Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: соревнующиеся модели Интернет-политики

Этой осенью спор о том, вредит или помогает Интернет демократии – горячая тема, притом не только в Соединенных Штатах. В то время, как в американском контексте голоса “кибер-пессимистов” [англ.] (например, Евгения Морозова или Малькольма Глэдуэлла) звучат громче, чем их оппонентов, в России наблюдается обратная ситуация. Помимо ставших уже традиционными дебат об положительных и отрицательных сторонах влияния технологий на сетевой активизм, в стране наблюдается что-то больше, чем просто “кибер-оптимизм.”

Прямая Интернет-демократия  –  новый термин, старая суть

Российские политики, по своим причинам, примкнули к стороне “кибер-оптимистов”. Алексей Чадаев, один из идеологов “Единой России” предложил продолжение тезиса Дмитрия Медведева о “прямой Инернет-демократии” в программном документе под названием “Прямая интернет-демократия как инструмент модернизации“.

Согласно Чадаеву, Интернет-демократия нечто большее, чем”очередной этап глобального развития демократических институтов”. “Это способ поставить вопрос о демократии заново, обозначить ключевые проблемы любого демократического устройства, понять, какие опасности готовит массовая дигитализация коммуникаций и какие перспективы возможны для действительной демократизации массовой политики, в том числе и путем радикальной реорганизации таких традиционных институтов, как партии.”

“Интернет-демократия”  – наследник таких кремлевских терминов, как “управляемая демократия” (термин предложен в 2005-м году), и “суверенная демократия” (термин предложен в 2006-м году). Оба термина применялись для оправдания и маскировки процессов усиления авторитарного/гибридного режима в стране. В программе-минимум Чадаев предлагает следующие меры: организация интернет-голосования на выборах в Государственную Думу СФ РФ 2011 года, внедрение системы публичной оценки деятельности представителя исполнительной власти, устранение цифрового неравенства, развитие ip-телефонии, демонополизация рынка программных продуктов, внедрение открытого ПО в образовательную систему. Ни одно из предлагаемых нововведений, впрочем, не предполагает создание устойчивых политических институтов для граждан.

Даже до того как документ Центра Модернизационных Исследований был опубликован в середине ноября, Люк Оллнатт, в своей колонке в Крисчен Сайенс Монитор, озаглавленной “Российская Ютюб демократия – это подделка“, объяснил идею, стояющую за эйфорией российского государства по поводу “Интернет-демократии”.

Согласно Оллнатту, Кремль “использует Интернет, чтобы создать пародию реального политического процесса”. Российские чиновники используют инструменты типа Твиттера, чтобы продемонстировать свою близость людям на личном уровне, избегая реальных политических изменений. НКО и журналистам угрожают, но те, по крайней мере, могут написать об этом в блоге. Интернет-активизм, пишет Оллнатт разрешается авторитарными режимами вроде российского, вплоть до того момента пока он служит “каналом выпуска пара”.

Михаил Мень, губернатор Ивановской области и плодотворный твиттерянин (@mikhail_menn), едва ли мог лучше продемонстрировать наблюдения Оллнатта во время последней церемонии вручения Премии Рунета:

И искренне стараюсь как можно больше общаться с жителями региона и твиттерянами, которые находятся в других регионах по всей стране. И я считаю это абсолютно нормальным диалогом, нормальным общением…

Цифровое гражданское общество – новая среда

Не стоит однако отбрасывать идею о позитивной роли технологий, особенно в российском контексте. Несмотря на попытки государственных идеологов продать идею сохранения авторитарного/гибридного режима путем внедрения поверхностных, пусть и высокотехнологичных инноваций, Интернет предлагает новую среду, которую никто, даже государство, не может полностью контролировать. Ниже я привожу несколько причин полагать, что сетевая среда может стать реальным катализатором изменений в России.

Сетевой активизм

Андрей Лошак в своей колонке “Проживем без государства” выразил важный тезис: “Главный повод для оптимизма находится пока в виртуальном пространстве – это блогосфера”. Аргумент Лошака в том, что самоорганизация и взаимопомощь, усиленные Интернетом, представляют собой новою стратегию для неравнодушных граждан (вместе с двумя более “традиционными” стратегиями: эмиграцией и уличным протестом).

Интернет уже давно стал параллельной реальностью, в которой есть все то, чего не хватает в жизни: свобода слова, отсутствие показухи и пропаганды, гражданская активность…

Пока что, гражданский онлайн-активизм может быть сведен к перепосту сенсационных историй космической несправедливости. Но, перепост, считает Лошак, является важным первым шагом, характеризующим состояние человека, когда тот уже не равнодушен. Энергия, рожденная чувством неудовлетворения накапливается и становится реальной силой в борьбе за несправедливость.

В серии статей, посвященных добровольческому движению, которое развилось во время борьбы с пожарами этим летом, Григорий Асмолов показал [Англ.], как гражданская структура может вырасти из независимого, сетевого сообщества, и не только эффективно выполнять социальные функции, но и, если необходимо, занять политическую позицию [Англ.].

Инструмент для журналистских расследований

Global Voices уже не раз описывал роль блогосферы в расследовании важных коррупционных скандалов (например, здесь и здесь). Российская блогосфера, однако, приносит новые примеры каждый месяц. 6 ноября 2010 Алексей Навальный, наиболее известный блоггер, занимающийся расследованиями (Глобальные Голоса взяли интервью с Алексеем Навальным здесь), представляет собой лучший пример, когда один человек, с помощью Интернет, что-то меняет. Один из последних постов Навального с материалами по делу Транснефти стал сенсацией Рунета и привлек внимание более 1 млн человек, включая российских чиновников высшего звена. Навальный нашел, проверил и опубликовал документы, согласно которым более 4 млрд долларов было украдено во время строительства ВСТО. В своем посте Навальный призвал своих читателей распространять содержание его поста и требовать от государства расследования. Пользователи публиковали материалы Навального в Фейсбуке, Живом Журнале, Вконтакте, делая историю доступной как можно большему числу людей.

Альтернативный источник информации

Мириам Элдер в статье GlobalPost отмечает, что, в отличие от телевидения и печатных СМИ, Интернет является единственным средством информации, лишенным государственной регуляции и контроля. Элдер приводит два примера новых СМИ, полностью основанных на сетевом контенте. Одно из них Дождь ТВ, предлагает альтернативную повестку дня. Создатели портала использовали три слогана, чтобы восстановить доверие в носителе информации: “Телевидение – это не наша профессия”, “Дайте телевидению второй шанс”, “Не бойтесь включать ТВ”. Онлайн портал besttoday.ru, возглавляемый Мариной Литвинович, популярным российским блоггером и активистом, представляет собой другой тип альтернативного СМИ. Весь контент портала основан исключительно на том, что появляется в блогах.

Элдер цитирует Зою Светову, российского журналиста и блоггера, которая сравнивает российский Интернет и самиздат, исходя из того, что оба носителя создавались людьми, и ими же распространялись. Однако, в отличие от самиздата, Интернет обладает значительно большим влиянием и аудиторией.

Растущая аудитория

Следует отметить, что темпы роста уровня проникновения Интернет в России одни из самых высоких в мире.  Согласно статистике TNS, аудитория российских телеканалов сократилась, в то время как число Интернет-пользователей значительно выросло, так что некоторые сайты (как например, Яндекс или Вконтакте) сравнялись по аудитории с некоторыми метровыми каналами. При этом не только более молодые люди предпочитают Интернет другим источникам информации: старшие возрастные группы также начинают ежедневно использовать Интернет.

Не каждое Интернет-расследование или онлайн-кампания заканчивается успехом, но есть к чему стремиться. Пока еще (или уже) российские власти не могут игнорировать движения сетевого гражданского общества и вынуждены отвечать на сетевую критику.

Выводы

Мы можем лицезреть, как Рунет становится ареной соперничества как минимум двух концепций использования кибер-пространства: формула “Единой России” – “Интернет вместо демократии”, и независимая низовая идея об Интернете, как о свободной среде. Пока что, обе модели имеют равные шансы. Результат борьбы, однако, будет зависеть от возможности блогосферы выполнить свою роль и миссию. Как отмечает Максим Трудолюбов в Ведомостях:

Интернет позволяет имитировать активность, чем, я уверен, обязательно займутся официальные структуры вроде «Единой России» (они уже выпустили доклад об «интернет-демократии» как инструменте модернизации). Они не будут и не могут сделать главного — институциональных изменений. Такие изменения не даются — их добиваются.

Статья подготовлена вместе с Машей Егуповой.

Эта статья была также опубликована в Ежедневном Журнале в рамках партнерства с проектом Эхо Рунета.

1 комментарий

  • Интернет может стать инструментом демократии, но сейчас он стоит на распутьи – или граждане смогут контролировать с помощью интернет власти или власть возьмет интернет под свой контроль. Каким будет интернет в будущем трудно прогнозировать – время покажет.

Присоединиться к обсуждению

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо