Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Иранская facebook-активистка рассказала о том, как была приговорена к 7 годам тюрьмы

Рисунок Tooka Neyastani изображает борца за права женщин Бахаре Недаят (Bahareh Hedayat) за решеткой. Изображение Международной кампании за права человека.

Рисунок Tooka Neyastani изображает борца за права женщин Бахаре Недаят (Bahareh Hedayat) за решеткой. Изображение Международной кампании за права человека.

Эта статья была изначально опубликована на сайте iranhumanrights.org и размещается здесь в рамках сотрудничества с Международной кампанией за права человека в Иране.

В 2013 году 8 активистов были приговорены к тюремному заключению [перс] сроком в несколько лет за публикацию на своих страницах в Facebook политических и социальных комментариев. Нагмех Шахсаванди Ширази (Naghmeh Shahsavandi Shirazi), одна из этих активистов, рассказала, что ей запретили общаться со своим адвокатом, во время допросов расспрашивали о личной жизни, обвиняли в преступлениях, которых она не совершала.

Нагмех Шахсаванди Ширази объяснила Международной кампании за права человека в Иране:

They did not allow me to have a lawyer until my case went to the appeals court, and even then I did not attend the trial. Our case was being presided [over] by Judge Moghisseh who has no knowledge of computers and the Internet because if he did he would never have considered cartoons of [Member of the Council of Guardians] Ali Jannati and [Supreme Leader] Ali Khamenei as pornographic… We did not have one pornographic image on our Facebook pages.

Они не позволяли мне встретиться с адвокатом до тех пор, пока дело не было передано в суд, и я даже не присутствовала на процессе. Наше дело рассматривалось судьей Могиссех (Moghisseh), который не имеет никакого представления ни о компьютерах, ни об интернете, потому что в противном случае он никогда бы не посчитал порнографическими изображения Али Джаннати [прим. переводчика: иранский политик, министр культуры] и Али Хаменеи [прим. переводчика: иранский религиозный и государственный деятель, второй Высший руководитель (глава государства) Ирана с 1989 года по настоящее время]… На наших страницах Facebook нет ни единой порнографической картинки.

Ширази и ее товарищи по несчастью вели 8 популярных страниц Facebook и делились их содержимым в других социальных сетях. 14 апреля 2014 года Ширази была приговорена к 7 годам заключения за оскорбление главы государства Али Хаменеи и великого аятоллы Хомейни, лидера исламской революции в Иране; заговор против государства; публикацию порнографических изображений.

«Большая часть наших страниц в Facebook не имеет политической направленности, — объясняет Нагмех Шахсаванди Ширази. — Только две страницы можно отнести к гражданской журналистике. Мы собирали информацию в тюрьмах и опубликовали ее в Facebook. Эти материалы собрали около 4 миллионов „лайков“, после чего нас обвинили в подрыве основ национальной безопасности».

Она продолжает:

We re-posted cartoons that already existed online. We did not produce anything ourselves. We sometimes put pictures of the country’s leaders next to each other along with a caption for various occasions, such as when someone was executed. The bottom line is that we were a bunch of ‘admins’ who reported current events on our pages like citizen journalists.

Мы републиковали рисунки, которые уже находились в интернете. Мы ничего не рисовали сами. Иногда, если это было необходимо, мы размещали фотографии лидеров страны с соответствующим пояснением, например, когда шла речь о казни. Короче говоря, мы были группой, администрировавшей страницы в интернете и сообщавшей актуальные новости, мы занимались гражданской журналистикой.

Ширази добавляет, что была поражена обвинениями в «заговоре против государства», так как информация, которую она публиковала, почти всегда уже циркулировала в соцсетях. Оригинальные посты, появлявшиеся в Facebook, ранее обсуждались в иранских соцсетях.

Нагмех Шахсаванди Ширази. Фотография Международной кампании за права человека в Иране.

Нагмех Шахсаванди Ширази. Фотография Международной кампании за права человека в Иране.

По словам Нагмех Шахсаванди Ширази, она и семеро Facebook-активистов были вычислены сотрудниками службы безопасности, включая того, кто подал жалобу, являясь при этом участником кибер-армии Революционной гвардии в Ширазе. В день судебного разбирательства члены Революционной гвардии выступали в суде в качестве истца. «Наш судья в апелляционном судк, судья Пурараб (Pourarab), пытался помочь нам, но они не дали этого сделать», — говорит она.

Большая часть вопросов, которые ей задавали, касались ее личной жизни, ее близких и друзей.

«Сам следователь рассказал мне, что подозреваемых мужского пола избивали во время допросов. С физической точки зрения ко мне относились гораздо лучше, чем к другим, но психологическое давление было ужасающим. Я мать двоих детей, и они пользовались этим, чтобы каждый день пугать меня. Мне говорили ужасные гадости», — призналась девушка.

Ширази добавила, что учетные записи администраторов в Facebook создавались анонимно; однако личности администраторов были раскрыты, когда один из активистов начал отвечать на комментарии, используя другой свой аккаунт, зарегистрированный на реальное имя. Власти взломали его аккаунт и таким образом получили доступ ко всей остальной информации: «Изначально истец жаловался на комментарии. Один из наших друзей был арестован за публикацию комментария, во время следствия его аккаунт был взломан и стало понятно, что он является одним из администраторов страницы».

Ширази также добавила, что не имела представления о новейших способах сохранить анонимность, работая в интернете. Чтобы обойти государственные фильтры, она приобрела на иранском черном рынке виртуальную частную сеть (VPN) — инструмент, позволяющий пользователю обходить интернет-фильтры. Подобного рода инструменты, купленные на внутреннем рынке, не могут гарантировать безопасность своим владельцам. Эксперты в сфере интернет-безопасности отмечают, что в таких странах, как Иран, где люди подвергаются преследованию за онлайн-активность [анг] и публикацию своего мнения, анонимные сети (как Tor или Psiphon) или виртуальная частная сеть, приобретённая за пределами страны у надёжных источников, обычно гарантируют защиту от государственной слежки.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо