Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

«Теория милых котиков» в действии: несмотря на засуху, иранские интернет-пользователи участвуют в акции Ice Bucket Challenge

An Iranian Facebook users in Tehran does the ALS Ice Bucket challenge, even though Iranians cannot donate to the charity because of sanctions.

Иранский пользователь Facebook из Тегерана выполняет испытание ALS Ice Bucket Challenge, хотя санкции запрещают иранцам жертвовать на благотворительность.

Первоначальный вариант данной статьи опубликован в блоге Амстердамского университета Masters of Media blog [анг].
 
Популярная в социальных сетях кампания [анг], известная как ALS Ice Bucket Challenge, определенно приобрела глобальный характер. Несколько недель назад она пришла и в Исламскую Республику Иран, страну, на которую западными странами наложены такие строгие санкции, что денежное пожертвование в адрес американского фонда ALS противоречит международным и американским законам. Однако вопреки санкционным барьерам, сводящим к нулю саму цель кампании, и жесткий дефицит воды в стране, многие иранцы решительно вылили себе на голову ведро ледяной воды и разместили видео на своих страницах в Facebook.
 
Какой можно сделать из этого вывод? Что «лайки» и внимание со стороны друзей интересуют иранцев больше, чем реальные проблемы своей страны, например, острая нехватка воды [анг] в иранской провинции Исфахан? Это уникальное проявление того, что Итан Цукерман назвал «теорией милых котиков»  [анг] Интернета. По этой теории, интерес большинства пользователей привлекают повседневный и развлекательный потенциалы Интернета. Наблюдая за иранцами, поливающими себя ледяной водой, осознаёшь, что теория милых котиков может воцариться и в стране, имеющей репутацию репрессивной.
Интернет дал нам возможность быть причастными к чему-то большему, совместным действиям и свободному самовыражению (в зависимости от того, где мы живем в этом мире). Я выбираю, с кем дружить и кого «лайкнуть» в Facebook, к кому присоединиться в Twitter. Но как же продраться сквозь весь этот контент и понять, что важно?
"DJ Lolcat Maked You A Mixtaep" by Stallio via Flickr. (CC BY-SA 2.0)

Изображение Stallio с Flickr. (CC BY-SA 2.0)

Иногда кажется, что список сетей, к которым мы можем присоединиться, бесконечен. Facebook, Twitter, Tumblr, отдельные страницы и списки в этих социальных сетях, их новостные ленты и хроники. Разнообразные точки доступа к сети неизменно открывают новые пути к новым видам информации.

Но как переварить все это и отфильтровать то, что имеет значение в данном случае? Есть ли у нас необходимый опыт для понимания, какой новостной репортаж или пост наиболее значим для нашей жизни, работы, учебы? 

Избыток информации — это борьба, которую я веду ежедневно, накапливая в течение дня бесчисленное множество закладок на страницах, которые хочу прочитать, но зачастую не имею на это времени. Итан Цукерман [анг], специалист в области массовых коммуникаций (и один из основателей Global Voices) в своей книге Rewire [анг] утверждает, что проблема не столько в доступности информации, сколько в том, на чем мы концентрируемся. По его мнению, «проблема усугубляется еще и нашей глубоко укоренившейся склонностью обращать несоразмерное внимание на явления,  происходящие поблизости и напрямую затрагивающие нас, наших друзей и наши семьи». 

Основная мысль этой книги в том, что в нашем многонациональном цифровом мире мы как никогда соединены с различными культурами и странами посредством Интернета, однако наши знания об отдаленных местах и проблемах, наверное, остаются теми же, какими были до появления Всемирной паутины. Получается, хотя ленты Facebook и Twitter способствуют нашей связанности с такими вещами и информированности по таким вопросам, с которыми мы не сталкиваемся в обычной жизни, в конце концов мы обнаруживаем, что сосредоточены на интересных и близких нам темах и на событиях в жизни наших друзей. Так же и иранец предпочтет посмотреть видео своего друга, участвующего в акции Ice Bucket Challenge, а не размышлять о водном кризисе, разрастающемся в нескольких провинциях от него.

Виновником здесь может оказаться сам инструментарий. Раньше мы упрекали традиционные СМИ — CNN, BBC и New York Times — в избирательной подаче информации или подвергали критической оценке авторитарные правительства за контроль над газетами и теле- и радиопрограммами. Но сейчас ключевую роль в наших концепциях информационного контроля играют компании, стоящие за платформами, пользователями которых мы являемся.

Мы не рассчитываем на классические медийные центры при получении информации, но в то же время выбор зачастую зависит от прихоти ресурсов, которые мы используем для просмотра информации в свободном доступе. Несомненно, механизмы фильтрации контента в программах и приложениях, подобных Facebook и Twitter, обрабатывают операции, совершаемые нами в сети. Принципы, заложенные в Facebook и Twitter обуславливают усвоение нами информации. И воздействие это настолько масштабно, что Facebook инвестировал ресурсы в исследование [анг] того, как представленная нам информация может управлять нашими эмоциями.

Развитие Интернета было восторженно воспринято общественностью как популярная идеология, приравнивающая технологию к расширению возможностей [анг]. В каком-то смысле это правда. Взять, к примеру, Иран. До появления Интернета в распоряжении иранцев были только контролируемые государством газеты и радио, и иногда нелегальные спутниковые антенны, транслирующие западные каналы. Независимо от происхождения — западного или внутреннего,  информация не была свободной и находилась под контролем определенных государственных структур. Нанося ущерб фильтрации, технологии обхода широко распространены в Иране, и иранцы составляют одну из крупнейших в мире популяций пользователей Facebook. Вдобавок, постоянно растет количество пользователей Twitter (по данным Министерства культуры Ирана, в Facebook около 4 миллионов [анг] иранцев) . То есть, невзирая на низкие скорости Интернета, Иран является неотъемлемой частью анализа взаимодействия всемирных информационных потоков в сети.

В конечном итоге, мы видим на различных платформах и в странах с значительной долей активных пользователей,  что Интернет способен создать новую парадигму контроля в рамках повсеместного доступа, а также инициировать обсуждения, подвергающие сомнению эти системы. Разговор об управлении Интернетом и о роли корпораций в формировании этого мира очень важен, поскольку он затрагивает наши права как граждан мира на ничем не ограниченные потоки информации.

Конечно, проблемы, связанные с подходами Facebook и Twitter к важнейшим последним новостям освещены в основных СМИ, включая Guardian и CBC [анг], и опубликованы на страницах Facebook и Twitter . Нам же остается лишь осознать важность новых форм контроля в новую информационную эпоху и поддерживать этот разговор, постоянно задаваясь вопросом, как управляется это приобретающее все большее значение государство Интернет.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо