Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Из лагерей в тюрьмы: очередной коллапс прав человека в Синьцзяне

Этнические казахи из Синьцзяна держат фотографии своих приговорённых родственников.

[Ссылки ведут на страницы на английском языке, если не указано иного.]

Всего чуть больше десяти лет назад участок 1327 по дороге Дунчжань, в нескольких километрах к северу от заброшенной грузовой станции на северной окраине города Урумчи в Синьцзяне, пустовал, здесь росли лишь трава и деревья. 16 сентября 2009 года он официально стал [кит] новым адресом Женской тюрьмы Синьцзяна вскоре после печально известных беспорядков 5 июля [ру], и довольно быстро учреждение обрело свою первую знаменитость — в рядах заключённых оказалась писательница, модератор веб-сайтов и правительственная служащая Гульмира Имин, приговорённая к пожизненному заключению по результатам закрытого судебного разбирательства.

Несмотря на сохраняющееся международное внимание, приговор Имин не был смягчён за последние годы; более того, к ней присоединились другие женщины, чьи скромные биографии резко контрастируют с суровостью решений суда. Одну из них, Бузейнеп Абдурешит (27 лет), чьи единственные возможные «преступления» заключались в том, что она училась в Египте и вышла замуж за иностранца, в 2017 году приговорили к семи годам лишения свободы за «создание толпы для возмущения общественного порядка». Потом, в июне текущего года, тюрьма стала домом для Нурзады Жумакан и Эрлан Кабден — двух этнических казашек за пятьдесят с проблемами со здоровьем, вообще не совершавших каких-либо явных преступлений. Их сроки? 20 и 19 лет тюрьмы соответственно.

Охрана на пропускном пункте женской тюрьмы в Урумчи. (источник: аккаунт «Контроль и наблюдение над дисциплиной в тюрьмах Синьцзяна» в WeChat.)

Даже не говоря о варварской природе этих новых приговоров, они вызывают особую обеспокоенность, так как указывают на вероятную смену курса репрессий в Синьцзяне. Хотя внимание мира в отношении региона в основном приковано к лагерям «перевоспитания», собственная статистика правительства [ру], некоторые сообщения журналистов (работа которых ограничена) и новые свидетельства, представленные родственниками жертв и бывшими заключёнными из соседнего Казахстана, позволяют сказать, что значительное число задержанных в 2017 и 2018 году теперь приговариваются к длительному лишению свободы и переводятся в крупные тюрьмы, подобные женской в Урумчи.

Для Алиботы Жанибек, старшей дочери Нурзады Жумакан и теперь гражданки Казахстана, новость была особенно душераздирающей, так как пришла незадолго до Нового года — когда многие в Казахстане узнавали, что их родственников отпустили из лагерей во время волны массовых освобождений в конце декабря 2018 года. Пока люди делились хорошими новостями, Жанибек узнала, что её мать приговорили к тюрьме по обвинениям, как стало известно позже, в «использовании предрассудков для подрыва работы правоохранительных органов» и «создании толпы для возмущения общественного порядка». Эрлан Кабден, медсестру из другого уезда того же округа, что и Жумакан, признали виновной в «использовании экстремизма для подрыва работы общественных органов» и «провокации ссор и неприятностей» — по словам родственников из Казахстана, эти обвинения вызваны тем, что она пришла на церемонию поднятия флага в головном платке.

Официальное уведомление о месте заключения Эрлан Кабден (с переводом на английский, выполненным автором статьи).

В офисе казахской правозащитной организации «Атажурт» в Алматы, куда каждую неделю приходит Жанибек, чтобы на камеру просить о помощи своей матери [казах], большинство из тех, кто хочет рассказать свою историю и призвать к действию, сейчас говорят не о лагерях, как было год назад, а о тюрьмах. Хотя информация фрагментарна и искажена слухами, достаточно поговорить с десятком просителей, чтобы начать замечать определённые тенденции: тяжёлые приговоры, месяцы или даже годы досудебного заключения и особенные преследования верующих.

Статистика, основанная на профилировании жертв — из тысяч публичных видеосвидетельств [казах], собранных «Атажуртом» и проанализированных Базой данных жертв Синьцзяна, — позволяет подтвердить некоторые из этих качественных наблюдений количественными данными. Сравним жертвы, о которых сообщается, что они получили приговоры к лишению свободы, с теми, кто, по сообщениям, был отпущен из лагерей. Более 90% из первых — мужчины (в сравнении с 69% из второй группы), и почти 75% из них, как считается, были задержаны по религиозным причинам (в сравнении с 27%). Анализ 311 жертв, осуждённых на длительное тюремное заключение, показывает, что средний приговор составляет 11,2 лет, и 89% приговорённых получили 5 и более лет. Исследование же 65 жертв, задержанных на 2 месяца и больше, показывает, что для этих людей среднее время, проведённое за решёткой до приговора, составило примерно 9 месяцев, и 30% провели в досудебном заключении год и больше.

Сравнение гендерного состава и причин заключения для казахских жертв, приговорённых к тюремным срокам, и тех, кто был освобождён из лагерей. (источник: База данных жертв Синьцзяна, доступ от 17 сентября 2019 года)

Доступные по сообщениям сроки жертв, приговорённых в Синьяцзяне с конца 2016 года. (источник: База данных жертв Синьцзяна, доступ от 17 сентября 2019 года)

Время, которое жертвы провели в длительном заключении (2 месяца или больше) до приговора. (источник: База данных жертв Синьцзяна, доступ от 17 сентября 2019 года)

Ходят слухи, что до трансфера в тюрьму немало осужденных держали в следственных изоляторах (каньшоусо), которые слывут оплотом жестокости; бывшие заключённые сообщают о зверском обращении и чудовищных условиях жизни. Однако ряд свидетельств очевидцев дает основания полагать, что многие их тех, кого во внесудебном порядке интернировали в местные лагеря «перевоспитания», тоже были приговорены, ещё находясь в этих лагерях. Четверо казахов, которые провели львиную долю 2018 года в лагерях, утверждают, что либо слышали, либо воочию лицезрели «открытые судебные заседания» внутри так называемых «школ». Двое из них, Эргали Эрмек и арестант, который пожелал остаться инкогнито и здесь будет именоваться «Руслан», говорят, что те, кого приговорили к 10 годам или более, позже отправились в настоящие тюрьмы. Один из таких заключенных — Жигер Токай, студент университета им. Сатбаева [ру] из Алматы. Сперва о задержании юноши сообщили его близкие, а его сокамерник Руслан подтвердил информацию о приговоре. В недавно вышедшем интервью побывавшая в лагере Рахима Сенбаи вспоминает открытое слушание, на котором семь женщин осудили за соблюдение ифтара [ру].

Студент Жигер Токай, арестованный летом 2017 году, сперва был направлен в лагерь, а в 2018 году его приговорили к 10 годам тюрьмы (сведения подтвердили его близкие и товарищи из лагеря).

Поскольку для больных и стариков долгие тюремные сроки равноценны смертному приговору, они не только бьют по психике их родных, но и крушат все претензии исправительной системы Синьцзяна на легитимность. Тем не менее отсутствие легитимности вселяет надежду, ибо без крепкого подспорья и весомых доводов нелепые вердикты ещё могут быть аннулированы, a узники отпущены — подобное уже случалось в лагерях, создание которых не регулировалось законом. Истории Эргали Эрмека и Руслана, которых сперва осудили, а затем выпустили, соответствуют этой тенденции, равно как и случай Гульбахары Хаитиваджи, которую в декабре 2018 года приговорили к семи годам заключения, но недавно отпустили домой во Францию. При ощутимом давлении и порицании со стороны международного сообщества не исключено, что даже ворота Женской тюрьмы Синьцзяна наконец распахнутся, позволив девушкам вроде Бузейнеп Абдурешит, Нурзады Жумакан и Эрлан Кабден вновь глотнуть воздуха относительной свободы. А возможно, это коснётся и Гульмиры Имин.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо