Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Уганда — одно из самых уютных убежищ в мире

Blogueurs Ougandais lors du FABY - Dakar (avec la permission de FABY)

Угандские блогеры на Африканском aестивале блогеров (АФБ), Дакар. Публикуется с разрешения АФБ.

6000 делегатов из 135 стран, учавствоваших в прошлом месяце в первом всемирном гуманитарном саммите [анг] в Стамбуле, едва ли мог превзойти другие мероприятия по численности добрых намерений. Саммит предоставил возможность подчеркнуть замечательные дела некоторых стран, включая работу по приёму и интеграции беженцев, что часто игнорируется международными СМИ. Уганда стала самой обсуждаемой [анг] на саммите страной, добивших существенных достижений в вопросе приема беженцев.

Перед саммитом, во время предварительной встречи в Кампале премьер-министр Уганды Аполо Нсибамби заявил перед участниками:

qu’il était inacceptable que l’Afrique indépendante des puissances coloniales européennes depuis plus de 50 ans continue à être le plus important générateur de réfugiés et de déplacés internes. « L’incapacité à protéger et assister efficacement ainsi qu’à trouver des solutions en temps voulu aux problèmes ayant créé ces situations de déplacement pose une menace majeure sur le développement de l’Afrique… et a de sérieuses conséquences pour sa paix et sa stabilité

Тот факт, что Африка, независимая от колониальных европейских держав уже более 50 лет, до сих пор представляет собой генератор беженцев и внутренних переселенцев, недопустим. Неспособность защитить и эффективно помочь, а также найти своевременные решения проблем, ставших причиной переселения, является главной угрозой для развития Африки… и влечёт за собой тяжёлые последствия для её мира и стабильности.

Произнося эти слова, он знал, о чём говорит, так как его страна, соседствующая с очагами нестабильности и войн, приняла 700 000 беженцев [фр], среди которых южносуданцы, сомалийцы, бурундийцы, руандцы и конголезцы.

Несмотря на столь высокое количество беженцев, политика Уганды по делам беженцев ценится её партнёрами. Лагерь в Накивале, созданный в 1958 году для приёма тутси, бежавших от революции хуту в их странах, находится в 6 часах езды от Кампалы, столицы Уганды. Его площадь составляет более 184 кв.км [анг], на которой также находится озеро, холмы, многочисленные реки и плодородные поля. НКО caritasgoma.org информирует [фр]:

“Le modèle de l’Ouganda est presque unique en ce qu’il accorde aux réfugiés”. Selon les observateurs, ce qui rend l’Ouganda unique, c’est la prise en charge immédiate des réfugiés et l’aide qui leur est apportée. “En Ouganda, les réfugiés ont la possibilité de contribuer à l’économie locale”, affirme un des porte-parole du HCR.

В том, что связано с беженцами, модель Уганды практически уникальна. По словам наблюдателей, уникальной Уганду делает ее немедленное решение вопросов беженцев и предоставляемая им помощь. В Уганде у беженцев есть возможность внести вклад в местную экономику.

Исследователь М. Уилл Джонс из Центра исследования вопросов беженцев Оксфордского университета посетил лагерь [анг] 3 года назад. Вот как он его описал [анг]:

Alors, que font les réfugiés pour vivre ? Ils cultivent, bien sûr, et pas seulement dans les localités rurales. Près de la moitié des réfugiés congolais, rwandais et sud-soudanais interrogés par les chercheurs cultivent leurs propres parcelles. D’autres sont ouvriers agricoles. Seuls les Somaliens n’ont montré que très peu d’intérêt, voire aucun, pour l’agriculture.

Так чем же беженцы зарабатывают на жизнь? Конечно же, земледелием, и не только в сельской местности. Около половины опрошенных исследователями беженцев из Конго, Руанды и Южного Судана занимаются земледелием на собственной земле. Другие занимаются строительством в земледельческой сфере. И только у сомалийцев интерес к земледелию низок, или даже отсутсвует.

Дело не только в земледелии для обеспечения потребностей

Угандцы, покупающие урожай регулярно, посещают площадки поселения и уезжают на грузовиках, доверху загруженных продуктами из Кянгвали, направляющимися на рынок в город Хоима. Исследователи опросили торговца из Хоимы, который утверждал, что купил в прошлом году у беженцев около 500 тонн кукурузы и фасоли, то есть около 60% его товара. Он продал кукурузу в других регионах Уганды и за её грагицами: в Танзании и Южном Судане.

Сегодня земледельцы Кянгвали пытаются обходиться без посредников, продавая свои продукты на рынок напрямую при помощи кооператива из более 500 членов, среди которых угандские земледельцы из местных деревень. Кооператив прогрессивных земледельцев из Кянгвали (Kyangwali Progressive Farmers) — это акционерная компания, заключающая на сегодняшний день договоры для прямой продажи продуктов производителям.

В деревне Рвамванджа запустили программу по сбережениям и займам под названием Solo Effort. Её цель – помочь беженцам и местным жителям заняться земледелием или открытием других предприятий. После двух лет работы она насчитывает 139 членов. В этом видео [анг] один из eё членов, Ребекка, объясняет, как благодаря этой программе она преодолела бедность:

Тем не менее, в данной политике приёма и интеграции беженцев проблем тоже хватает. Например, вышеуказанный сайт caritasgoma.org сообщает [фр]:

Mais le camp de Nakivale se trouve à proximité des villages ougandais où des paysans pratiquent des cultures de substance. En voyant le gouvernement qui enlève leurs terres pour faire de la place aux réfugiés, les premiers ne sont pas contents de l’aide apportée aux seconds. D’où, une certaine méfiance à l’égard des réfugiés.

Le gouvernement soutient que ces terres avaient été prévues pour les demandeurs d’asile. Dans un pays qui a l’une des populations les plus jeunes et les plus dynamiques dans le monde, l’accès la terre est un défi auquel doivent faire face les politiques de réfugiés en Ouganda. Mais pour l’instant, le gouvernement et les populations locales sont déterminés à prendre soin de ceux qui sont dans le besoin et de la meilleure façon possible.

Но лагерь Накивале находится рядом с угандскими деревнями, жители которых занимаются земледелием для пропитания. Видя, как правительство отбирает у них их земли для расположения беженцев, первые не рады помощи, предоставляемой вторым. Из чего и рождается некая неприязнь к беженцам.

Правительство утверждает, что эти земли были подготовлены для тех, кто просит убежище. В стране, чьё население одно из самых молодых и динамичных в мире, доступ к земле представляет собой проблему, которую стоит разрешить политике Уганды в отношении беженцев. Но на данный момент правительство и местные жители решительно заботятся о нуждающихся, причём наилучшим образом.

Для продолжения данной практики правительству следует с одной стороны привлечь местных прибрежных жителей с полей к программам для беженцев, а с другой, детально объяснить им все принципы во избежение непонимания, которое часто является причиной конфликтов.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо