Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Наперекор всему — предпринимательница из Афганистана

Шукрия Аттайе — 50-летняя афганская предпринимательница. Снимок: Эззатуллах Мехрдад. Используется с разрешения автора.

Солнце клонится к закату над расположенным в западной части афганской столицы города Кабула скудным двором, где брат и сестра в испачканных комбинезонах заготавливают корм к прибытию нового стада дойных коров.

Сестре по имени Шукрия Аттайе 50 лет. Её брату Мохаммеду Али — 55. Вразрез с привычным укладом, в стране, где гендерные роли строго определены, а старших принято почитать, именно Мохаммед находится в подчинении у сестры Шукрии, которая является его работодательницей.

«Я горжусь своей сестрой», — признаётся Мохаммед Али, чей ежемесячный заработок в семейном бизнесе составляет около 200 долларов США.

«Поначалу я не верил в её успех. Думал, что она всего лишь пытается заработать на жизнь, и не более того».

Аттайе не умеет читать, но руководит ещё тремя работниками на скотном дворе. Должность главы семьи она завоевала дорогой ценой — её муж потерял способность работать, получив ранения от рук движения «Талибан».

И хотя Аттайе родом не из бедной семьи, к богачам они также не относятся. Пять лет назад женщина открыла молочную ферму со стартовым капиталом менее 40 000 афгани (700 долларов США). Теперь она планирует вложить средства в молокозавод.

«Я не хотела, чтобы моим детям пришлось работать на улице, — пояснила Шукрия, говоря о том, что её вдохновило. — Смелость, энтузиазм и уверенность помогали мне в работе и продвижении вперёд».

Шукрия Аттайе на скотном дворе, арендованном ею за 1 000 долларов США в год. Снимок: Эззатуллах Мехрдад. Используется с разрешения автора.

Лидерские качества Аттайе сформировались в тяжёлых условиях. В 1979 году её семья оказалась среди тысяч других, вынужденных бежать в Иран после вторжения СССР в их страну. Там она занимала весомую роль в совете женщин, совместно с ООН занимавшемся проблемами беженцев.

В 1996 году, когда кровопролитная война, наконец, стала затихать, а страну взяли под контроль «талибы», по приглашению ООН Шукрия вернулась в Афганистан, чтобы работать в представительстве организации в западном городе Герат.

Однако вскоре после возвращения семьи, без объяснения причин «талибы» арестовали её мужа и подвергли таким ужасным пыткам, что всю оставшуюся жизнь он мучался сердцем и страдал от других заболеваний, по словам Аттайе.

Сводя концы с концами

В Кабуле, куда переехала их семья, Шукрия Аттайе открыла пекарню. Родственники со стороны мужа перестали поддерживать с ними отношения, боясь, как бы её искалеченный супруг со своей семьёй не обратились к ним за финансовой помощью. Между тем, пекарня стала успешным предприятием, а в дальнейшем Аттайе стала торговать машинами и небольшими земельными участками.

Однако в конечном итоге иссякло не только здоровье мужа — он скончался в 2016 году, — но и все сбережения семьи.

После нескольких поездок на лечение в соседнюю Индию «у меня совсем не осталось денег», вспоминает женщина. Аттайе показала Global Voices долговую расписку, согласно которой, в 2013 году ею были заняты деньги для покупки обратных билетов на самолёт из этой страны. 

Примерно в то же время Шукрия решила заняться производством молочных продуктов. Она заняла денег у знакомых и за 700 долларов США купила одну дойную корову. Продав её с прибылью, она купила ещё несколько коров. Теперь в её стаде насчитывается 25 голов.

Госпожа Аттайе ухаживает за своими коровами. Снимок: Эззатуллах Мехрдад. Используется с разрешения автора.

Помогая другим женщинам

В Афганистане работающие женщины во многих сферах подвергаются гонениям. Руководительница всемирно известной программы реабилитации наркозависимых «Mother Camp» («Материнский лагерь») Лайла Хайдари утверждает, что местные священнослужители неоднократно обвиняли её в проституции.

Чтобы финансировать лагерь, в 2013 году Хайдари открыла ресторан. Однако у многих посетителей её заведения не укладывалась в голове сама идея того, что женщина может управлять рестораном. С её слов, довольно часто помимо еды и питья от неё требовали предоставления сексуальных услуг.

Своё положение предпринимательницы и влиятельной личности Хайдари использовала для расширения прав и возможностей других женщин. Кроме этого, около 35 девушек и женщин получили от неё финансовую поддержку на обучение в средних школах и университетах.

«Расширение прав и возможностей женщин Афганистана — это не американский проект», — заявила она Global Voices, отвечая постоянную на критику со стороны местных относительно таких инициатив, как её. «Речь идёт о том, чтобы найти цель и средства, а также смелость, (чтобы они) поверили в самих себя».

С недавних пор Шукрия Аттайе тоже заразилась идеей помогать другим. В настоящее время она приютила двух женщин, одна из которых разведена, а другая — вдова.

«По мере расширения моей молочной фермы, я смогу дать крышу над головой большему числу нуждающихся женщин», — пообещала Аттайе Global Voices.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо