Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

COVID-19 становится причиной всё большей нестабильности для рабочих мигрантов в Индии

A highway in Karnataka, India. Image via Pxfuel.com. Used under a Creative Commons Zero - CC0 license.

Автотрасса в штате Карнатака, Индия. Фото с сайта Pxfuel.com. Используется на основании лицензии Creative Commons Zero – CC0.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Читайте специальную рубрику Global Voices о всемирных последствиях COVID-19 [рус].

На улицах обычно шумной столицы Дели, закрытой на карантин, царит жуткая тишина. С 24 марта не работают предприятия, заброшены строительные площадки, а жилые кварталы закрыли свои ворота для всех, кроме постоянных жителей.

COVID-19 заставил страну замереть и стал причиной еще большей неопределенности для трудовых мигрантов и их семей, которые и так всегда считались уязвимой частью населения.

Мы с @Vijaytal шли вниз вдоль реки Ямуна в Дели и наткнулись на несколько сотен рабочих мигрантов, забытых и голодных.

Они сказали, что не ели уже два дня.

Это в 10 километрах от кабинетов премьер-министра Индии и главного министра Дели.

Основными работодателями рабочих мигрантов являются строительная и обрабатывающая промышленность, торговля, транспорт и гостиничный сектор. Многие работают помощниками в домашних хозяйствах, разнорабочими и уличными торговцами. Такие рабочие обычно попадают в теневой сектор экономики, в лучшем случае зарабатывая по 2 доллара в день.

С появлением COVID-19 их положение ухудшилось. Многие из них, лишенные жилья и еды, были вынуждены искать убежища во временных лагерях помощи, управляемых государством. На сегодняшний день  самое большое число государственных лагерей для трудящихся-мигрантов расположено в Керале (15 541 из 22 567 по всей Индии), за которой следуют Уттар-Прадеш (2230), Махараштра (1135) и Тамилнад (175). Помимо существующих лагерей правительство распорядилось создать дополнительные лагеря помощи, чтобы предотвратить массовый отток трудовых мигрантов из городов в деревни. Однако и лагеря, и правительственные приюты являются лишь временным решением.

В интервью Global Voices Аарти, которая живет в одном из кварталов Дели, сказала, что ее 46-летняя домработница, Шайла, мигрантка из Калькутты, дважды звонила ей, чтобы узнать, сможет ли она вернуться на работу. К сожалению, домработницы больше не допускаются в жилые кварталы.

История Шайлы перекликается с историями многих из 45 миллионов рабочих-мигрантов в разных частях Индии. Живя вдали от своих домов, рабочие мигранты оказываются между молотом и наковальней, без работы и без возможности вернуться в свои деревни. Уттар-Прадеш остается единственным штатом Индии, который организовал транспорт для рабочих-мигрантов, для их возвращения из Дели домой. Однако опасения, что возвращающиеся мигранты распространят вирус дальше, побудил центральное правительство [рус] более жестко регулировать переезды между штатами, в результате чего большое количество рабочих оказались брошенными на произвол судьбы в различных частях Индии. Бывший директор Индийского института менеджмента Ахмедабада Джагдииш С. Чоккар подал иск о защите общественных интересов с требованием разрешить этим рабочим вернуться домой.

Штат Уттар-Прадеш получил разрешение отправить 300 автобусов в Коту, чтобы перевезти студентов из Коты домой на время карантина. Штату Гуджарат было разрешено перевезти 800 паломников, застрявших в Хардваре обратно в Гудж по причине карантина. Но рабочим мигрантам, оказавшимся без работы, денег и еды, не разрешается вернуться!

Правительство Индии обнародовало план экономического стимулирования на сумму 23 миллиардов долларов США для обеспечения около 800 миллионов человек в течении следующих трех месяцев. Пакет включает в себя 5 кг пшеницы или риса на человека в месяц, газовый баллон в месяц для бедных семей и некоторые денежные субсидии; однако они, вероятно, не дойдут до многих рабочих мигрантов, которые сейчас находятся далеко от тех мест, где зарегистрированы. Кроме того, более 100 миллионов человек, возможно, будут исключены из числа участников национальной распределительной системы (PDS), так как государство не скорректировало согласно приросту населения количество лиц, имеющих право на субсидируемое продовольствие. Согласно Закону о национальной продовольственной безопасности (NFSA), распределение по штатам всё еще рассчитывается на основе данных переписи населения 2011 года.

Карантин вызвал серьезный кризис в жизни рабочих мигрантов. Хотя правительство объявило о некоторых мерах по оказанию помощи рабочим мигрантам, они еще не дошли до тех, кому предназначались, из-за проблем с их реализацией. #COVID

Зайдите на наши страницы, чтобы узнать больше.

Нита Лал  из журнала The Diplomat критикует реакцию правительства на кризис и объясняет, почему многие рабочие мигранты возвращаются домой:

Social distancing doesn’t work without social security. And as state governments and urban municipal bodies have evidently failed to take care of them, going back to their villages, even on foot, is their only option.

Социальное дистанцирование не действует без социального обеспечения. И поскольку правительства штатов и городские муниципальные органы о них явно не заботятся, возвращение в свои деревни, даже пешком, является для них единственным вариантом.

Лишенные выбора, толпы рабочих и их семей преодолевают огромные расстояния, чтобы добраться до своих домов. Такой массовый отток рабочих из Дели и Мумбая, двух штатов, которые используют наибольшее количество рабочих, указывает на явный страх среди мигрантов и их семей.

Ему потребовалось семь дней, чтобы на велосипеде проехать почти 1700 км, примерно 242 км в день. «Я был уверен, что столкнусь с призраками, — сказал он. — Я не видел ни одного».
Невероятная история, написанная ⁦@debabrata2008⁩ и Рудранейлом Сенгуптой.

Данные Центра мониторинга индийской экономики (CMIE) уже показали значительный рост безработицы — с 8,4 процента на 22 марта до 23,4 процента на 5 апреля.

Хотя никто не может с абсолютной уверенностью сказать, каким образом пандемия повлияет на индийскую экономику, существующая гипотеза предполагает мир, в котором будущее рабочих мигрантов выглядит мрачнее с каждым днем.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо