Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Марокканцы выступают за единство, а сахарави настаивают на независимости после упоминания Пан Ги Муном «оккупации» Западной Сахары

Screenshot of an Al Arabyia video report on the protests in Morocco.

Скриншот видеорепортажа Al Arabiya о протестах в Марокко.

Вот уже на протяжении более 40 лет между королевством Марокко и жителями Западной Сахары напряженные взаимоотношения из-за территориального статуса региона. Ранее в этом месяце конфликт получил очередное развитие. Причиной этому послужил визит генерального секретаря ООН Пан Ги Муна в южный Алжир, где он посетил лагеря беженцев, населённые коренными народами территории, сахарави.

В воскресенье, 13 марта, десятки тысяч марокканцев вышли на улицу, протестуя [анг] против замечаний Пан Ги Муна по поводу спорной земли. Правительство Марокко обвиняет [анг] его в нарушении нейтралитета ООН при описании западной Сахары как «оккупированной» земли. Представитель МИД Марокко заявил [анг] журналистам, что таким образом представитель ООН «посягнул» на «чувства» нации.

Марокко утверждает, что Западная Сахара, бывшая испанская колония, является его территорией, в то время как сахарави во главе с местным фронтом Полисарио хотят независимости для того, что они называют Сахарской Арабской Демократической Республикой [анг].  Эти стороны вели кровопролитную войну за территорию с 1975 по 1991гг., когда ООН приняла участие в подписании соглашения о перемирии [анг].

В результате конфликта тысячи сахравитов были депортированы в лагеря беженцев в Тиндуф, город на юго-западе Алжира, где и находятся по сей день. По подсчетам Управления верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам беженцев [анг] , в лагерях находятся приблизительно 165 000 жителей западной Сахары. Возможности для самообеспечения не хватает, и большинство людей полагаются на гуманитарную помощь.

Народ Западной Сахары, население которого, по оценкам [анг], составляет 570 866 человек, требует проведения референдума о признании своей независимости, как было обещано в соглашении о перемирии, но Марокко отвергает эту идею.

Марокко считает, что целостность их страны находится под угрозой. Западная Сахара считает, что независимость принадлежит им по праву.

Страсти вокруг данного вопроса, что не удивительно, накаляются довольно часто.

“Мы не уступим не единой песчинки”

Расстроенный словами генерального секретаря ООН, именитый член Марокканского парламента, Идрис Лашкар, призвал людей [араб] по всей стране принять участие в демонстрациях.

Некоторые политические лидеры одобрили [араб] марши, которые начались [анг] в Баб Чала, в центре города Рабат, воодушевляя молодых людей принять в них участие. На оживленные улицы с маршами вышли протестующие, относящие себя  к “Milyoneya” – арабский термин, означающий протест миллионов людей. Для поддержания атмосферы национального энтузиазма марокканцы несли плакаты и  скандировали лозунги. Лидеры также направили резкую критику в сторону Пан Ги Муна, отстаивая единство людей и марокканского суверенитета.

В социальных медиа некоторые марокканцы выразили свое недовольство по поводу Алжира, который поддерживает фронт Полисарио, а также остального мира, за поддержку стороны Западной Сахары.

В своем посте в Facebook Хаджар Маки опубликовала фотографию [араб] с изображением марокканцев с флагом страны на их спинах. Таким образом она подчеркнула важность единства [араб]:

“نحن لسنا أفضل شعوب العالم من ناحية التسامح و احترام و تقبل الآخر. نحن أصلًا لا نملك مواقف نحو قضايا شعوب العالم و لا نعلم عنها الكثير إن لم نستثني القضية الفلسطينية.. كذلك أغلب شعوب العالم لا تعلم شئ عن قضيتنا. و تأخد مواقف نتيجة جهلها بالواقع. والشقيقة الجزائر حفظ الله شعبها من كل شر مهمتها الديبلوماسية الاولى توفير الامكانيات اللوجيستكية بشكل مستمر لقيادات البوليساريو لنشر اكذوبتهم التاريخية …
لا تنتظروا من شعوب العالم ان تبرمج في مقررات مادة التاريخ لتلامذتها تاريخ تحرير المغاربة لارضهم من يد المستعمر الاسباني
.

Мы не самая лучшая страна в мире, когда речь идет о толерантности, уважении и принятии других и т.д. У нас даже нет позиции относительно проблем, которые присутствуют во многих государствах мира, за исключением палестины, и мы многого о них не знаем. Также, большинство государств мира не знают о нашей ситуации и занимают позиции, не зная фактов. Наша соседняя страна, Алжир – да защитит Бог этот народ от всякого зла – пытается сохранить свои дипломатические усилия путем предоставления материально-технического обеспечения для лидеров Фронта Полисарио, сахарского вооруженного движения, тем самым содействуя исторической лжи.

Ажар написал в Twitter:

Выбора нет, несмотря на то, что хочет Алжир и его союзники, Сахара останется марокканской.

Популярный арабский певец Саад Имджаррад опубликовал на своей странице Facebook фотографию [араб] c надписью “Сахара принадлежит Марокко” и поддержал протесты, сказав:

المغرب في صحراءه و الصحراء في مغربها ، قسما بالله ايمانا و احتسابا، لن نتنازل عن ذرة رمل من ارض وطننا.
نسأل الله العظيم ان يحفظ بلادنا من الفتن ، وأن يعم الأمن والسكينة ربوع وطننا العزيز من طنجة الى الكويرة.

Марокко принадлежит этой пустыне так же как пустыня принадлежит Марокко. Мы клянемся перед богом, что не уступим ни единой песчинки нашей родины. Мы молимся великому Богу, чтобы сохранить нашу страну от споров, и даровать безопасность и спокойствие  нашей любимой стране, от Танжера до Кенитры.

Фатимма Эззахраа, активный пользователь Twitter из Марокко, опубликовала сообщения и фотографии в знак солидарности демонстрациям:

О, моя страна. О, народ моей родины. Сегодняшние марши в Раббате #ГордыеМарокканцы

Сахравиты не согласны

Пан Ги Мун сообщил о своем недовольстве [анг] протестами. Марокко, в свою очередь объявило, что сократит поддержку [анг] миротворческой миссии ООН в Западной Сахаре.

Тем не менее, визит генерального секретаря ООН в лагеря беженцев, кажется, придает некую надежду сахравитам в борьбе за независимость.

В своей реакции на протесты в Марокко сахравиты выразили свое возмущение против того, что они называют “Марокканской оккупацией”. Маланин Лахаль в своем Twitter написал:

#Колониальная-власть-в-Марокко. Напомним марокканскому правительству и миру, что Марокко – власть военной оккупации в Западной Сахаре

Лахаль, активный правозащитник, утверждает что был насильно похищен и помещен в марокканскую тюрьму. Он считает [анг] себя борцом за независимость Западной Сахары.

Абдулла Сале опубликовал в Twitter фотографию скопления людей перед министерством иностранных дел в Испании. Члены группы держали в руках флаги Сахарской Арабской Демократической Республики, требуя освобождения Западной Сахары:

Международная компания солидарности к сахарским политическим заключенным перед министерством иностранных дел Испании.

Бывший официальный дипломат фронта Полисарио, Мухаммед аль Гази призвал жителей Западной Сахары объединиться против марокканцев:

Объединяйтесь и победите захватчиков.

Милле Нейман опубликовал фотографию с активистами от Afrika Kontakt, датского движения солидарности, которое сотрудничает с африканскими движениями, выражая  поддержку людей Западной Сахары и призывая к проведению референдума:

Гэли Ахмед персонализировал свою родину сравнивая оккупацию с человеческим кровотечением. Он сказал:

Когда же ты освободишься от этих затянувшихся страданий? О, моя родина. Мир тебе.

19 марта сахравиты организовали мирную демонстрацию, требуя освобождения политзаключенных из марокканских тюрем.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо