Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Власти непризнанного Приднестровья преследуют пенсионера за «антироссийские» высказывания

Скриншот из видеоинтервью [рум] с подзащитным, опубликованного на сайте «Zona de Securitate», посвящённом мониторингу нарушений прав человека.

Согласно недавно опубликованным материалам, 70-летнему пенсионеру из Тирасполя были предъявлены обвинения в оскорблении президента Приднестровья и «отрицании положительной роли российских миротворцев» в непризнанной республике.

Обвинения против Михаила Ермураки были выдвинуты в феврале 2020 года после того, как он поспорил с директором школы в Тирасполе, столице Приднестровья, о целесообразности установки мемориальной доски памяти российского солдата, погибшего в Сирии.

Ермураки также были предъявлены обвинения в «разжигании межэтнической ненависти», которые позже были отозваны. Это первое дело в непризнанной республике, заведённое по закону 2016 года, запрещающему гражданам Приднестровья публично критиковать российскую миротворческую миссию. В настоящее время подзащитный находится под подпиской о невыезде.

Внимание общественности к уголовному делу привлёк в декабре 2020 года живущий в Приднестровье русскоязычный блогер Николай Кузьмин, написавший заметку в своём блоге в Telegram.

Ранее в этом месяце на румыноязычном молдавском сайте «Zona de Securitate», который занимается мониторингом нарушений прав человека в Приднестровье, было опубликовано интервью [рум] с рассказом Ермураки о произошедшем.

Приднестровье — непризнанное государство на границе Молдовы и Украины, отделившееся от Молдовы в 1992 году после вооруженного конфликта. Мировое сообщество и Молдова не признают Приднестровье отдельным государством, но считают его автономным территориальным образованием в составе Молдовы. В сентябре 2016 года власти самопровозглашенного Приднестровья провели референдум, по итогам которого начали подготовку ко вхождению в состав Российской Федерации. Российские миротворческие силы давно присутствуют на территории республики, а сама ситуация вокруг Приднестровья часто характеризуется как «замороженный конфликт».

По словам Ермураки, обвинения против него были выдвинуты после дискуссии в конце 2019 года с директором местной школы Тамарой Гайдарлы по поводу мемориальной доски, установленной в память о погибшем российском солдате, который был выпускником этой школы.

Во время дискуссии директор, по словам Ермураки, задавала ему провокационные вопросы, например, «Что было раньше — Молдова или Румыния?» и «На каком языке вы говорите — на молдавском или румынском?».

В ответ Ермураки, уже известный среди местных жителей критическими взглядами насчёт властей Приднестровья, предложил директору прочесть написанный им ранее текст, где излагалась его позиция.

Директор школы втайне записала дискуссию на диктофон и передала запись в Министерство государственной безопасности Приднестровья. Вскоре после этого против Ермураки было открыто уголовное дело.

В интервью подзащитный сказал, что именно его критическая позиция в отношении статуса Приднестровья и роли миротворческих сил России послужила причиной преследования:

Меня обвиняют в трех преступлениях: оскорбление президента ПМР, что категорически запрещено на оккупированной территории России; второе — оскорбление российских миротворцев, которых я называю оккупантами, и третье, наиболее абсурдное из них, — разжигание межнациональной расовой и религиозной ненависти на территории ПМР. 

Версия обвинения

5 февраля 2021 года на сайте информационно-правового центра «Априори» (одной из немногих существующих в Приднестровье правозащитных организаций) появилось изложение обвинительного заключения по делу Михаила Ермураки.

По версии обвинения, в 2006 году Ермураки написал статью «Осмысленно об очевидном в „ПМР“», в которой изложил критические взгляды на правительство самопровозглашённого Приднестровья и участие России в миротворческом процессе. 

В процессе дискуссии с директором школы, по версии обвинения, Ермураки якобы использовал «ряд оскорбительных выражений» в адрес президента Приднестровья, в частности, «наемник», «марионетка», а также «иные заведомо ложные сведения относительно его деятельности». Из этого вытекает обвинение по статье 316-1 уголовного кодекса Приднестровья — «оскорбление президента Приднестровья».

Обвинительное заключение также утверждает, что представитель президента Приднестровья в органах власти Т. Харахалуп «показала, что президент ознакомился с публичными заявлениями Ермураки, посчитал их оскорбительными для себя, унижающими его как человека и представителя власти, подрывающими в глазах окружающих его президентский авторитет, и считает, что эти действия преступны».

На допросе в феврале 2020 года, как говорится в документе, Ермураки своей вины не признал и «пояснил, что обвинения против него выдвинуты незаконным органом [и что они] лживы».

Реакция общества

Реакция подписчиков Telegram-блога Кузьмина на новость не заставила себя ждать. Alex, один из подписчиков, адресовал критику напрямую российскому президенту Владимиру Путину и упрекнул последнего в молчаливой поддержке усилий властей Приднестровья, которые берутся «за такие дела, где нет явного криминала и которые направлены на зачистку информационного поля» (орфография  и пунктуация сохранены):

И вообще надо быть идиотом, чтоб стать на такой шаткий стульчик, как нелегитимное президентство в ПМР, да ещё размахивать пером, подписывая людоедские законы. Это публицистика. Идиотские мысли в публицистике должны осуждаться читателем и союзом журналистов, а не судом, да еще до пяти лет заключения. Иногда через резкие и радикальные высказывания автор пытается передать градус своего отношения к чему-либо, прекрасно осознавая, что никто и никогда не последует его строкам.

Судебный процесс над Ермураки продолжается. Обвиняемому грозит до 5 лет лишения свободы. Степан Поповский, юрист информационно-правового центра «Априори», считает, что дело может дойти до Европейского суда по правам человека:

У меня не вызывает сомнений, что это дело, если будет вынесен обвинительный приговор, окажется в Европейском суде по правам человека  с жалобой на нарушение ряда статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, среди которых обязательно будет статья 10 Конвенции. [Статья 10 Конвенции защищает свободу слова в рамках «необходимости в демократическом обществе» — ред.]

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо