Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Депутаты послевоенной Армении целятся по свободе прессы

Армения — Площадь Республики, Еревен, фото Dumphasizer. Лицензия CC BY-SA 2.0

Эта статья изначально появилась на русском на OC Media. Отредактированная версия публикуется здесь по партнёрскому соглашению в области контента.

7 февраля Виктория Андреасян, журналист издания «Инфоком», посетила Сюникскую область, чтобы рассказать истории людей, живущих на границе с Азербайджаном. Но на въезде в приграничную деревню Шурнух журналистку и её оператора не пустили остановили на контрольно-пропускном пункте.

«Пограничные войска сказали, что не могут пропустить нас в деревню без разрешения Национальной службы безопасности (НСБ)», — рассказала Андреасян OC MediaЧерез три дня после поездки Андреасян было выпущено официальное распоряжение [арм] о том, что журналисты обязаны получать от НСБ разрешение на съёмку в пограничных районах.

После переговоров группу Андреасян пропустили, но, по её словам, «разговаривать с местными жителями и снимать видео запретили».

Случай Андреасян — далеко не единственный. После подписания 9 ноября 2020 года трёхстороннего договора, положившего конец второй войне в Нагорном Карабахе, журналисты в Армении столкнулись со множеством новых ограничений, нередко неясных и противоречивых.

В 2021 году в парламент Армении внесли две поправки, касающиеся свободы слова и печати. Первая поправка [арм], которая предусматривает пятикратное увеличение штрафа за «оскорбление и клевету» — 5 миллионов драм (9,5 тысяч долларов США)  и 10 миллионов драм (19 тысяч долларов США) соответственно — уже прошла первые слушания в парламенте. Согласно второй поправке [арм], изданиям, цитирующим источники, сайты в интернете и аккаунты в социальных сетях, чьи владельцы публично не известны, грозит штраф до 500 тысяч драм (1 тысяча долларов США).

Последняя поправка — это ответ на выросшую во время и после карабахской войны популярность анонимных оппозиционных Telegram-каналов. Время от времени они публикуют [анг] антиправительственную дезинформацию, на которую после ссылаются уже известные оппозиционные медиа.

Третий проект поправки, разработанный прокуратурой Армении, но пока не рассмотренный в парламенте, предусматривает наказание за «оскорбление или клевету в отношении деятельности должностного лица, связанные с выполнением его профессиональных обязанностей». Виновным грозит штраф в размере 3 миллионов драм (6300 долларов США) или тюремное заключение до двух лет.

Ряд неправительственных организаций Армении, осуществляющих независимый контроль за СМИ, включая Центр медиаинициатив, выпустили [арм] совместное заявление, где назвали поправку «логическим продолжением нескольких правовых инициатив, принятых правительством в последние месяцы» и «накладывающих неприемлемые ограничения на свободу выражения».

«Невозможно обойти вниманием факт, что официальные лица и различные политики часто воспринимают объективную критику журналистов за оскорбления, клевету и пытаются отомстить, предъявляя им судебные иски», — говорится в заявлении.

Президент Центра свободы информации и доцент кафедры журналистики Ереванского государственного университета Шушан Дойдоян заявила OC Media, что принятие поправок приведёт к результату, противоположному ожиданиям чиновников.

«У общества есть запрос на получение информации, и оно так или иначе найдёт способы этот запрос удовлетворить, — говорит она. — Если запретить создавать качественный контент журналистам, их место займут сплетни и фейки».

Гегам Варданян, главный редактор Центра медиаинициатив, некоммерческой организации по обучению медиаграмотности, сказал OC Media, что эти законы просто усугубят и без того враждебную обстановку в журналистской среде. «Несколько лет назад даже Конституционный суд рекомендовал не применять к СМИ максимальные штрафы, чтобы это не выглядело, как давление на медиа», — добавил он.

Последствие войны

Резкие изменения в работе журналистов произошли в первый же день войны с Азербайджаном в Нагорном Карабахе, вслед за введением в Армении военного положения 27 сентября. Тогда армянским журналистам запретили критиковать действия государственных чиновников и военных.

Согласно данным правоохранительных органов Армении, до 2 декабря, когда ограничения сняли [арм], из-за них были оштрафованы [арм] 13 изданий и 62 человека. За это время аккредитацию от властей Армении и Нагорного Карабаха получили около 600 иностранных журналистов. Лишили аккредитации только одного из них — Илью Азара, корреспондента независимой российской «Новой газеты», ранее опубликовавшего материал, в котором он критиковал действия армянских военных.

После войны Карен Арутюнян, главный редактор издания Civilnetраскритиковал [анг] введённые ограничения, из-за которых освещение конфликта только «притупляло и без того размытое чувство реальности у общества».

«Ход 44-дневной войны показал, что если бы на работу журналистов не накладывали ограничения, страну бы удалось уберечь от ещё большей трагедии, ей нанесли бы меньше вреда», — написал он.

Но и после окончания войны Министерство обороны Армении, видимо, продолжает поддерживать напряжённые отношения со СМИ — в частности, игнорируя официальные запросы о предоставлении информации. Многие медиаорганизации [арм] заявляют [арм], что получили подобные отказы на основании, что запрашиваемая информация классифицирована как «государственная тайна», даже когда журналистов интересовали простые данные, как количество погибших, раненых и пропавших без вести армянских солдат.

Шушан Дойдоян опасается, что на фоне вводимой правительством цензуры и сложной обстановки в СМИ после войны свобода прессы, «с такими усилиями приобретённая Арменией в последние годы», окажется под угрозой.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо