Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

30 лет после событий на площади Тяньаньмэнь: интервью с оставшимся в живых Чжоу Фэнсуо

Чжоу Фэнсуо (выделен) был под номером пять в списке разыскиваемых полиции Пекина после событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Фото: Чжоу Фэнсуо.

[Все ссылки в тексте — на английском языке.]

Следующая статья была первоначально написана Крисом Чэн и опубликована в издании Hong Kong Free Press 12 мая 2019 года. Изданная версия статьи переопубликована в Global Voices в соответствии с соглашением об информационном партнёрстве.

В преддверии тридцатой годовщины событий на площади Тяньаньмэнь HKFP попросила нескольких оставшихся в живых после подавления протеста ответить на ряд вопросов об этой трагедии и поделиться своими взглядами на будущее Китая.

Кровавая расправа 1989 года завершила длившиеся нескольких месяцев студенческие демонстрации в Китае, когда для подавления протестующих в Пекине были задействованы вооруженные силы. Предположительно сотни, а возможно и тысячи людей погибли в результате этих событий.

В 1989 году Чжоу Фэнсуо был студентом четвёртого курса физического факультета Университета Цинхуа и во время движения возглавил студенческий союз Пекинского автономного университета. Сейчас он живет в Соединённых Штатах, и HKFP в последний раз говорила с ним в 2014 году, когда он приезжал в Гонконг во время Революции зонтиков. Ранее Чжоу работал в сфере финансов, а в настоящее время является президентом организации Humanitarian China.

HKFP: Требовать отыскать виновных в событиях 4 июня становится все сложнее и сложнее. У вас все ещё сохраняется надежда на это?

Чжоу Фэнсуо: Коммунистическая партия Китая должна понести ответственность за события на площади Тяньаньмэнь, это самое главное. Непосредственная ответственность возлагается, безусловно, на семьи бывших китайских лидеров Дэн Сяопина и Ли Пэна.

У нас свои взгляды на то, как должно выглядеть признание вины, – по моему мнению, если демократическое правительство требует от них взять на себя ответственность за произошедшее, обе семьи должны быть лишены своих богатств, включая следующие поколения.

Добиться ответственности значит добиться справедливости, и начать нужно с того, что выяснить правду. Например, как они решили, каким образом убивать людей? Почему они убивали согражан? Правда важна для выяснения того, кто должен нести ответственность.
Это очень большая проблема для Китая, что люди, которые совершили эти злодеяния, не понесли никакой ответственности. Мы должны превратить тех, кто совершил эти злодеяния, в назидательный пример – независимо от того, куда они уехали, – мы должны добиваться справедливости.

У нас есть доказательство, которое ясно указывает на семьи Дэн Сяопина и Ли Пэна. Некоторые люди предлагали установить две коленопреклонённые статуи в парке скульптур Либерти [в Соединённых Штатах] неподалёку от памятника 4 июня. Это то, что мы можем сделать в гражданском аспекте.

HKFP: Есть какой-то особенный опыт, о котором вы отчетливо помните после того, как покинули Китай?

Чжоу Фэнсуо: Я провёл в тюрьме один год после событий 1989 года. Был выслан в уезд Янъюань в провинции Хэбэй. Я покинул Китай в начале 1995 года.

Я боролся за возможность уехать из Китая и прошёл долгий путь, даже получил стипендию на изучение физики [в университете Соединённых Штатов], но мне не дали паспорт. Я протестовал, участвовал в шествиях и сражался за свой паспорт.

Чжоу Фэнсуо. Фото: Том Гранди/HKFP.

HKFP: Некоторые активисты событий 1989 года все ещё в Китае. Вы обеспокоены их положением? Что можно для них сделать?

Чжоу Фэнсуо: Humanitarian China [организация, сооснователем которой является Чжоу] помогает им, обеспечивая их финансовой поддержкой, получая информацию об их положении дел и защищая их. В их число входят Матери Тяньаньмэнь, местные жители, которые были против насильственного подавления протестов, и разыскиваемые студенты. Мы помогаем им любыми доступными способами.

Многие подвергаются притеснениям из-за участия в протестах 1989 года и памятных мероприятиях впоследствии. В их числе случай с лейблом бутылки алкоголя и история Цзэна Гофана из провинции Цзянси, который был арестован в прошлом году за празднование 4 июня, – мы беспокоимся об участниках этих событий.

Самое важное и необходимое для нас: чтобы больше людей рассказало свои истории. Власти вели себя крайне жестоко в этих случаях, и в Китае было мало людей, которые бы выступили в их поддержку.

Профессор Сюй Чжанрунь и Цзян Яньонг – нам необходимо заботиться о них. Многие люди пожертвовали своей свободой. Лю Сяньбинь был заключен в тюрьму более чем на 20 лет в 1989 году. Нам необходимо уделять им внимание, потому что Коммунистическая партия Китая рассчитывает, что они будут забыты спустя 30 лет.

HKFP: Прошло 30 лет, многие родственники и родители жертв умерли. Вы сожалеете о том, что не можете навестить свою семью на протяжении десятилетий?

Чжоу Фэнсуо: У меня нет сожалений по поводу того, что я не могу поехать домой, чтобы навестить свою семью. Я говорил об этом много раз – Коммунистическая партия хотела, чтобы я вернулся назад и нажил состояние. Но я сказал, что если вернусь, то не буду навещать свою семью, не буду вести бизнес. Я буду рассказывать о событиях 4 июня на протяжении всей моей жизни, где бы я ни был, и это будет моим главным приоритетом, когда я вернусь в Китай.

Работа, которую я веду за рубежом, продолжится и в Китае. Мне действительно не нравится сентиментальность темы возвращения домой. Это то, что использовала Коммунистическая партия Китая. Она хотела сделать возвращение домой сентиментальным – это неприемлемо. Если я вернусь назад, то сделаю все, чтобы свергнуть этот режим, я говорил это много раз.

HKFP: Спустя 30 лет огромных перемен каким вы видите будущее Китая? Вы видите какую-то надежду на то, что оно окажется лучше в политическом плане?

Чжоу Фэнсуо: Мириться с существованием Коммунистической партии Китая опасно не только для народа ханьцев в Китае, но и для людей в Тибете, Синьцзяне, Гонконге, Макао и по всему миру.

Это реальность, с которой мы сталкиваемся. Мы позволили этому режиму, который убил людей при помощи танков в 1989 году, продолжать своё существование, а Соединённые Штаты сделали на этом бизнес. Это было и остаётся позором мирового сообщества.

Мы никогда не примиримся, мы должны сопротивляться, как можем.

HKFP: Что касается недавних тенденций в Китае, две из них особенно тревожны: репрессии в отношении юристов и феномен принудительных показаний. Как вы относитесь к этим тенденциям?

Чжоу Фэнсуо: Мы не можем быть оптимистически настроены по отношению к ситуации в Китае. Безумство Си Цзиньпина имеет своей основой китайское общество, а именно средний класс, притворяющийся необразованным, и молодое поколение, которому промывают мозги.

Это очень страшно для будущего страны и представляет собой огромный вызов для всемирного становления мира. Безумство и тупость Си Цзиньпина – вот имидж этой страны. Китаю придется заплатить за это высокую цену в будущем.

Я верю в то, что сил, подталкивающих к переменам внутри Китая, – снизу вверх или сверху вниз – практически не существовало. Вероятно, нам необходимо заставить Китай измениться посредством противостояния между странами.

Но наши принципы не изменятся независимо от того, изменится ли Китай. Мы требуем режима, который будет с уважением относиться к свободе, достоинству и жизни. Независимо от того, насколько мрачна ситуация сейчас, мы будем сопротивляться.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо