Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Год миновал, а закону о «неограниченном аутсорсинге» в Бразилии всё не удается создать новые рабочие места

Фото Agência Brasil, используется с разрешения

[Все ссылки в тексте — на португальском языке, если не указано иного].

Персонал Volkswagen работал беспрерывно в течение 30 дней. Банки и операторы телемаркетинга засекали время пребывания сотрудников в уборных. Крупные ритейлеры используют рабский труд. Это только некоторые истории, попавшие в бразильские новости за последние несколько месяцев — а стоят за этим всем новые, более гибкие трудовые законы.

В ноябре 2017 года президент Бразилии Мишел Темер утвердил закон, позволяющий компаниям отдавать на аутсорсинг [ру] [прим. ред: аутсорсинг — передача организацией, на основании договора, определённых видов или функций производственной деятельности другой компании] все свои задачи, в том числе целевые. В августе 2018 года Федеральный верховный суд признал, что закон соответствует конституции. Правительство надеялось, что снятие некоторых ограничений для работодателей поможет рынку рабочих мест на фоне экономической рецессии в стране — в 2016 году ВВП упал на 3,5 процента, что стало худшим показателем роста с 1980-х годов. Восстановление идёт медленно.

Школы теперь могут нанимать учителей посредством аутсорсинга, заключая частный договор между двумя сторонами вместе стандартного договора о трудоустройстве, гарантирующего регулярные зарплаты, льготы и социальную защиту.

До принятия закона посредственные задачи, т.е. задачи, не являющиеся целевыми для данного предприятия, как уборка, безопасность, ремонт и обслуживание, были единственными, которые можно было поручить субподрядчику согласно решениям Верховного суда по трудовым делам.

Национальная ассоциация трудовых магистратов (Anamatra) подвергла критике решение Федерального верховного суда, заявив, что судьям нужно проявлять осторожность при применении новых правил:

Restará agora aos juízes do Trabalho avaliar concretamente, caso a caso, se o modelo adotado frustrará os direitos sociais, em detrimento das garantias constitucionais e legais do trabalhador.

Теперь всё будет зависеть от судов по трудовым делам. Им придётся точно оценивать каждый случай, чтобы установить, нарушает ли новая модель социальные права, наблюдается ли ухудшение конституционных и других правовых гарантий работника.

В 2015 году в докладе Международной организации труда уже отмечалось, что 66% работающих бразильцев не имели постоянных рабочих контрактов. Для сравнения, в развитых странах эта цифра достигает около 15%. В то время закон об аутсорсинге всё еще находился на рассмотрении, хотя доклад уже предупреждал, что он может «подставит под угрозу права трудящихся» в Бразилии.

В интервью журналу CartaCapital социолог и профессор Университета Кампинас Рикардо Антунес заявил, что «во времена существования рабства работника продавали, а во времена аутсорсинга его берут напрокат».

É evidente que não estamos voltando ao trabalho escravo de 1500, estamos falando de uma escravidão inclusive digital, do trabalho terceirizado, precarizado, informal, do trabalho sem direitos, de uma dependência do sistema perverso de metas, que tem levado a suicídios e adoecimentos do trabalho.

Очевидно, что мы не возвращаемся во времена рабского труда 1500 годов, но речь идёт об эпохе цифрового рабства,к том числе в рамках аутсорсинга, где работа является временной, неоформленной, без наличия правовых гарантий и независимости от бесчеловечной системы, ориентированной на выполнение целей, которая уже привела к самоубийствам и заболеваниям, связанным с условиями труда.

Кардинальные изменения

Трудовые отношения в Бразилии регулируются Сводом трудовых законов (известных в стране под акронимом CLT), рядом мер, одобренных в 1943 году президентом Жетулиу Варгасом. Данный закон был создан с целью разрядить напряженную обстановку между набиравшим силу профсоюзным движением и промышленными предпринимателями, которые приобретали всё более значимую роль в национальной экономике.

Несмотря на то, что Свод трудовых законов действовал в течение 70 лет, он подвергся ряду изменений. Однако не одно изменение не было настолько обширным, как реформа 2017 года. Новое трудовое законодательство Бразилии, помимо изменения касательно аутсорсинга, отменяет обязательные профсоюзные взносы и даёт возможность заключать индивидуальные договоры между работниками и работодателями, противоречащие общим постановлениям, а также использовать новые формы контрактов, такие как так называемые контракты с нулевым временем, распространённые в Великобритании, по которым не гарантируется обеспечение минимальной заработной платы.

Правительство заявляло, что реформа необходима для увеличения числа рабочих мест в контексте рецессии. Оно рассчитывало, что за следующие два года будет создано 2 миллиона новых рабочих мест. Однако спустя 10 месяцев после вступления реформы в силу улучшения рынка труда не наблюдается. Во втором квартале 2018 года количество безработных упало с 12,9% лишь до 12,4%.

Эксперты утверждают, что данное сокращение связано с расширением рынка неофициальных трудоустройств и благодаря тому, что определенное количество людей прекратило попытки поиска работы. Статистика по безработице не учитывает количество тех, кто не работает и не ищет работу, а количество таких людей достигает, по данным Национального института статистики, 65 миллионов.

Такие результаты в Бразилии напоминают тенденции трудовой реформы испанского правительства 2012 года. Через пять лет после её принятия исследования показывают, что количество предложений о трудоустройстве увеличилось, но при этом зарплаты снизились и условия работы ухудшились, что в свою очередь привело к росту неравенства в стране.

Профессор Института экономики Университета Кампинас Марсио Пошманн в своем интервью с газетой Nexo подтверждает, что неуверенность и нестабильные условия труда могут негативно сказаться на семейном доходе и таким образом усложнить общее восстановление бразильской экономики:

A reforma trabalhista institui um contrato que não garante um direito a renda mensal, o que estudiosos chamam de precarização do mercado de trabalho, aprofunda a instabilidade. Isso tira a previsibilidade da renda. Então era uma mudança estrutural sobre a qual vem uma recessão e depois a precarização. Enquanto não houver uma revisão da forma de formalização do mercado de trabalho, o problema continua. A reforma impede uma sustentação do emprego.

Трудовая реформа приведет к закреплению контрактов, которые не гарантируют ежемесячного дохода — эксперты называют это прекаризацией трудовых условий. Вследствие этого сокращается предсказуемость доходов. Так что были проведены структурные изменения, после которых последует рецессия и внештатная занятость. Проблема будет существовать, пока не будет пересмотрен метод формализации рынка труда. Реформа затрудняет удержание рабочего места.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо