Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Безнаказанность — это нить, связывающая массовые убийства в Тлатлае, 43 пропавших студентов и побег Эль Чапо

Marcha contra la detención y desaparición de los 43 normalistas de Ayotzinapa, desde la Plaza Independencia hasta la Embajada de México. Foto tomada de la cuenta en Flickr de Sofia bajo licencia Creative Commons.

«Ты причиняешь мне боль, Мексика». Марш против ареста и массового исчезновения 43 студентов из колледжа преподавателей Айотцинапы. Фото было взято с аккаунта Софии на сайте Flickr, на правах Creative Commons.

Оригинальная статья была опубликована [исп] на сайте Sin Embargo и размещена здесь в рамках соглашения о партнерстве [анг].

Побег главы наркокартеля Синалоа Хоакина «Эль Чапо» Гусмана, массовые убийства в Тлатлае и исчезновение 43 студентов из сельского колледжа преподавателей в Айотцинапе имеют два общих зловещих элемента: безнаказанность и полное пренебрежение к закону, согласно отчету Мари Спек, руководителю проекта Международной кризисной группы по делам Мексики и Центральной Америки.

Согласно отчету Спек, который появился на сайте Huffington Post, «похищение 43 студентов из колледжа преподавателей Айотцинапы, Игуала, выявило ослабление сил внутри муниципальной полиции, которой не только не удалось предотвратить, но и которая причастна к массовому похищению и убийству, по словам федеральных прокуроров. Случай в Тлатлае, где погибли 22 подозреваемых, некоторые, вероятно, казнены, раскрыл жестокость внутри расхваленных вооруженных сил страны, трое членов из которых обвиняются в убийстве». Спек указывает:

“Las autoridades mexicanas deben darse cuenta ahora que incluso la policía y las operaciones militares eficientes no van a poner fin a la impunidad que infecta a las instituciones gubernamentales”, advirtió.

Мексиканские власти должны понимать, что сейчас даже успешные полицейские и военные операции не положат конец безнаказанности, которая заражает правительственные учреждения.

«Эти действия дискредитируют многих офицеров и должностных лиц, которые выполняют свою работу честно, часто в лице серьезной опасности, в борьбе с опасными правонарушителями», — добавляет Спек.

Побег «Эль Чапо» [Коротышка] Гусмана, лидера влиятельного картеля Синалоа, является последним в серии непростых событий, преследующих мексиканское правительство. «Но вместо того, чтобы пойти по следам преступлений или упущений, позволившим произойти таким ужасным событиям, правительство, похоже, следует стратегии сдерживания», — утверждает Спек.

В качестве примера она приводит исчезновение студентов 26 сентября 2014 года, случай, в котором только нескольким местным чиновникам, среди них бывший мэр Игуалы Хосе Луис Абарка, предъявлены обвинения, несмотря на то, что государство, национальные и военные чиновники были осведомлены об исчезновении, но «не сделали ничего, чтобы выследить преступников».

«У массовых исчезновений, таких как похищение 43 студентов в Игуале, произошедшее 26 сентября 2014 года, массовых убийств, такими как убийство военными силами 22 предполагаемых преступников в Тлатлае в июне 2014 года, и теперь и у побега «Эль Чапо» Гусмана есть общие черты. Неоднократно чиновники, обязанные соблюдать закон, просто не подчинялись или игнорировали его, из жадности ли, неадекватности, страха или мести. Такое укоренившееся безразличие к существованию права, даже тех, кто притворяется, что следует ему, не может быть с легкостью преодолено. Это потребует решительного руководства, готового не только преследовать тех преступников, которые бросают вызов правительственным учреждениям страны извне, но и тех, кто в течение десятилетий неуклонно разъедает страну изнутри».

По словам Спек, вторичное задержание «Эль Чапо», который уже однажды сбежал из тюрьмы строгого режима Мексики, могло бы «помочь восстановить некоторое доверие к критикуемой власти. Но мексиканские власти должны понимать, что сейчас даже успешные полицейские и военные операции не положат конец безнаказанности, которая заражает правительственные учреждения».

Есть ли лекарство?

Для автора исследования, единственным оставшимся жизнеспособным решением для правительства является проведение «тщательных, беспристрастных расследований, происходящих в открытом суде и со строгими приговорами как для исполнителей, так и для вдохновителей, независимо от того, насколько они сильны».

«Это единственный способ сдерживать преступность и восстановить веру в государство, чьи обещания о безопасности и справедливости — всё еще пустой звук для граждан».

Недавний и впечатляющий побег Эль Чапо из тюрьмы строгого режима в Альтиплано был совершен через туннель длиной 1,5 км. Впервые он сбежал из карательного учреждения в 2001 году, скрываясь в корзине для белья. На этот раз, он применил более сложный метод, включивший в себя вырытый туннель «под его душем, длиной почти в 1 милю, оснащенный вентиляцией и освещением».

«Сенсационный побег — это трудность для правительства Энрике Пенья Ньето, который объявил о захвате Гусмана как об основном ударе против организованной преступности в феврале 2014 года. Такая сложная операция не могла произойти без профессиональной помощи как извне, так и внутри страны, и плюс огромных доз намеренного невежества. Но это гораздо больше, чем удар по одному президенту, правительству и политической партии. Это еще больше подрывает доверие мексиканцев к тому, что их государственные должностные лица, начиная от полиции, прокуроров, судей, тюремных надзирателей, могут гарантировать безопасность и правосудие», — пишет Спек.

Она отмечает увеличение сил безопасности с 2006 года. Это год, когда тогдашний президент Фелипе Кальдерон начал войну против торговли наркотиками. Состав армии, например, вырос от 250 000 до 274 000 человек, в то время как Федеральная полиция возросла от 13 000 до более чем 40 000.

В статье, опубликованной на сайте The Huffington Post, Спек говорит: «Соблюдение правопорядка — это только одна нога политики общественной безопасности, однако, она должна опираться и на предупреждение, правосудие и реабилитацию. Большая часть муниципальной полиции, которая ответственна за предотвращение преступлений, в лучшем случае остается слабой, в худшем случае, коррумпированной или полной агентами преступности».

Далее автор акцентирует внимание на том, что суды «переполнены и не в состоянии обеспечить своевременное, эффективное правосудие. Мексика имеет только четырех судей на 100 000 человек, гораздо меньше, чем в мире, в среднем 17 на 100 000, в соответствии с Global Impunity Index. В тюрьмах находятся более 230 000 заключенных, это на 64 000 больше, чем их предполагаемая вместимость».

Спек предупреждает, что многие из этих заключенных — «подозреваемые, ожидающие суда, чьё заключение, скорее всего, превратит их в закоренелых преступников без рыночных способностей после их освобождения. Даже тюрьма высокой федеральной безопасности Альтиплано, выбранная для нахождения в ней Гусмана, была перегружена, по сообщениям СМИ, и только один из пяти заключенных там был осужден».

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо