Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Пандемия в Нагорном Карабахе не остановилась ради боевых действий

Здания в центре Степанакерта после бомбардировки азербайджанскими военными, середина октября 2020 года. Фото (с): Режи Жанте. Использовано с разрешения.

[Прим. ред.: оригинал этой статьи был опубликован 23 октября; описание событий может не отражать текущую ситуацию.]

Никто не может самоизолироваться в зоне боевых действий.

А это именно то, во что превратился Нагорный Карабах. 27 сентября начались ожесточённые бои на фоне попытки Азербайджана вернуть себе эту область Закавказья. Развернувшаяся война на данный момент является самой серьёзной вспышкой насилия с 1994 года, когда хрупкое соглашение о прекращении огня оставило Нагорный Карабах под контролем армянских военных отрядов в качестве де-факто независимой республики. Хотя НКР не признана Арменией, Ереван оказывает ей обширную военную и экономическую поддержку, и большинство жителей этого региона являются гражданами Армении.

Вооружённые силы Азербайджана обстреляли столицу Нагорного Карабаха, Степанакерт, из артиллерии, беспилотников и, согласно недавнему докладу Human Rights Watch (HRW), кассетными боеприпасами. Сообщается о жертвах среди мирного населения города, многие из 55 тысяч жителей которого бежали в соседнюю Армению. Те, кто остались, вынуждены укрываться в бомбоубежищах и подвалах. К тому же случаются перебои с электроснабжением города.

На сегодняшний день было нарушено два договора о гуманитарном прекращении огня, заключённых при посредничестве России. Военные Азербайджана быстро продвинулись на юге НКР, вдоль иранской границы. На момент написания статьи азербайджанские солдаты находятся в нескольких километрах от главной транспортной артерии между Нагорным Карабахом и Арменией, известной как Лачинский коридор.

Вопрос уже не в том, обернётся ли продолжение боёв гуманитарным кризисом для Карабаха, а в том, как его предотвратить. Война ведётся в тени пандемии: COVID-19 нависает над непризнанным во всём мире государством, практически оторванным от своего единственного канала связи с внешней поддержкой в условиях приближающейся зимы.

Последние данные де-факто Министерства здравоохранения Нагорного Карабаха были приведены на армянском сайте журналистских расследований Hetq 26 сентября, за день до начала боевых действий. Там указывалось, что на территории зарегистрирован 421 случай COVID-19. На той же неделе армянское информационное агентство также сообщало, что в Нагорном Карабахе за один день зафиксировали 9 новых случаев COVID-19, а это уже является тревожным ростом для территории с населением 140 тысяч человек.

Судя по всему, с начала войны местные органы здравоохранения больше не публиковали новую статистику заболеваемости COVID-19.

Global Voices безуспешно пытались связаться с Министерством здравоохранения Нагорного Карабаха. Однако 22 октября де-факто министр здравоохранения Арарат Оганджанян сообщил Associated Press [анг], что многие карабахские врачи и медсёстры знали, что они инфицированы, но молчали об этом. «Когда Степанакерт попал под сильный обстрел, у нас не было времени отслеживать всех заразившихся, что и привело к распространению инфекции», — рассказал Оганджанян, который и сам продолжает работать несмотря на положительный результат теста на коронавирус.

Эффективно бороться с пандемией, в то же время пытаясь выжить на войне, представляется практически невозможным. Согласно репортажу EuroNews от 21 октября [анг], некоторым пациентам с COVID-19 в Степанакерте пришлось укрываться от бомб вместе с остальными, увеличивая тем самым риск заражения.

«Объективно и субъективно, никто не может уделять должное внимание мерам предосторожности», — пояснил в телефонном разговоре уполномоченный по правам человека в Нагорном Карабахе Артак Бегларян.

Лика Закарян, журналистка, работающая в Степанакерте, высказалась более резко в онлайн-беседе с Global Voices. «В данный момент никому нет дела до COVID-19. Вполне возможно, что многие заражены, поскольку в наших больницах лежат раненные на войне», — рассказала репортёр армянского интернет-издания CivilNet.

Закарян добавила, что, насколько ей известно, большинство больниц в Нагорном Карабахе функционируют, включая столичную больницу общего профиля. Мгер Мусаелян, директор Республиканского медицинского центра в Степанакерте, подтвердил в телефонном разговоре с Global Voices, что у него нет данных о какой-либо масштабной программе отслеживания COVID-19. «Наша главная задача сейчас — забота о раненых», — пояснил доктор Мусаелян, подчеркнув, что врачи по-прежнему будут делать всё, что в их силах, чтобы оказать помощь любому, у кого появятся симптомы COVID-19.

Однако часть медицинской инфраструктуры всё же была повреждена и нарушена в результате обстрелов. Например, хоть и, вероятно, у крупнейших больниц области имеются собственные небольшие генераторы, нападение Азербайджана на основную электростанцию Степанакерта привело к тому, что 3 октября в городе отключилось электричество. 14 октября появились фотографии, на которых запечатлены удары по больнице в яростно оспариваемом городе Мартакерт в ходе, по словам официальных лиц Армении [анг, арм], умышленного нападения, хотя их азербайджанские коллеги это отрицают.

Война сопровождается всплеском заражений COVID-19 по всему Закавказью.

Изначально больше всех пострадала Армения. 22 октября общественные СМИ сообщили о суточном приросте в 2306 случаев COVID-19, худшем с начала эпидемии в марте. Однако и в Азербайджане новости неутешающие: 21 октября в Баку зафиксировали рекордное количество новых случаев COVID-19 — 825 человек за сутки.

Учитывая такой резкий рост числа заражений, официальные лица Армении начали сомневаться в том, что их и так загруженная система здравоохранения сможет выдержать дополнительный наплыв. А он весьма существенный: война уже вынудила тысячи армян, проживающих в Нагорном Карабахе, бежать в южную Армению. По оценкам Бегларяна, переселились до 60 процентов жителей территории.

«Если ситуация будет продолжаться, наша система здравоохранения может скоро рухнуть и у нас не будет возможности госпитализировать тяжелобольных [COVID-19]. Сейчас в больницах лечатся 2 тысячи пациентов с коронавирусом», — предупредила врач-эпидемиолог Лусине Паронян 22 октября на пресс-конференции [арм] в Ереване. Паронян, возглавляющая Национальный центр по контролю и профилактике заболеваний Министерства здравоохранения Армении, добавила, что к сотрудничеству были привлечены военные для отслеживания контактов заболевших, чтобы вирус не распространился на передовую.

Первый твит: «Мы должны объединиться против COVID-19, чтобы обеспечить безопасность наших солдат на передовой», — Лусине Паронян, министерство здравоохранения РА.

Второй твит: «Мы отслеживаем каждый случай COVID-19, чтобы попросить всех, кто был в тесном контакте с заболевшим, самоизолироваться. Эти данные предоставляются команде Министерства обороны Армении, чтобы они могли предотвратить распространение вируса на передовую», — Лусине Паронян, Министерство здравоохранения РА.

Паронян и её коллеги также призвали армян не забывать, что страна сейчас ведёт две войны и ни одна ещё не выиграна:

Первый твит: Высокопоставленный представитель Национального центра по контролю и профилактике заболеваний Армении: «С момента начала войны в Арцахе число случаев COVID-19 резко увеличилось — на 13%». Он призвал людей быть бдительными и соблюдать меры безопасности.

Второй твит: Поправка: число случаев Covid-19 увеличилось на 113%

Министр здравоохранения Армении Арсен Торосян заявил, что руководство Азербайджана будет также повинно в росте смертности от COVID-19 в Армении и Карабахе:

Военная агрессия в разгар пандемии Covid19 делает террористический характер руководства Азербайджана в два раза хуже.

Международные организации всё чаще ссылаются на пандемию, призывая к деэскалации.

«Армения не побеждает. Азербайджан не побеждает. Побеждает COVID-19. Нам нужно остановиться», — призвал генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш 21 октября.

По мнению Ханса Клюге, главы Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), дальнейшие боевые действия будут напрямую способствовать серьёзному распространению случаев COVID-19.

«Я не думаю, что война скажется — я знаю, что это уже произошло, — заключает Бегларян, уполномоченный по правам человека в Нагорном Карабахе. — Совершенно очевидно, что конфликт повлиял на ситуацию с COVID-19 негативно, весьма негативно. У нас нет точных цифр из-за загруженности системы здравоохранения, которая не может заниматься тестированием и лечением заразившихся так же хорошо, как раньше, поэтому у нас нет и общей статистики. Из моих разговоров с врачами и министром здравоохранения совершенно ясно, что число случаев увеличилось в несколько раз. Не в два, не в три раза, а, может, в десять или пятнадцать. Вирус активно распространяется».

Но наша беседа прервалась.

«Они опять атакуют», — сказал Бегларян и положил трубку.

Этим вечером Степанакерт снова оказался под ударом.

Перевод: Ольга-Алиса Амбрукова

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо