Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

14 фильмов, которые были запрещены в Иране с 2007 года

Maadare Qalb Atomi (Mother of a Atomic Heart). Image from film publicity.

Maadare Qalb Atomi («Мать с атомным сердцем») не попала на экраны без официальных объяснений. Изображение из рекламных материалов к фильму.

Это вторая часть статьи, изначально появившейся на сайте iranhumanrights.org и публикуемой здесь в сотрудничестве с Международной компанией за права человека в Иране. Вы можете прочитать первую часть на сайте Global Voices по-русски здесь.

При президенте Хасане Рухани Иран продолжил запрещать фильмы, несмотря на его постоянные заявления о необходимости расширения культурных свобод в этой Исламской Республике.

Последним в список запрещённых фильмов был внесён «Rastakhiz», отстранённый от экранов в июле 2015 года министерством культуры и исламской ориентации под непосредственным руководством Рухани.

Международная кампания за права человека в Иране составила следующий доклад о 14 фильмах, запрещённых в Иране с 2007 года. С цензурой могли столкнуться и другие фильмы, но их создатели решили молчать, надеясь в конце концов получить разрешение на прокат.

RASTAKHIZ («Хусейн, который сказал нет»), режиссёр Ахмад Реза Дарвиш

Director Ahmad Reza Darvish directed the epic religious tale of the Ashura revolt. Despite abiding by many of Iran's religious ethics to make the film, conservative religious elements eventually called for its ban. Image from the Art Director, published for reuse.

Режиссёр Ахмад Реза Дарвиш снял эпичную религиозную историю о восстании Ашуры. Несмотря на соблюдение многих иранских религиозно-этических правил при съёмках фильма, консервативные религиозные элементы в конце концов призвали к его запрету. Изображение от  художественного руководителя, повторное использование разрешено.

«Rastakhiz [анг]» («Хусейн, который сказал нет») вышел на экраны 15 июля 2015 года, но его показы были прекращены через несколько часов из-за критики со стороны консервативных религиозных лидеров и протестов сторонников жёсткого религиозного курса перед министерством культуры и исламской ориентации.

«Rastakhiz» — фильм на религиозную тематику, действие которого происходит в Ираке в VII веке. Фильм рассказывает историю восстания Ашуры: тогда Хусейн, внук пророка Мухаммеда и третий имам шиитов, сразился против правившего калифа и погиб в неравной битве неподалёку от Кербелы. Некоторые религиозные лидеры увидели проблему в изображении дяди имама Хусейна Абуль-Фадля Аббаса. Шиитская теология запрещает воспроизведение лиц имамов и членов их семей.

Режиссёр Ахмад Реза Дарвиш [анг] получил множество наград и восторженных отзывов, когда «Rastakhiz» был впервые показан на международном кинофестивале Fajr 2015 года. Но критика от религиозных кругов была столь сильна, что ему пришлось вырезать 40 минут фильма, чтобы удовлетворить министерство культуры и исламской ориентации. Некоторых религиозных лидеров, однако, это не удовлетворило, и, в конце концов, они вынудили министерство отозвать разрешение.

«Насколько я осведомлён как режиссёр, фильм снимался в соответствии со взглядами религиозных лидеров, во время исследовательской стадии, когда он получил разрешение на производство, и во время съёмок фильма, — сказал [перс] Дарвиш ISNA, официальному Информационном агентству студентов Ирана. — Даже до публичных показов, когда фильм пересматривался, присутствовали представители некоторых почтенных религиозных лидеров, и некоторые из них похвалили создателей фильма».

Пресс-секретарь министерства культуры и исламской ориентации Хусейн Нушабади [перс] заявил: «„Rastakhiz“ не будет показываться, пока не решены его проблемы. В любом случае, этот фильм будет показан в кинотеатрах. Но мы надеемся, что многоуважаемые режиссёр и продюсер будут работать с нами, чтобы мы могли решить проблемы как можно быстрее».

Неясно, согласился ли Дарвиш на внесение дополнительных изменений.

KHANEH DOKHTAR («Дом девушки»), режиссёр Шахрам Шах-Хоссейни

Image from Khooneh Dokhtar (The Girl's House), a film banned for being against "traditional and family values" by hardliners. Image from ICHRI.

Изображение из Khooneh Dokhtar (Дом девушки), фильма, запрещённого консерваторами за направленность против «традиционных и семейных ценностей». Изображение от ICHRI.

«Дом девушки» (2014), снятый Шахрамом Шах-Хоссейни [анг] по сценарию Парвиза Шахбази, обсуждает проблемы иранских женщин, рассказывая историю двух студенток, которые пытаются раскрыть тайну, окружающую убийство одного из их сокурсников.

Консервативные СМИ раскритиковали фильм за направленность против «традиционных и семейных ценностей», и, несмотря на несколько редакций [перс], он не получил разрешения на публичный показ.

«Дом девушки» был показан только на кинофестивале Fajr 2015 года, после чего попал под интенсивные атаки ультраконсервативных религиозных кругов, а отделение культурных вопросов муниципалитета Тегерана выступило против показов фильма в кинотеатрах под его контролем.

Государственная вещательная организация IRIB (Islamic Republic of Iran Broadcasting) сообщила, что «почти все зрители» сочли фильм аморальным, а консервативное новостное агентство Fars [анг] назвало его попыткой демонизировать религиозных мусульман и угодить иностранным судьям с кинофестиваля.

Режиссёр Шах-Хоссейни отверг критику. «Я отклоняю любые обвинения в том, что этот фильм противоречит иранской или исламской морали», — сказал [перс] он новостному агентству ISNA.

MEHMOUNIYE KAMI («Партия Ками») и MAADARE QALBE ATOMI («Атомное сердце»), режиссёр Али Ахмадзаде

kami

Постер «Партии Ками».

Али Ахмадзаде [анг] снял два художественных фильма за свою недолгую карьеру режиссёра, и ни один пока не получил разрешения на прокат. Его первый фильм, «Партия Ками», о дорожном путешествии нескольких молодых людей, был отклонён цензорами, поскольку они решили, что актрисы не покрывали себя должным образом.

«Атомное сердце», последний фильм Ахмадзаде, не был пропущен в кинотеатры без официальных объяснений. Но его название подогрело слухи, что запрет связан с отсылками [перс] к ядерной программе Ирана.

Несмотря на проблемы на родине, фильмы Ахмадзаде были хорошо приняты за границей. «Партия Ками» получила [анг] звание лучшего фильма на третьем фестивале иранских фильмов в Праге, а «Атомное сердце» было показано на Берлинском кинофестивале.

Член съёмочной группы «Атомного сердца» сказал Международной кампании за права человека в Иране, что цензоры не назвали причин запрета фильмы. «Обычно, если у фильма есть шанс на показ после цензуры и изменений, контролёры обсуждают это на встрече с режиссёром. Но есть некоторые фильмы с фундаментальными проблемами в смысле сюжета, сценария и производства, и для них контролёры даже не назначают встреч», — добавил он.

ASABANI NISTAM («Я не сержусь»), режиссёр Реза Дормишьян

Asabani Nista. Promotional film photo.

Asabani Nista. Рекламный кадр.

Премьера фильма «Я не сержусь» состоялась на международном кинофестивале Fajr 2014 года, после того как директор Реза Дормишьян [анг] согласился вырезать из него 17 минут, включая финал. Но фильм был также одновременно показан на Берлинском кинофестивале, причём вместе с финальной сценой.

«Я не сержусь» был высоко оценён зрителями кинофестивалей, но реакция бескомпромиссных членов парламента, государственных СМИ и консервативных групп была обратной и вынудила чиновников запретить специальные показы фильма и отменить рекламную пресс-конференцию.

Фильм Дормишьяна рассказывает о студенте университета, который оказывает исключён из-за политической деятельности и пытается контролировать свой гнев. Консервативные критики особенно недовольны сценами, показывающими бурные события после президентских выборов 2009 года в положительном свете.

Несмотря на популярность фильма среди аудитории кинофестиваля Fajr, «Я не сержусь» был исключён из конкурсной программы фестиваля [перс], чтобы он точно не получил никаких наград, хотя исполнитель главной роли Навид Мохаммадзаде был номинирован как лучший актёр. На церемонии награждения от имени режиссёра было зачитано следующее: «Из уважения к целостности иранского кинематографа и сохранения мира, мы передадим наши награды. С надеждой на лучшие дни».

BOLOOKE NOH KHOROOJIE DO («Блок 9, выход 2»), режиссёр Али Реза Амини

Международный фестиваль Fajr в 2014 году отказался [перс] показывать снятый Али Резой Амини [анг] фильм «Блок 9, выход 2», поскольку организаторы сочли, что он слишком «горек».

Фильм всё же был показан на нескольких иностранных кинофестивалях. Совсем недавно он победил в номинациях на лучший фильм и лучшего актёра [анг] на кинофестивале «Кимера» в Италии.

ASHGHALHAYE DOOSTDASHTANI («Прекрасный мусор»), режиссёр Мосен Амирйосефи

Ashghalhaye Doosta

Ashghalhaye Doostashtani. Рекламный кадр.

«Прекрасный мусор» не получил разрешения на публичный показ, когда он был завершён в 2012 году — тогда президентом был Ахмадинежад. Но режиссёр Амирйосефи [анг] до сих пор не смог показать свой фильм в кинотеатрах, поскольку цензорам не нравятся сцены, связанные с оспариваемыми президентскими выборами 2009 года.

Фильм начинается с демонстрации против результатов выборов. Протестующие убегают от служб безопасности и укрываются в доме старой женщины. Там они обсуждают и критикуют события последних 30 лет.

«Несмотря на настойчивость продюсера и некоторых политиков, этот фильм не получил разрешения на прокат, и планов по его показу нет», — заявил [перс] пресс-секретарь министерства культуры и исламской ориентации Хусейн Нушабади в ноябре 2014 года.

KHERS («Медведь»), режиссёр Хосро Масуми

Khers. Promotional film image.

Khers. Рекламный кадр.

«Медведь» (2011) рассказывает историю военнопленного, который после многих лет возвращается домой и узнаёт, что его жена вышла за другого. Хотя фильм прошёл несколько пересмотров, он так и не был допущен до общественного просмотра.

«Этот фильм не пересёк красной черты. Мы даже внесли некоторые изменения для фестиваля Fajr, — сказал режиссёр Хосро Масуми [анг] газете Aftab [перс] 30 ноября 2014 года. — Несмотря на наши усилия, фильм всё ещё находится под запретом, и неясно, почему. Это неприятно для продюсера, который вложился в фильм, но я всё ещё надеюсь, что „Медведь“ будет показан».

GOZARESHE YEK JASHN («Отчёт о празднике»), режиссёр Ибрагим Хатамикия

Gozareshe Yek Jashn. Image from Borna News, published for reuse.

Gozareshe Yek Jashn. Изображение от Borna News, использование разрешено.

«Отчёт о празднике» был номинировано на получение нескольких наград после премьеры на кинофестивале Fajr в 2011 году. Он рассказывает о событиях в агентстве знакомств, возглавляющая которое женщина становится мишенью полиции. Но критики обвинили режиссёра Хатамикию [анг] в сокрытии истинного послания фильма — поддержки людей, оспоривших законность результатов выборов [перс] в 2009 году.

Предприняв беспрецедентный шаг, государственная Организация фильмов приобрела права на фильм для покрытия расходов Хатамикии на его создание — это первый запрещённый фильм, которому была оказана подобная услуга. Хатамикия не давал комментариев по поводу статуса фильма.

«Министерство ориентации владеет этим фильмом и не имеет планов по его показу», — сообщил пресс-секретарь министерства культуры и исламской ориентации Хусейн Нушабади [перс].

KHIABANHAYE ARAM («Спокойные улицы»), режиссёр Камал Табризи

Khiabanhaye Aram. Promotional film image.

Khiabanhaye Aram. Рекламный кадр.

Главный герой «Спокойных улиц» — репортёр, который неожиданно столкнулся с событиями, похожими на последствия выборов 2009 года. Не удивительно, что в кинотеатрах его пока не показали.

«Я был практически уверен, что этот фильм будет запрещён, если чиновникам не хватит терпимости. Этот фильм окружают определённые чувствительные темы, и, в связи с этим, они сказали нам, что пока фильм показан не будет, поскольку он как-то связан с событиями 2009 года», — сказал режиссёр Камал Табризи [анг] новостному агентству Borna в августе 2013 года.

PARINAAZ, режиссёр Бахрам Бахрамян

Parinaaz. Promotional film image.

Parinaaz. Рекламный кадр.

Второй фильм Бахрама Бахрамяна [анг], рассказывает о девочке, которую после смерти её родителей воспитывают родственники. Главный женский персонаж в исполнении Fatemeh Motamed-Aria — соблюдающая традиции женщина, которая носит чадру.

«Эта женщина очень религиозна и страдает от глубоких личных проблем, которые вызывают проблемы у ней дома. Хотя эти проблемы решаются в конце фильма, власти кинематографа заявили, что носящую чадру женщину никогда нельзя показывать как человека с моральными или психологическими проблемами», — сказал [перс] продюсер фильма Abdolhamid Najibi в интервью в июле 2014 года.

После выборов президента Рухани и смены ответственных чиновников Parinaaz получил разрешение на прокат, но фильм так и не был показан [перс] общественности.

EEN YEK ROYA NIST («Это не мечта»), режиссёр Махмуд Гаффари

Een Yek Roya Nist. Promotional film image.

Een Yek Roya Nist. Рекламный кадр.

Первый художественный фильм Махмуда Гаффари [анг] «Это не мечта» был снят в 2010 году. Он рассказывает о девушке, попавшей в сложную ситуацию в супружеской жизни.

«„Это не мечта“ был отправлен на кинофестиваль Fajr 2013 года, но после его показа приёмной комиссии мне сказали, что он нуждался в изменениях, и я принял действия по их запросу. Но даже после внесения изменений приёмная комиссия вновь отклонила его», — сказал [перс] режиссёр Махмад Гафаари новостному агентству Mehr 7 января 2013 года.

KHANEYE PEDARI («Отцовский дом»), режиссёр Кьянуш Айяри

Khaneye Pedari. Promotional film image.

Khaneye Pedari. Рекламный кадр.

«Отцовский дом» получил разрешение на показ в 2014 году, через пять лет после создания. Но после всего 10 показов в одном кинотеатре в Тегеране оно было отозвано властями.

Многие критиковали сцену, в которой мальчик-фанатик жестоко убивает свою сестру камнем. Но режиссёр-ветеран Кьянуш Айяри [анг] считает, что не это стало реальной причиной для запрета.

«Сцена, где отец приказывает мальчику ударить свою сестру камнем, длится всего несколько секунд. Это единственная сцена насилия, которая является ничем по сравнению с похожим сценами в других фильмах, которые в кинотеатрах показываются без всяких проблем. Так что это явно лишь оправдание. Кажется, будто другие интерпретации вызвали запрет фильма», — сказал Айяри Международной кампании за права человека в Иране.

«Упоминалось, что фильм имеет тенденцию отклонять исламское поведение, но я не принимаю этот взгляд. Эта интерпретация полностью неверна», — добавил он.

Самая ярая критика Айяри донеслась из парламента. За день до начала быстро прекращённых показов «Отцовского дома» 25 декабря 2014 года Мортеза Ага-Техрани, член комитета по делам культуры, заявил [перс], что депутаты считают, что «Отцовский дом» не подходит для общественного просмотра и разрешение должно быть отозвано.

«Неправильно — атаковать историю нашей страны неверно истолкованными идеями и [обвинять] наших предков в дискриминации и насилии против женщин», — сказал Ага-Техрани.

SAD SAL BEH EEN SALHA («Сто лет, как этот»), режиссёр Саман Мохаддам

Sad Sal Beh Een Salha. Promotional film image.

Sad Sal Beh Een Salha. Рекламный кадр.

Главный персонаж фильма «Сто лет, как этот» (2007) режиссёра Самана Мохаддама [анг] — женщина по имени Иран, которая за 30 лет проходит через многие стадии жизни. Сначала она теряет мужа во время революции 1979 года, затем сына в ирано-иракской войне, а потом других родственников, которые становятся жертвами различных социальных и политических потрясений.

Отсылки к человеческой цене революции и установления Исламской Республики вызвали нежелание правительства разрешить прокат фильма. В итоге, он был показан лишь на кинофестивале Fajr в 2010 году.

«„Сто лет, как этот“ получил разрешение на прокат во времена предыдущего правительства, но это правительство планов по его показу не имеет», — заявил [перс] пресс-секретарь Министерства культуры и исламской ориентации Хусейн Нушабади в ноябре 2014 года.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо