Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Четыре женщины-иконы сирийской революции

Четверо женщин, принимавших участие в революции, были найдены мертвыми или объявлены пропавшими без вести в борьбе за справедливость в Сирии. По часовой стрелке, начиная с левой верхней фотографии: Фадва Солиман, Разан Цайтуне, Лама аль-Баша, Май Скаф.

В 2011 году сирийцы вышли на улицы, чтобы с помощью протеста добиться справедливости. Спустя семь лет, в течение которых погибли более 500.000 человек, внимание к Сирии со стороны СМИ уменьшилось. Это история четырёх сирийских женщин, чьи судьбы заставляют нас не забывать революцию и то, за что боролись люди.

Фадва Солиман

Фадва Солиман. Фото, сделанное Рами Джарахом. Используется с разрешения.

Фадва Солиман, актриса из города Алеппо, в течение многих лет была одним из самых узнаваемых в Сирии лиц. В 2011 году, когда в городе Хомс начались протесты [анг], она стала иконой революции. Облик Фадвы, окружённой протестующими, её короткие волосы и палестинская куфия сильно контрастировали с гламурным образом всего несколькими месяцами ранее. Даже голос её, сладкий ритм которого соблазнял целое поколение сирийцев, зазвучал по-другому, когда она заговорила громче, пылко, с хрипотцой, требуя от жителей Хомса продолжать движение гражданского неповиновения. Именно это движение вдохновляло сопротивление тому, что многие видели как растущую диктатуру. Тот факт, что Фадва, как и президент Сирии Башар аль-Асад, принадлежала к секте алавитов, бросал вызов официальной версии событий, целью которой была дискредитация протестов. В конце концов Фадва бежала во Францию после того, как власти объявили о своём намерении взять её живой или мёртвой.

Май Скаф

Май Скаф. Фото, взятое со страницы Facebook.

Май Скаф также была актрисой. Я помню взгляд, полный восхищения, которым одарил её мой партнёр летом 2008 года в Дамаске в баре «Пещера Ваала», завсегдатаями которого мы были. «Это Май Скаф, я люблю её», — сказал он, заставляя меня ревновать к красивой женщине, которая смеялась и танцевала в окружении друзей. Я рассказала ей эту историю, когда мы наконец встретились в 2013 году в Аммане, на собрании сирийских правозащитников в Иордании, и помню, она рассмеялась от души. За едой и напитками мы долго беседовали о настоящем и будущем нашей страны, во времена, когда всё ещё теплилась надежда на справедливость. На последних её фотографиях, почти через семь лет после начала всех протестов, в которых она принимала активное участие, видно, что её лицо приобрело жёсткие черты, а волосы стали почти полностью седыми. Было трудно узнать в ней ту расслабленную красавицу, которой она была в прошлом.

Разан Цайтуне

Разан Цайтуне. Фото используется с разрешением.

Разан Цайтуне — символ Правосудия с большой буквы для сирийцев, брошенных на произвол судьбы. Будучи известным адвокатом, специализирующимся на вопросах прав человека, она защищает политических заключенных, а также является основателем Ассоциации по правам человека в Сирии [анг]. Вдобавок Разан регулирует местные координационные комитеты [анг]. Такая деятельность превратила её в мишень как для режима Асада, так и для экстремистских групп, которые пытались задушить народное восстание. Когда сирийцы представляют себе будущего министра юстиции, они часто вспоминают имя Разан.

Лама аль-Баша

Студентка Лама аль-Баша. Фото, которым её друзья поделились в Twitter.

Лама аль-Баша родилась в 1992 году и училась в Университете Дамаска. На фотографиях, которыми её друзья поделились в социальных сетях, она позирует на камеру, одетая в белую блузку и такого же цвета брюки, сверху надета розовая юбка с оборками, которая сочетается с тапочками в горошек, рука девушки — на бедре. Солнцезащитные очки выглядят как диадема на её хиджабе — популярный образ среди сирийских женщин. На другом фото она стоит на переднем плане, в тёмной одежде с палестинской куфией на шее. Она смотрит в камеру и улыбается. Я читала, что её задержали в ноябре 2014 года в городе Тал, месте, где она работала в одном из местных советов, созданных сразу после ранних этапов восстания в 2011 году. Лама ответила на звонок от женщины, сказавшей, что она заинтересована в частных уроках английского языка. Это оказалось западней. Девушка была схвачена и передана государственной службе безопасности.

Трое погибших, одна пропала без вести

Актриса Фадва Солиман скончалась в Париже в августе 2017 года после продолжительной борьбы с болезнью. В своём последнем интервью она сказала: «Даже если они уничтожат всё, мы не должны позволить им стереть нашу мечту. Если останется хотя бы один сириец, я уверена, что он или она сможет построить Сирию, которую мы любим. Сирия — это не страна, это не географическая единица. Это идея. Благородная революция разума и души, которую я увековечу в пространстве и времени».

Имя студентки Ламы аль-Баши — одно из тысячи в печально известном «списке смертей», каталоге казнённых или умерших от пыток в государственных тюрьмах. Таких тюрьмах, как Сайедная, которые Amnesty International назвала «человеческой бойней» [анг]. Семья Ламы узнала, после открытия доступа к общему регистру безопасности 31 июля 2018 года, что девушка умерла несколько лет назад в тюрьме, предположительно от сердечного приступа.

Адвокат Разан Цайтуне считается пропавшей без вести с декабря 2013 года. «Подобные нам, те, кто свидетельствуют о смертях, не плачут», — писала она до того, как была похищена группой людей в масках в районе Дума в пригороде Дамаска. Несколькими днями позже Организация Объединенных Наций объявила, что больше не будет вести подсчет жертв войны в Сирии, ссылаясь на неспособность поспевать за событиями.

Актриса Май Скаф была найдена мертвой 27 июля 2018 года в квартире, которую она снимала в Париже, городе, где искала убежище в последние годы своей жизни. «Я не потеряю надежду, и прошу вас никогда не терять её», — последние публичные слова Май в социальных сетях. — Наша страна называется Великой Сирией, а не Сирией Асада».

Этот фрагмент был изначально опубликован [исп] на испанском языке в El Diario. Он был переведен на английский язык и дополнен благодаря Джои Айубу [анг].

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо