Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Кто должен обладать правом определять «истину» в век дезинформации? 

Глобус с сетью. Фото NeedPix, CC0.

Столкнувшись с такой базовым утверждением, как, например, «Бостон находится в Массачусетсе», людям легко ограничить своё суждение вариантами «истина» или «ложь». Эта бинарная структура проста и интуитивно понятна, но мир намного сложнее, и нам требуются более тонкие категории для определения истины.

Когда технологические компании и исследователи создают и конструируют рамки для информационных категорий, они часто склонны к предвзятости. Тем не менее компании скрывают свои решения от обычных граждан, которые в конечном итоге потребляют эту информацию каждый день и в результате формируют свою жизнь на её основе.

В Африке, где, особенно в периоды политической напряженности, в интернете часто распространяются дезинформационные кампании [анг], американские технологические компании и социальные сети становятся судьями «истины». Миллионы африканцев используют поисковые системы и платформы, такие как Google, Twitter и Facebook, которые фильтруют информацию через призму собственной предвзятости.

Ситуация осложняется тем, что эти технологические платформы и социальные сети, которые порой являются основными источниками новостей и мнений, часто используют различные рамки для категоризации информации.

Например, Google, гигант поисковой индустрии, разработал механизм проверки вирусных заявлений по следующей классификации: «неправда», «по большей части неправда», «отчасти правда», «по большей части правда» и «правда». Facebook использует аналогичный рейтинг, но в отправляемых сообщениях фокусируется на категориях «лжи» и «частичной лжи». Между тем, Twitter недавно объявила о структуре из трёх категорий [анг]: вводящая в заблуждение информация, спорные заявления и непроверенные заявления.

Фактчекинговые организации используют радикально отличающиеся друг от друга классификации.

Например, Politifact изобрёл так называемый Truth-O-Meter [анг] («Правдометр»). Хотя механизм следует стандарту «правда, в основном правда, в основном ложь, ложь», здесь также используется категория «штаны в огне» — для заявлений, которые «не точны и содержат нелепые утверждения». Snopes использует совершенно другой метод с 14 категориями [анг].

Для сравнения, у Africa Check — восемь категорий [анг]. При принятии решений они оценивают утверждения о фактах, перекладывают бремя доказывания на говорящего, сосредотачиваются на значимости, используют лучшие доказательства, доступные на тот момент, и обязуются обновлять информацию и прояснять ошибки, когда появляются «новые или более веские доказательства».

Между тем Full Fact, британская фактчекинговая организация, вообще не использует категорий, оставляя это на усмотрение читателя [анг].

Однако технологические платформы при заключении партнёрских программ с фактчекинговыми организациями обычно требуют от последних придерживаться собственной структуры категорий. Например, Facebook ждёт от своих фактчекинговых организаций оценки рассматриваемого контента по опубликованной схеме Facebook [анг]. Со временем это приводит к доминированию единой точки зрения, где Facebook становится единственным светочем истины.

Публикуется и множество других вариантов категоризации без пояснения того, что за ними стоит, при этом обычных пользователей просят принимать и применять их. Когда платформы меняют эти категории, основываясь на взглядах нескольких экспертов или разработчиков, общество вновь просят адаптироваться и соответствующим образом менять свой взгляд на мир.

Исследователи пытаются найти решения запутанным проблемам категоризации информации. Клэр Уордл, известная исследовательница в этой области, создала категоризацию по семи типам [анг]: сатира или пародия, вводящий в заблуждение контент, контент от «самозванца», сфабрикованный контент, ложная связь, ложный контекст и подтасовка.

А Билл Адар, профессор репортёрской лаборатории Университета Дьюка, выработал уникальный подход к категоризации информации — «таксономию для медиа» [анг], в которой категоризация производится путём демократического процесса обсуждения на основе отзывов пользователей.

Но категоризация — это не просто техническая проблема; она оказывает серьёзное влияние на то, как граждане думают и рассуждают о мире. Когнитивисты показали важность категоризации — некоторые считают, что «познавать — значит категоризировать» [анг].

Другие предупреждают об опасности категоризации. Дерек Кабрера, профессор Корнеллского университета, написал эссе под заголовком «Темные стороны мышления категориями» [анг]. А Барт де Ланге [анг] и Филип Фернбах [анг] опубликовали статью «Опасность мышления категориями» [анг] в Harvard Business Review.

Категоризация информации — настоящая власть, но таящаяся под маской. Те, кто обладают возможностью категоризировать информацию, могут, сами того не осознавая, навязать гражданам собственное восприятие реальности.

Категоризация информации бесспорно необходима, но граждане должны следить за тем, кто обладает подобной властью. Этот процесс должен быть прозрачным и, без сомнения, находиться под постоянным, рациональным и открытым наблюдением общества.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо