вмешательстве висирату:

Me decían ꞌdoctor me quiero ir al wisiratu’. Yo me preguntaba ¿cómo controlo esto para que no empeoren los síntomas, para que no les dé una hemorragia, si se van del hospital? Entonces se me ocurrió que si tenía a los wisiratu en la comunidad podía meterlos en el hospital, así el paciente no se va, tiene su wisiratu; es feliz y yo soy feliz.

“Доктор, я хочу пойти к висирату» — сказали они мне. Мне стало интересно, как я могу выполнить эту просьбу так, чтобы симптомы не усугубились и не вызвали кровоизлияние сразу же, как пациент покинул больницу. Тогда, мне пришло в голову, что, если бы в общине были висирату, я мог бы привести их в больницу, чтобы пациентам не пришлось её покидать, но они всё равно имели возможность обратиться к своим висирату. И они счастливы, и я.

Висирату Пастора посвятила свою жизнь помощи докторам в лечении детей с воспалением лёгких, диареей и, конечно же  жертв укусов кайсаки. Она является висирату, которая поёт [исп] и передаёт послания. При помощи подобной практики из тела изгоняются духи кайсаки, диареи и воспаления лёгких. Хан рассказывает:

Un día [cuenta Jan] por curiosidad le pregunté a Pastora cómo era el canto de la serpiente. Ellos consideran eso secreto, pero básicamente lo que expresa el canto es una petición al veneno de la serpiente para que dejara de causar dolor y para que se saliera.

Однажды я из любопытства спросил Пастору о песне змеи. Висирату считают это секретом, но в целом, песня выражает просьбу к яду змеи, причиняющему боль, прекратить своё действие и уйти.

В файле SoundCloud, находящемся сверху, вы можете услышать пение одного из этих целителей. Перевод на испанский был сделан Национальным звукозаписывающим центром [исп].

Joa warayaja (espíritu sanador de dolores)

Iaeee emm, soy espíritu enviado para curar. ¿Quién quiere hacerle daño a esta persona?, ¿cuál es su mal? Aquí están los que sacan el daño en lo profundo de su ser, aquí están también los que chupan los malos espíritus. Yo mismo soy el [que curará] a este nieto pequeño. Revisaré su cabeza, su estómago. Vine a curar su dolor. Colocaré y limpiaré su espíritu. Si está mal o débil, si está dañado con sangre mala o tiene un mal espíritu de muertos, devolveré su espíritu a su cuerpo, yo curaré su cuerpo dañado.
[…] Yo soy el que sacará el espíritu de muerto que ha poseído este cuerpo, curaré su mal […] Yo soy el que cura el cuerpo dañado […]. Yo sí limpiaré este cuerpo enfermo y dañado por malos espíritus y enfermedades extrañas, soy el que te curará […]
Yo sí, este cuerpo poseído por algún espíritu de muerto [mi poder] cesará su dolor […]. Ahora sí nieto, te sentirás mejor. Tu cabeza, yo así tocando y echando todo mal te curaré […] conmigo también están mis hijos que te cuidarán, sanarás, […].

Joa warayaja (излечивающая от духов боли)

Иаеее емм, я дух, призванный исцелить. Кто хочет навредить этому человеку? Что у него за болезнь? Пришли те, кто извлечёт болезнь из глубин самого его существа, пришли те, кто высосет всех злых духов. Я тот, кто [вылечит] это дитя. Я осмотрю твою голову, твой живот. Я пришёл, чтобы излечить твою болезнь. Я найду и очищу твой дух. Если он болен или слаб, если он искалечен дурной кровью или находится под гнётом злого мёртвого духа, я верну дух в его тело, я исцелю искалеченное тело.

[…] Я тот, кто искоренит мёртвый дух, владеющих этим телом, я вылечу их болезнь. […]. Я тот, кто лечит удручённое болезнью тело. […]. Я очищу это искалеченное злыми духами и незнакомыми болезнями изнурённое тело, я тот, кто тебя вылечит. […].

Если этим телом владеет мёртвый дух [моя сила] прекратит боль. […]. Теперь, дитя, тебе станет лучше. Положив руки тебе на голову и отбросив твою болезнь, я исцелю тебя. […] со мной пришли и мои дети, чтобы приглядывать за тобой, ты исцелишься […].

Присутствие Пасторы в больнице позволило пациентам из народа варрау остаться в больнице. По словам Хана:

[Los warao se sentían más tranquilos] porque tenían como dos medicinas: la del hombre blanco y la del warao. Disminuyó el índice de indígenas que se iban del hospital. Aunque igual, siempre te presionan para irse rápido, así tengan al wisiratu, e incluso con este tampoco es que se queden mucho tiempo […] Ellos piensan que el hospital está lleno de espíritus, duendes y fantasmas de los que murieron en el hospital. Especialmente cuando no hay luz, ellos dicen que comienzan a escuchar cosas, monstruos, escuchan sonidos de niños llorando.

[Пациенты варрау чувствовали себя спокойнее] потому что у них было два врача: один светлокожий и один из народа варрау. Этот факт уменьшил количество аборигенов, покидающих больницу.  Но, они, тем не менее, всё время «давят» на тебя, чтобы побыстрее уйти, и даже при присутствии висарату они не задержатся надолго. […] Они считают, что больница полна духов, полна «duendes» (духов) и призраков умерших в этой больнице. Они говорят, что начинают слышать странные звуки, монстров, плачущих детей, особенно когда выключают свет.

В разрушенной системе здравоохранения врачи и целители стараются одинаково

Основными проблемами больницы являются нехватка медикаментов, транспорта скорой помощи, переправляющей пациентов через реку и электричества. В Набасануке находятся две электростанции: одна для больницы, а вторая для общины. Нефть, на которой работают оба генератора электричества, привозят на баржах, которые, в теории, должны приплывать раз в месяц и доставлять более 10 баррелей нефти для больницы и более 30 для общины. Но этого не достаточно.

Dejan cinco o cuatro tambores al hospital y quince o dieciséis a la comunidad. Eso no dura ni un mes y siempre quedamos con un déficit de siete días sin luz. El peor de los casos fue dieciséis días sin luz. Esto ocurrió en octubre.

Они привозят 4 или 5 баррелей для больницы и 15 или 16 баррелей для общины. Этого не хватает даже на месяц, и последние 7 дней мы всегда работаем без света. Самое тяжёлое было провести 16 дней без света. Это произошло в октябре.

Хан абсолютно уверен, что это было именно в тот месяц, потому что он считал все дни. Им приходилось принимать роды по ночам с карманными фонариками, и также остро стояла проблема отсутствия скорой помощи и какого-нибудь способа довезти пациентов до Набасануки:

Había veces [en que] yo tenía que ver cómo se morían varios pacientes [por no haber] ambulancia fluvial, y si se conseguía era pidiéndole favores a la comunidad: Con uno conseguía el motor, otro warao me prestaba la embarcación, otro me daba el aceite, otro me daba la gasolina…

Бывали времена, [когда] мне приходилось смотреть, как мои пациенты умирают [из-за нехватки] «речной» скорой помощи, и если нам хоть что-то удалось сделать, то только благодаря помощи общины: у одного человека был мотор, другой варрау одолжил мне лодку, ещё один — масла, ещё один дал бензин…

Один из самых трудных случаев, который вспомнил этот молодой доктор, произошёл с беременной женщиной из народа варрау, поступившей в больницу с серьёзными осложнениями при беременности. В отдалённых общинах варрау женщины предпочитают рожать дома, потому что у них нет ни средств, ни возможности добраться до Набасануки. Они обращаются в больницу только в случае возникновения осложнений при родах. Эта женщина пыталась родить в общине, к тому моменту, когда она прибыла в больницу, осложнения длились уже два дня, и ребёнок внутри неё был уже мёртвым.

Пока Хан пытался найти лодку, мотор, топливо и масло, прошло 30 минут. Бригада прибыла в Пуэрто-Волкан в 7 часов вечера. Оттуда они вызвали скорую. Они не могли известить их раньше, потому что в Набасунаке не было электричество. Скорая прибыла 20 минут спустя, но в полночь того же дня роженица умерла на операционном столе. Хану пришлось решать, где остановится на ночь и как на следующий день вернуться в Набасануку.

Региональные органы здравоохранения поддержки не оказали.

Переводчик: Мария Жолудева

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо