Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

С рождением Старбоя Тринидад и Тобаго получают новое произведение музыкального театра

Promotional photo for the new indigenous music-theatre work, Jab Molassie, premiering in Trinidad and Tobago this week. Photo by Maria Nunes, courtesy the Calabash Foundation for the Arts, used with permission.

Рекламное фото для новой местной постановки музыкального театра «Джаб Моласси», премьера которой состоится на этой неделе в Тринидаде и Тобаго. Фото Марии Ньюнэс, Фонд Calabash, используется с разрешения.

Представьте: Лавентилль [анг] —  один из наиболее творческих и пока что самый неблагополучный район Тринидада. Джаб Моласси [анг], Дьявол в маске, ухищрениями пытается справиться с музыкантом Старбоем, убеждая его, что он может воплотить свои самые смелые мечты в реальность, если продаст свой инструмент в обмен на волшебную книгу. Джаб научит Старбоя как пользоваться книгой, если Старбой научит Джаба играть на скрипке. Сделка состоялась, и прошло очень много времени, когда Старбой вдруг обнаруживает, что хоть он и богат, но несчастен. Он скучае по своей старой жизни, но больше всего, он скучает по музыке. Оставшись без настоящих ценностей в жизни, он играет против Дьявола в игру All Fours [игра в карты], чтобы снова вернуть себе свободу. Но сможет ли Старбой действительно когда-то вырваться от Джаба Моласси? Если сюжет новейшей местной пьесы музыкального театра Тринидада и Тобаго вам что-то напоминает, возможно это потому, что это адаптация произведения «История Солдата» [анг] Игоря Стравинского.
Кэйтлин Камминга [анг], уроженка Нового Орлеана, которая в настоящее время является доцентом кафедры контрабаса в Университете Исполнительских Искусств Тринидада и Тобаго, написала либретто и сотрудничала с уроженкой Тринидада, лондонским композитором Доминик Ле Жандр [анг], чтобы донести концепцию до сцены. Мировая премьера Jab Molassie состоится в этот четверг в театре The Little Carib Theatre в Порт-оф-Спейн, который был основан легендарной танцовщицей Тринидада Берилл МакБарни [анг] и долго был домом для выражения и развития самобытной культуры. Global Voices поговорили с одними из главных участников постановки, чтобы узнать больше о произведении. 

Global Voices (GV): Объясните, что из себя представляет пьеса «Джаб Моласси» и почему она важна для Тринидада и Тобаго?

Доминик Ле Жандр (ДЛЖ): «Джаб Молласси» — это перевод на язык тринидадской культуры пьесы Стравинского «История солдата», [который] показывает универсальность оригинальной истории. Это своевременная поучительная история, которая в непринужденной форме рассказывает зрителям о соблазне, во всех его проявлениях, и об ужасных последствиях, которые могут произойти, если поддаться этому искушению. Это также напоминает нам о том, что по мере того, как мы совершаем ошибки в жизни, нам потребуются усилия, чтобы их искупить, если мы хотим удержать самую существенную часть нас самих: нашу целостность. Что уникального в этой работе, это то, каким образом объединены персонажи, локации и элементы настоящего Тринидада с его прошлым, посредством использования карнавала [анг], музыки и освещения, при этом напоминая часть, которая вполне соответствует этому времени.

Natalia Dopwell and Roger Roberts playing the role of the Jab Molassies; Nickolai Salcedo as Starboy is between them. Photo by Maria Nunes, used with permission.

Наталия Допвэлл и Роджер Робертс играют роли в «Джабе Моласси»; Николай Сальседо в роли Старбоя между ними. Фото Марии Ньюнэс, используется с разрешения.

GV: Кэйтлин, что вдохновило тебя написать либретто? Вы не являетесь уроженкой Тринидада как вам удалось передать дух и культуру этого места достоверно? 

Кэйтлин Камминга (КК): Когда мы [Кэйтлин и ее муж, британский тромбонист Айдан Чемберлен [анг]] прибыли в Тринидад в 2009 году, Национальная Академия Исполнительских Искусств [анг] еще не была построена. Среди прочего, мы приехали, чтобы помочь создать программы для только-что сформированной Академии Исполнительских Искусств. Мои коллеги и я взялись за дело. Большая часть нашего непрерывного исследования — это создание соответствующих серий концертов, которые откроют двери НАИИ для публики, предлагая профессиональную модель для наших студентов. Стравинский, во время написания «Истории» [анг], был под сильным влиянием модного «примитивизма» и африканских ритмов, которые европейцы слышали в первый раз. Я действительно хочу поставить пьесу в Тринидаде и Тобаго, как я думаю, она пойдет очень хорошо. Это мой муж предложил местную адаптацию для того, чтобы сделать произведение доступным для зрителей Тринидада. После того, как я начала проводить исследование […] я полностью погрузилась в поэзию языка. У меня был чудесный партнер в процессе, уникальный Корпорал [персонаж в произведении], который был охранником в моей младшей школе. Он был из Белмонта [анг] и […] откровенно говоря, он мог разнести мой выбор слов на кусочки: «Мисс Кэйтлин, они должны сказать что в Новом Орлеане… но Трини никогда не скажет этого!» Он был потрясающим человеком. К несчастью, я потеряла связь с ним. Но я неизменно благодарна ему за его вклад, за потраченное время и попечение, которое он взял на себя, помогая мне. 

Germaine Wilson and Wendell Manwarren in the role of the Corporals. Photo by Maria Nunes, used with permission.

Жермен Вилсон и Венделль Манваррэн в ролях Корпоралов. Фото Марии Ньюнэс, используется с разрешения. 

GV: Как Доминик стала участником?

КК: Доминик и я всегда имели профессиональные отношения, с момента написания ею пьесы для моей группы Ibis Ensemble, Fragments 1, в основу которой была положена нобелевская речь Дерека Валькотта [анг]. Когда план выполнения нового либретто с оригинальной партитурой провалился, Я решила обратиться к Доминик с вопросом о возможности создания новой музыки. Я любила ее музыку и по ходу того, как идея росла и формировалась, я поняла, как создание совершенно новой работы может принести намного больший вклад. Доминик была восхитительным творцом и поддерживала во время всего процесса.

GV: Доминик, проводя нас через свой творческий процесс для Джаба, что ты пыталась донести посредством музыки?

ДЛЖ: На протяжении всей композиции я хотела донести вместе с музыкой то, что я сделала: сочетая классическую музыку, музыку Тринидада 1930-70-х годов, музыку Мартиники и Венесуэлы того же времени, вместе с использованием всех этих звучаний, чтобы показать дух персонажей со всех их динамизмом, изобретательностью, юмором, лукавством, состраданием, завистью, желанием, сильными и слабыми сторонами. Сам по себе процесс был медленным, гарантируя, что музыка будет выражать полностью каждого персонажа в свете правды и неправды, в тоже время оставляя что-то скрытым от глаз. В некотором смысле, сложно объяснить процесс написания, потому что как только персонажи и декорации появляются у меня в голове, звук появляется и я просто должна следовать за этим звуком, в то же время задавая себе вопросы, которые должны быть заданы, для того чтобы гарантировать, что я пишу произведение как единое целое. 

Some of the musicians performing in Jab Molassie. Photo by Maria Nunes, used with permission.

Некоторые из музыкантов, участвующих в «Джабе Моласси”. Фото Марии Ньюнэс, используется с разрешения.

GV: Как был вовлечен Университет Тринидада и Тобаго и почему было важно для Calabash Foundation for the Arts, который помог развить проект, сделать студентов частью процесса?

КК: Моя работа в УТТ как доцента в музыкальном отделе и как преподающего музыканта требует от меня создания постоянных круговоротов от студенчества в сообщество и приношение сообщества обратно в Академию Исполнительских Искусств. Campus Concert Series был разработан в первую очередь как профессиональная модель для наших студентов. И семинары [анг] и  премьера [анг] были отличной возможностью для студентов поработать в профессиональной среде. Спасибо Фонду Калабаша за усилия по сбору средств и за его веру в образовательные преимущества работы наряду с удивительной труппой, студенты подписали профессиональные контракты и платили стипендии в обмен на их обязательства.

Не пропустите вторую часть этой истории, где мы будем беседовать о том, каким образом пьеса «Джаб Моласси» получила выгоду от международного сотрудничества, о испытаниях при постановки пьесы от самой идеи до полного завершения, и о планах на будущее для произведения. 

Переводчик: Николь Осборн

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо