Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Активистка организовала обучение 900 девочек и женщин в сельских районах Афганистана с помощью планшетов

 

Фото: Паштана Залмай Хан Дуррани.

[Все ссылки в этой статье на английском языке.]

Уровень грамотности среди женщин в Афганистане один из самых низких в мире. Многие девочки не посещают школу или бросают учёбу из-за «возрастающей опасности, дискриминации, коррупции или сокращенного финансирования». В сельских районах положение ещё хуже.

Но такие люди, как Паштана Залмай Хан Дуррани, борются за то, чтобы дать образование сельским девочкам и женщинам в Афганистане, которые, по её словам, являются «будущим страны». Паштана, родом из южной сельской провинции Кандагар, разработала онлайн-платформу, которая теперь помогает 900 девочкам и женщинам получать образование на родном языке, если ученицы не могут посещать школу из-за нехватки средств или если школы подвергаются нападениям. Паштана — активистка в сфере образования от фонда Malala и молодёжный посол Amnesty International.

Я взяла интервью у Паштаны Залмай Хан Дуррани, чтобы побольше узнать о её работе. Интервью публикуется с сокращениями.

Самеа Шанори (СШ): Я хотела бы начать с разговора о вашей организации. Расскажите нам подробнее о LEARN?

Pashtana Zalmai Khan Durrani (PZKD): LEARN, a non-profit organization, focuses on three key areas: education, maternal healthcare, and women empowerment. We work with the government and community-based schools, community members and tribal elders. We also partnered with Rumie, a Canadian non-profit organization. Through their online and offline platforms, we provide educational materials and resources not only to schoolgirls, but also women in Kandahar. These materials cover various topics including financial literacy, business entrepreneurship and combating domestic and gender based violence.

Rumie’s offline application plays a crucial role with our students. Once the application is downloaded, LEARN’s entire library will be set up on the device in local languages, Dari and Pashto. We provide the tablets with good battery life. This is the perfect solution that works for us because people in Kandahar, like the majority of Afghanistan, don’t have access to proper electricity and internet.

The goal is that if we have 10 or 20 girls enrolled, five of them will go to high school, and then at least one of them will, for example, go to a midwifery school and become a midwife for that village. We have been having a great success with this model in Kandahar. We hope to expand to other major cities starting with Panjshir and Bamyan, then move to Herat and Mazar.

Паштана Залмай Хан Дуррани (ПЗХД): LEARN — это некоммерческая организация, которая ведёт работу в трёх основных областях: образование, охрана материнского здоровья и расширение прав женщин. Мы сотрудничаем с государственными и местными школами, членами общин и старейшинами племён. Мы поддерживаем также партнёрские отношения с Rumie, канадской НКО. Пользуясь партнёрскими онлайновыми и офлайновыми платформами, мы обеспечиваем учебными материалами не только школьниц, но и женщин в Кандагаре. Эти материалы охватывают различные темы, в том числе финансовую грамотность, предпринимательство и противодействие домашнему и гендерному насилию.

Офлайновое приложение Rumie чрезвычайно важно для наших учеников. После его загрузки, на устройстве будет доступна вся библиотека LEARN на местных языках дари и пашто. Мы предоставляем планшеты с ёмкими аккумуляторами. Для нас это прекрасное решение, потому что людям в Кандагаре, как и в большинстве районов Афганистана, недоступны электричество и интернет.

Цель состоит в том, что если у нас учатся 10 или 20 девочек, пятеро из них закончат полный школьный курс, и затем хотя бы одна из них поступит, скажем, в акушерское училище и станет акушеркой в своей деревне. Такая модель даёт хорошие результаты в Кандагаре. Мы надеемся расширить нашу деятельность в других крупных городах, начиная с Панджшера и Бамиана, а потом перейдём в Герат и Мазар.

Фото: Паштана Залмай Хан Дуррани.

СШ: Почему вы начали проект LEARN?

PZKD: When I returned to Kandahar from Pakistan (where I was a refugee with my family during Afghanistan's civil war) to go to university, I learned about the rate of literacy among rural girls and women. A cousin told me they don't go to school; that was in 2016.  Many schools don't have the educational materials and the teachers. Some schools are attacked and burned. I knew I had to do something.

In our communities, it is a taboo for women to get out of their homes. There are women in my family who haven't been out of the house for years because it's not [seen as] normal. Changing an old man’s way of thinking is difficult and will take time. The better solution is to have an alternative for girls and women to get educated. As I did my research and met with my cousins and relatives, I noticed that my cousins had learned Hindi by watching television.

In 2018, I co-founded LEARN in our house with a table and a tablet. The only people who first believed in my dream of educating rural girls of Afghanistan were my parents. Today, we have more than 900 students enrolled in our programs. We have been able to reach those girls who could never get out of their homes, who didn’t have access to education materials and whose schools were burned down.

I cannot ask a father to send his daughters to a school which was burned right in front of his eyes. But I can provide the safer alternative—his daughter can stay at home and still get an education.

ПЗХД: Когда я вернулась в Кандагар из Пакистана (где во время гражданской войны в Афганистане я и моя семья были беженцами), чтобы учиться в университете, то узнала информацию об уровне грамотности среди сельских девочек и женщин. Одна двоюродная сестра в 2016 году сказала, что они не ходят в школу. Во многих школах нет учебных материалов и не хватает учителей. Некоторые школы подвергаются нападениям и поджогам. Я понимала, что мне нужно было что-то делать.

В наших общинах женщинам запрещается выходить из своих домов. В мой семье есть женщины, которые годами сидели взаперти, потому что это [считается] нормальным. Очень трудно изменить существующие среди мужчин взгляды, и это потребует времени. Лучше, когда у девочек и женщин будет другая возможность — получить образование. Когда я проводила исследования и встречалась со своими двоюродными братьями и сёстрами и другими родственниками, я узнала, что они изучили хинди, смотря телепередачи.

В 2018 году я стала соучредителем LEARN в своём доме, имея лишь стол и планшет. Поначалу только родители верили в мою мечту дать образование сельским девочкам в Афганистане. Сегодня в наших программах участвуют более 900 учеников. Нам удалось привлечь тех девочек, которые никогда не выходили из своих домов, у которых не было доступа к учебным материалам, и школы которых были сожжены.

Я не могу просить чужого отца отправить дочерей в школу, которая сгорела прямо на его глазах. Но я могу предоставить более безопасное решение — его дочь может оставаться дома и всё же получать образование.

СШ: Кто вас поддерживает больше всех?

PZKD: There is always that one person in your life that makes you the person that you become. For me, that was my father. As an elder of our tribe, people always reminded him that his first born was a daughter and not a son. He kept telling them that I was that son. He believed in me from the moment I was born. He made sure I never saw my gender as a barrier to what I wanted to achieve in life. He always treated me better than the male members of the family. That is why I am confident in what I am doing.

When we were living in Quetta, in Pakistan, as refugees, my father started a school for Afghan girls so that his sister who was just divorced could learn to read and write. He also wanted to make sure that other women in his community were not left out. Both my parents started teaching subjects like English and math there. That was in the 1997 or 1998. That is why my father has always been my inspiration.

ПЗХД: В нашей жизни всегда есть один человек, который формирует нас как личность. Для меня таким человеком был мой отец. Ему, как старейшине нашего племени, люди всегда напоминали, что его первенец — дочь, а не сын. Он же всё время отвечал им, что этим сыном была я. Он поверил в меня, как только я родилась. Следил за тем, чтобы я никогда не считала свой пол помехой на пути к тому, чего хочу достичь. Он всегда относился ко мне лучше, чем мужчины из нашей семьи. Именно поэтому я уверена в том, что делаю.

Когда мы как беженцы жили в городе Кветта в Пакистане, мой отец организовал школу для афганских девушек с тем, чтобы его сестра, которая только что развелась, могла научиться читать и писать. Он хотел также добиться, чтобы другие женщины из его общины не остались в стороне. Там мои родители начали преподавать предметы, такие как английский и математика. Это было в 1997 или 1998 году. Вот почему пример моего отца всегда меня вдохновлял.

СШ: С какими трудностями вы сталкивались?

PZKD: I have been fortunate because my father was a tribal leader. People respect, support and listen to me because of the position my father held in our tribe. Despite that, sometimes, my male cousins think that my appearances on television and talking about taboo issues in Afghanistan bring shame to the family.

Pashtun women are among the most oppressed in our patriarchal society, which makes my work difficult, but also very important.

Outside of the family, there are many other challenges that a tribal Pashtun woman from rural Afghanistan like me faces. I have been told many times to shut up when I used to work with the Afghan government just because I am young and a woman. Additionally, in Kabul, people are not open to the idea of rural women advocating for their rights because we look, talk and dress different.

I am also concerned that the international community isn’t as supportive of the rural women of Afghanistan—the women outside of Kabul. Development of rural Afghanistan and Afghan women plays a critical role in advancement of Afghanistan.

ПЗХД: Мне повезло, потому что мой отец был главой племени. Люди относились ко мне с уважением, помогали и прислушивались к моему мнению благодаря тому месту, которое отец занимал в нашем племени. Мои двоюродные братья, напротив, иногда говорили, что я позорю семью своими выступлениями на телевидении и обсуждением табуированных в Афганистане вопросов.

В нашем патриархальном обществе женщины-пуштунки находятся среди наиболее угнетаемых групп, что делает мою работу трудной, но также и очень важной.

Вне семьи есть много других проблем, с которыми сталкивается такая как я сельская афганская женщина из пуштунского племени. Когда, бывало, я работала с афганскими правительственными организациями, мне часто говорили, чтобы я помолчала, потому что я молодая, да ещё и женщина. Кроме этого, в Кабуле люди не очень-то поддерживают идею борьбы сельских женщин за свои права, потому что мы выглядим, говорим и одеваемся по-другому.

Меня беспокоит также и то, что мировое сообщество не очень-то поддерживает сельских женщин в Афганистане, проживающих за пределами Кабула. Для прогресса Афганистана совершенно необходимо развивать сельские районы страны и раскрывать возможности афганских женщин.

Фото: Паштана Залмай Хан Дуррани.

СШ: Если вы можете дать совет другим женщинам, то какой именно?

PZKD: I would say read the history of Afghan women, especially women like Gawharshad Begum, Zarghuna Ana, Nazo Ana, Malalai Maiwand, the fifth-century female Afghan poet Rabia Balkhi and Queen Soraya. When I was growing up, my father didn’t read Snow White or Cinderella to me. He read the stories of these strong Afghan women who were pioneers and had changed the history of Afghanistan. I look up to them.

Also, my advice to the young girls is that when you have an idea, start discussing it with people you trust. Do your research and find those people who have done what you want to do, see how their models have affected their communities and then come up with a model of your own. Most importantly, make sure what you want to do is sustainable with a long-term impact on your community and people you want to serve.

When I started LEARN, I followed the steps of Fereshteh Forough, the founder of Code to Inspire, and Shabana Basij Rasikh, the co-founder of School of Leadership Afghanistan (SOLA) which is an all-girls boarding school. Both Fereshteh and Shabana have created organizations that are changing the lives of so many Afghans, especially Afghan women who are the future of this war-torn country.

In Afghanistan, many projects are not sustainable because the community members aren't part of the solution. Through LEARN, I want to change that. I tell the residents of the villages I work with that I will not be there forever to send a doctor to check on the women. You need one of your daughters to become a midwife so that she can take care of the entire village. That is why you need to send your daughter to school now.

ПЗХД: Я бы рекомендовала читать жизнеописания афганских женщин, особенно таких как Гаухаршад Бегим, Заргуна Ана, Назо Ана, Малалай Майванд, афганская женщина-поэтесса V века Рабиа Балхи, а также королева Сорая. В детстве отец не читал мне «Белоснежку» или «Золушку». Он читал рассказы об этих сильных афганских женщинах, которые были первопроходцами и изменили историю Афганистана. Я равняюсь на них.

Ещё один совет девушкам — когда у вас есть какая-нибудь идея, начните обсуждать её с людьми, которым вы доверяете. Поищите и найдите тех, кто уже сделал то, что планируете делать вы, посмотрите, как их идеи изменили жизнь у них в общинах, и затем создайте собственное решение. Самое главное, убедитесь, чтобы ваш замысел учитывает долговременное воздействие на общину и людей, которым вы хотите служить.

Когда я начинала проект LEARN, я следовала примеру Фереште Форуг, основательницы организации Code to Inspire, и Шабаны Басидж Расих, соучредительницы «Школы лидерства в Афганистане» (SOLA), школы-интерната для девочек. Фереште и Шабана создали организации, изменяющие жизни очень многих афганцев, особенно афганских женщин, которые являются будущим этой истерзанной войной страны.

Многие проекты в Афганистане нежизнеспособны, потому что в них не участвуют члены общин. Я хочу изменить это при помощи LEARN. Я говорю жителям тех деревень, с которыми я работаю, что я не буду с ними вечно, чтобы прислать врача для помощи женщинам. Нужно, чтобы одна из ваших дочерей стала акушеркой и смогла обслуживать всю деревню. Именно поэтому необходимо, чтобы сейчас вы отправили свою дочь в школу.

Свежие статьи в категории Афганистан

Топ-статьи

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо