Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

ЛГБТ+ сообщество Барбадоса громко заявляет о себе на первом в стране публичном Параде гордости

Участники исторического Парада гордости 22 июля в Бриджтауне, Барбадос. (ФОТО: Халил Гудмен для B-GLAD. Использовано с разрешения).

В воскресенье 22 июля 2018 года прошел первый крупный и публичный парад ЛГБТК-сообщества в Барбадосе. Это событие ожидалось уже давно. Мероприятия, посвящённые ЛГБТ-сообществу, проводились и раньше: обычно в июне и июле бывает несколько вечеринок, а в 2017 году прошла немногочисленная демонстрация с требованием признания прав ЛГБТК на участие в общественной жизни перед зданием Парламента, а также небольшой протест в ответ на акцию религиозных активистов против гомосексуальности.

Однако в этом году барбадосский Комитет гордости, в который входят представители нескольких ЛГБТК-организаций и объединений страны, распределил обязанности по проведению ряда мероприятий в июне и июле. Ро-Энн Мохаммед, соруководитель организации «Геи и лесбиянки Барбадоса против дискриминации» (B-GLAD), получила задание организовать марш и сумела провести акцию с участием небольшой, но очень заметной группы из 120-150 членов барбадосского ЛГБТК-сообщества и его союзников. И это очень большое достижение.

Ро-Энн Мохаммед, соруководитель организации «Геи и лесбиянки Барбадоса против дискриминации» (B-GLAD). Мохаммед стала мишенью массовой критики и оскорблений за организацию прошедшего 22 июля парада. (ФОТО: Мэнди Каммингс. Использовано с разрешения.)

В течение нескольких недель, предшествовавших проведению марша, Мохаммед получила впечатляющее количество ханжеских оскорблений в социальных сетях и реальных угроз ее собственной безопасности и безопасности участников марша, публиковавшихся как на ее личной Facebook-странице, так и на странице B-GLAD. Она как будто стала козлом отпущения для ненависти против всего сообщества. Мохаммед также критиковали и сами члены ЛГБТК-сообщества, многие из которых уверены в том, что барбадосское общество не готово к такой публичной демонстрации. Кроме того, марш публично осудили религиозные лидеры, используя стандартные для анти-ЛГБТК-риторики громкие слова, такие как «гомосексуальная программа», и цитируя библейские тексты. В Барбадосе до сих пор действуют законы против содомии, а общество и СМИ придерживаются традиционных христианских взглядов в отношении прав представителей ЛГБТК. Таким образом, марш состоялся на фоне возможных угроз, потенциального отсутствия поддержки и общей враждебности в обществе.

Участник состоявшегося 22 июля Парада гордости переиначивает фразу, ставшую популярной благодаря регги-исполнителям с Ямайки и гомофобным текстам. (ФОТО автора. Использовано с разрешения).

Перед выходом организаторы марша предупредили, что шествие будет сопровождаться яростными протестами. Большинство участников это прекрасно знали, ведь на протяжении предыдущих дней и недель им приходилось сталкиваться с угрозами и нетерпимостью. Нас также попросили придерживаться одного основного правила: не вступать в конфликт. Неудивительно, что во время марша нас сопровождало чувство настороженности и смутное ощущение тревоги. Но когда мы шли по улицам и танцевали, эти чувства постепенно отступали, и стало ясно, что мы не встречаем открытого протеста или проявлений ненависти.

Я попросил Мохаммед описать ее внутренние ощущения во время марша. Она сказала, что чувствовала «огромное облегчение», потому что не пришлось столкнуться с насилием и не возникало открытых конфликтов, и что была «приятно удивлена» тем, как прошел марш. Она ожидала, что «произойдет что-то плохое», а когда этого не случилось — когда она видела только позитивное отношение — всё стало казаться «каким-то сюрреалистичным».

Мой партнер и я тоже прониклись этим ощущением сюрреалистичности. Мы колебались, идти или не идти на марш. Хотя мы не особенно скрываем нашу сексуальную ориентацию, мысль о привлечении к себе внимания на национальном уровне всегда пугает. В итоге мы нашли компромиссное решение: встретить марш на пути к конечному пункту, стоять в стороне и подбадривать участников. Но колонна марша не смогла выйти из начального пункта в назначенное время, поскольку организаторам и участником приходилось отвечать на вопросы журналистов. Тогда мы решили какое-то время побыть в начальном пункте и уйти, когда начнется движение. Но через два с половиной часа мы оказались в конечном пункте марша и были полностью погружены во вдохновляющую атмосферу всеобщей вовлеченности, праздника и любви. Мы практически неосознанно присоединились к колонне. Пока мы шли, мы в какой-то момент забыли о своих тревогах о привлечении внимания и вместо этого наслаждались радостью и избытком эмоций. Остальные участники марша переживали нечто подобное.

Описывая свои ощущения, Мэнди Каммингс — профессиональный визажист и музыкант — рассказала:

I have always seen myself as an ally to equality causes, but as someone who quite recently came to identify as pansexual, Pride became that much more special. I’m lucky to have lots of support from my close circle but I know many people don’t have that, and it warmed my heart and made me a little emotional to experience the sheer joy on the street. Everyone was dancing and singing and hugging each other and laughing, without any worries or fear, at least for those few hours, about rejection or judgment. It was empowering and beautiful.

Я всегда считала себя союзником идей равенства, но совсем недавно пришла к тому, что я пансексуал, поэтому Парад гордости стал для меня гораздо более особенным событием. Мне очень повезло, что меня поддерживают мои близкие, но я знаю, что у многих людей этого нет, поэтому ощущение абсолютной радости, которое я испытала там, на улице, согрело мое сердце и растрогало меня. Все танцевали, пели, обнимали друг друга и смеялись, не беспокоясь и не боясь, по крайней мере, в течение тех нескольких часов, неприятия и осуждения. Это было вдохновляюще и прекрасно.

Кристофер Рейнольдс, еще один участник марша, описал еще более сильные ощущения:

We were right outside Scotiabank and ‘I’m Coming Out’ played – and down a side street comes Didi [Winston, a popular Barbadian LGBTQ activist and performer] wearing a pride dress and hoisting an enormous pride flag. And she’s running hard in heels. The entire crowd explodes. It was our party. It was our moment. I couldn’t even hear what slurs people were yelling at us, buoyed up by love. Who could step to a rainbow woman? Who could step to any of us when we stand together?

Мы были перед офисом Scotiabank, играла песня «I'm Coming Out» [Я выхожу] — и по улице шла Диди [Уинстон, известная в Барбадосе ЛГБТК-активистка и исполнительница] в радужном платье и с огромным радужным флагом. Она бежала на каблуках. Толпа взорвалась эмоциями. Это был наш праздник. Наш момент. Я даже не слышал, какие оскорбления нам кричали люди, так сильно меня окрыляла любовь. Кто бы осмелился подступиться к женщине-радуге? Кто бы осмелился подступиться к кому-то из нас, когда мы все вместе?

Халил Гудмен, фотограф и менеджер по рекламе, ответил более сдержанно:

… the Pride parade was beautiful, and more significant than can be articulated. Those who oppose the Barbadian LGBT… community say “we allow you to exist as long as you are invisible, don’t speak up for yourself. Isn’t that enough?”

… Парад гордости — очень красивое мероприятие, намного более важное, чем можно выразить словами. Противники барбадосского ЛГБТ… сообщества говорят: «Мы позволяем вам существовать, пока вы невидимы, не смейте заявлять о себе. Разве этого не достаточно?»

Проведением Парада гордости ЛГБТ-сообщество Барбадоса заявило: «Мы здесь, мы не невидимы и мы не будем довольствоваться просто существованием. Мы счастливы, мы здесь и мы не будем просто существовать; мы будем ЖИТЬ такой же полной жизнью, как и все остальные».

Участники исторического Парада гордости 22 июля в Бриджтауне, Барбадос. (ФОТО: Халил Гудмен для B-GLAD. Использовано с разрешения).

Для участников мероприятия, однако, Парад гордости стал глубоко личным, но при этом практически парадоксально публичным опытом. Кроме очевидного заявления социального значения, это был праздник нашей общей человеческой природы, утверждение собственной индивидуальности и демонстрация солидарности друг к другу несмотря на наши различия. Значение этого события для барбадосского общества в целом еще предстоит выяснить, но для членов ЛГБТК-сообщества, вне зависимости от их участия в марше, он стал заявлением о себе и, возможно, важным шагом к признанию и демонстрации нашей красивой и разнообразной нормальности.

Участница исторического Парада гордости 22 июля в Бриджтауне, Барбадос. (ФОТО: Халил Гудмен для B-GLAD. Использовано с разрешения).

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо