Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Ужасающие истории сирийской «Седнайи»: «Когда меня привезли в тюрьму, я почувствовал запах пытки»

Screenshot from 'Inside Saydnaya', Amnesty International's video report of its findings. Source: YouTube Video.

Скриншот из «Внутри Седнайи», видео-репортажа Amnesty International. Источник: YouTube.

По крайней мере 17723 сирийца умерли в заключении с 2011 года — такие данные содержатся в новом докладе международной правозащитной организации Amnesty International. Доклад «Это ломает человека: Пытки, болезни и смерть в тюрьмах Сирии» начинается с констатации уже давно известного факта:

Torture and other ill-treatment have been perpetrated by the Syrian intelligence services and other state forces for decades, fostered by a culture of impunity that is reinforced by Syrian legislation. However, since the current crisis in Syria began in 2011, the situation has become catastrophic, with torture committed on a massive scale. 

Сирийские спецслужбы и другие государственные силы практикуют пытки и дурное обращение десятилетиями, лелея культуру безнаказанности, поддерживаемую сирийским законодательством. Однако с начала текущего кризиса в Сирии в 2011 году ситуация достигла катастрофических масштабов и пытки проводятся в массовом порядке.

Но самой печально известной из тюрем может быть та, которой в докладе Amnesty International уделяется особое внимание. В посте в Facebook [анг] известный сирийский интеллектуал и диссидент в изгнании Яссин аль-Хадж Салех, сам проведший 16 лет [анг] в тюрьмах режима за участие в коммунистической продемократической организации, назвал её «самым ужасным местом на земле». Эяль Вейнцман, директор агентства Forensic Architecture [анг] в Голдсмитском коллежде Лондонского университета, даже сказал британской газете The Guardian [анг], что «здание само по себе является архитектурным приспособлением для пытки».

Аль-Хадж Салех и Вейцман говорят об одном месте — военной тюрьме «Седная» в 30 километрах к северу от Дамаска. Amnesty International вместе с Forensic Architecture попыталась раскрыть происходящее в этой тюрьме на основе показаний 65 человек, переживших пытки в ней.

Их рассказы свидетельствуют о некоторых из ужасов, пережитых диссидентами в «Седнайе» с начала революции в 2011 году. Истории многих методов пытки, включая изнасилование, стали темой короткого документального фильма «Внутри Седнайи», опубликованного Amnesty International одновременно с докладом.

Один мужчина, которого Amnesty International для сохранения анонимности называет «Джамалем А», был арестован в октябре 2012 года за помощь переселенцам, лишившимся дома из-за войны, и отправлен в «Седнайю»,  где оставался до января 2014 года. Он вспоминает [анг]:

When we first arrived, they put us all in the shower [area of the cell], on top of each other. We were naked of course. My penis was touching [a fellow detainee’s] back. I got cramp and had to move my leg, and my friend took the space that I made. Then I accidentally put my foot down on his penis. He screamed. For this, they were beating us with a steel bar on the front of the palms. I had had an operation on my hand earlier, and we told them [but] they just concentrated on that spot, and beat it harder. The surgery meant that I had 10 times the pain.

Когда мы прибыли впервые, они положили нас всех в душе [части камеры] друг на друга. Мы, конечно же, были обнажены. Мой пенис касался спины [другого заключённого]. Из-за судороги мне пришлось подвинуть ногу, и мой друг занял освободившееся место. Потом я случайно положил ногу на его пенис. Он закричал. За это они били нас стальным стержнем по ладоням. У меня недавно была операция на руке, и мы сказали им, [но] они просто сконцентрировались на том месте и били по нему сильнее. Операция значила, что боль была в 10 раз больше.

Salam featured in 'Inside Saydnaya', Amnesty International's video report of its findings. Source: YouTube Video.

Салам в видео-репортаже Amnesty International «Внутри Седнайи». Источник: YouTube.

«Салам», юрист из Алеппо, был арестован в сентябре 2011 года и находился в «Седнайе» с января 2012 по январь 2014 года за участие в мирных демонстрациях. Он сказал [анг] Amnesty International, что «почувствовал запах пытки», как только вошёл в тюрьму:

When they took me inside the prison, I could smell the torture. It’s a particular smell of humidity, blood and sweat; it’s the torture smell. They took me three floors underground. There were seven of us after the beatings. We were taken into our cell. It was about 2.5 meters by 3 meters. There was a big wall at the end of the room with a hole. There is no shower, just a toilet. It’s dirty and wet; water is leaking from the roof of the cell. It’s totally dark; there is no light; you can’t even see the other people in the same room with you.

Когда меня привезли в эту тюрьму, я почувствовал запах пытки. Это особый запах влаги, крови и пота; так пахнет пытка. Они отвели меня на три этажа под землю. После избиений нас оказалось семь. Нас отвели в нашу камеру. Она была размером примерно 2,5 на 3 метра. Комната кончалась большой стеной с дыркой. Душа нет, только туалет. Там грязно и мокро, с крыши камеры стекает вода. Там абсолютно темно, света нет, не видно даже других людей в одной комнате с тобой.

Другой активист, «Шаппал», защищавший права курдов в Сирии, рассказывает [анг], что подвергался неоднократным избиениям, во время которых стражники кричали «Башар — твой Бог» (президент Сирии Башар Асад пытается удержаться у власть последние пять лет гражданской войны):

They brought the food, but it was very little. They spent two hours beating us and saying ‘Bashar is your God’. They did the same for the detainees in the other solitary cells – we could hear them coming to us, cell by cell, and going down the row after us. Of course the other solitary [underground] cells were next to each other in a row, but the sound of beating was so loud that it could reach the sky.

Они приносили еды, но ей было совсем немного. Они два часа избивали нас и говорили «Башар — твой Бог». Они делали тоже самое с заключёнными в других одиночных камерах — мы могли слышать, как они идут к нам, камера за камерой, и продолжают идти по ряду после нас. Конечно, другие одиночные [подземные] камеры шли одна за другой в ряд, но звуки избиений были так громки, что могли достичь неба.

Screenshot from 'Inside Saydnaya', Amnesty International's video report of its findings. Source: YouTube Video.

Скриншот из «Внутри Седнайи», видео-репортажа Amnesty International. Источник: YouTube.

«Свидетельство для привлечения к ответственности совершающего массовые убийства режима»

Ранее этих показаний, в феврале 2016 года, был опубликован доклад [анг] Комиссии ООН по расследованию событий в Сирии, в котором были представлены результаты изучения убийств заключённых между 10 марта 2011 года и 30 ноября 2015 года на основе 621 интервью. В докладе заключалось:

Detainees held by the Government were beaten to death, or died as a result of injuries sustained due to torture. Others perished as a consequence of inhuman living conditions. The Government has committed the crimes against humanity of extermination, murder, rape or other forms of sexual violence, torture, imprisonment, enforced disappearance and other inhuman acts. Based on the same conduct, war crimes have also been committed.

Удерживаемые правительством заключённые забивались до смерти или умирали из-за травм, полученных во время пыток. Другие погибали в следствии бесчеловечных условий. Правительство совершало преступления против человечности: уничтожение, убийства, изнасилования или другие формы сексуального насилия, пытки, тюремное заключение, насильственные исчезновения и другие бесчеловечные действия. Также совершались военные преступления, основанные на том же поведении.

В заявлении, опубликованном вместе с докладом, Филип Лютер, директор программ Amnesty International по Ближнему Востоку и Северной Африке, подчеркнул, что международное сообщество, в особенности правительства России и США, должны обязаться положить конец этим практикам.

Международное сообщество, и в особенности Россия и США, которые являются сопредседателями мирных переговоров по Сирии, должны уделить этим злоупотреблениям первоочередное внимание в ходе переговоров как с правительственными силами, так и с вооружёнными группировками, и заставить их прекратить применять пытки и другие виды жестокого обращения.

В разговоре с Global Voices испано-сирийский блогер, журналист и сооснователь сайта  Al Jumhuriya [ар] Яссин Свехат поразмышлял на тему доклада:

رغم أن تقرير الأمنستي لا يحمل جديداً بالنسبة للسوريين، الذين عاشوا ويعيشون قصصاً يومية مع الاعتقال، ومع كل الآلية المتسلطة المبنية حول مسألة الاعتقال، بما في ذلك شبكة الفساد الهائلة حولها (لمعرفة أوضاع معتقل، لإيجاد مكانه، لإيصال ملابس أو أدوية..أو حتى فقط لمعرفة إن كان لا يزال على قيد الحياة) إلا أنه تقرير مهم للغاية، إذ يوثق كيف صنع العهد الأسدي الثاني، عهد بشار، سجنه الأيقوني الخاص بعد أن كان سجن تدمر الرهيب هو السجن الأيقوني للعهد الأسدي الأول، عهد حافظ. للأسف أخشى للتقرير مصيراً مشابهاً لتسريبات قيصر، إذ أثبت العالم عدم اكتراثه لانتهاكات حقوق الإنسان من قبل النظام وحلفاءه. لكن مع ذلك التقرير وثيقة مهمة للغاية، وسيكون لها أهميتها في الذاكرة التاريخية السورية بلا شك، وأرجو أن يكون له أهمية قانونية يوماً ما كشهادة لمحاسبة آلة الطحن والقتل والاعتقال، أي النظام السوري.

Хотя доклад Amnesty не содержит новой информации для сирийцев, которые жили и живут под ежедневной угрозой ареста, подчиняясь механизму авторитаризма, окружающего проблему задержаний, ухудшаемых безудержной коррупцией (чтобы узнать об условиях, в которых находится узник, где он, передать одежду или лекарства или даже узнать, жив ли он), это очень важный доклад, который показывает, как эпоха второго Асада, эпоха Башара, создала для себя тюрьму-символ по примеру тюрьмы-символа Тадмор эпохи первого Асада, эпохи [отца Башара] Хафеза Асада.

К сожалению, я беспокоюсь, что этот доклад постигнет судьба утечки «Цезаря» [2014 года с подробными деталями пыток и казней заключённых сирийскими властями], когда мир оказался безразличен к нарушениям прав человека, практикуемых режимом и его союзниками.

Но этот доклад — очень важный документ, который, несомненно, будет иметь важность в исторической памяти Сирии, и я надеюсь, что однажды он получит и юридическую важность в качестве свидетельства для привлечения к ответственности совершающего массовые убийства сирийского режима.

Луна Ватфа, соосновательница Woman Organization for Syrian Prisoners, которая сама провела 14 месяцев в тюрьмах сирийского правительства, попросила своих фолловеров в Twitter прочитать доклад Amnesty:

Думали ли вы когда-нибудь о том, как выглядят пыточные центры Асада? Хотите сами изучить его? Теперь вы можете

Комитет защиты журналистов воспользовался возможностью напомнить нам о журналисте Palestine Today [ар] Билале Ахмеде Билале, умершем в декабре 2013 года, почти через два года после отправки в «Седнайю» [анг]:

Один из многих, умерших в тюрьме «Седнайя»: репортёр Palestine Today Билаль Ахмед Билаль

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо