Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Пользователи социальных сетей пытаются бороться с харассментом в Пакистане — но поддержат ли их государственные органы?

«Больше никакого молчания». Демонстрация Юнис Макфарлинг из военно-воздушных сил США в рамках Месяца осведомленности и предотвращения сексуального насилия, апрель 2016 года. Изображение находится в общественном доступе, автор — Denise M. Nevins.

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное]

В большинстве стран мира гендерный харассмент является давней проблемой. Но в цифровую эпоху с хэштеговыми движениями, как #MeToo, и социальными сетями, где доказательства харассмента могут набрать вирусную популярность, баланс силы между агрессорами и их жертвами, похоже, сдвигается.

Последний пример — из Пакистана, где видео, на котором мужчина преследует группу женщин и пристаёт к ним, распространилось в Facebook и Twitter, что привело к общественному осуждению и, в конечном итоге, к его аресту.

В 2016 году, в долине Калаш округа Читрал, в северной части Пакистана, Аймал Хан (Aimal Khan) начал преследовать группу женщин и снимать их на телефон. Он делал оскорбительные замечания в их адрес и постоянно просил попозировать вместе с ним, несмотря на их отказ и угрозы сообщить о нем в полицию. Хан даже утверждал, что сам был полицейским.

Хотя не ясно, когда было сделано видео, Хан опубликовал его на YouTube 19 июля 2016 года. Два года спустя видео было опубликовано на странице под названием «Исламабадцы» в Facebook и вскоре стало вирусным. Люди начали отмечать тегами полицию, призывая арестовать человека. 19 июня 2018 года полиция Читрала заявила, что они пытаются отследить местоположение Хана.

В то же время появилось еще одно видео, в котором Аймал Хан извиняется за произошедший инцидент. 22 июня он был арестован полицией Читрала, которая направила для проведения ареста женщин-полицейских. Полиция также уточнила, что Хан не был полицейским, как он утверждал ранее.

Люди в сети выразили поддержку произведенному аресту.

Горжусь тем, что вижу, как женщина-полицейский в традиционном одеянии надевает наручники на парня, который был причастен к делу о харассменте женщин в Читрале, Пакистан.

Аймал Хан, человек, который преследовал женщин в долине Калаш, Читрал, был арестован полицией Читрала. Спасибо всем тем, кто поддержал пострадавших женщин долины Калаш и поделился видео в социальных сетях. Это сила социальных медиа.

Но вскоре были подняты сложные вопросы, в особенности касающиеся законов, по которым Хан был взят под стражу.

Уважаемая полиция Читрала, можно задать вам дружеский вопрос?
Как был арестован Аймал Хан, если жертвами не было подано заявление?
По какому закону? (Продолжено)

Вскоре после этого, к всеобщему разочарованию, Аймал Хан был освобожден под залог. Он ожидает суда.

Global Voices поговорили с офицером районной полиции Читрала, Фурканом Билалем (Furqan Bilal), который сказал следующее:

Aimal Khan was released on bail soon after as he was charged under a bailable Section of the Law. In the First Information Report Aimal Khan has been charged under Sections 354 (assaulting a female), 419 (cheating by personation), 294 (engage in obscene act in public places) and 341 (wrongful restraint) of the Pakistan Penal Code instead of Pakistan Electronic Cyber Act. His trial is to be held soon.

Аймал Хан был освобожден под залог вскоре после предъявления ему обвинений, согласно разделу закона, предусматривающему выпуск под залог. В первичном заявлении Аймалу Хану было предъявлено обвинение по статьям 354 (нападение на женщину), 419 (обман с использованием личных данных), 294 (непристойное поведение в общественных местах) и 341 (неправомерное ограничение свободы) Уголовного кодекса Пакистана вместо закона о кибербезопасности Пакистана. Суд над ним состоится в ближайшее время.

Активисты обеспокоены тем, какие законы были использованы для предъявления обвинений. Хотя пакистанский Закон о предотвращении электронных преступлений охватывает домогательства подобного рода и мог бы быть применен в отношении Хана, закон был принят только в августе 2016 года, т.е. после того как инцидент в Читрале уже произошел.

Нигат Дад (Nighat Dad), эксперт в области права и технологий, которая управляет некоммерческим Фондом цифровых прав и сотрудничает с Global Voices, объяснила Global Voices, что Уголовный кодекс Пакистана сам по себе не содержит никаких положений об инцидентах, связанных с харассментом, которые были запечатлены на видео.

Дад также говорила о социальных медиа, сыгравших важную роль в аресте Аймала Хана, обратив внимание на влияние общественного возмущения вокруг этого вопроса, вероятно, результатом которого стала реакция полиции. Она отметила, что незамедлительный арест является «хорошим сигналом для широких масс», однако решение этого вопроса и обеспечение свершения правосудия будет зависеть от правоохранительных и судебных органов.

Подобные случаи не новы. В июле 2017 года Мина Тарик (Meenah Tariq) из Лахора отправилась в долину Хунза региона Гилгит-Балтистан, Пакистан, на экскурсию. По пути к ней начали приставать молодые люди. Поскольку она не знала о том, как подать на них жалобу, она сделала их фотографии и запустила кампанию в социальных сетях, которая вскоре стала вирусной.

В случае Тарик, похоже, что государственные учреждения отреагировали конструктивным образом. Когда помощник комиссара Хунзы Анас Горая (Anas Goraya) узнал, что она пережила, он основал линию помощи в Хунзе, рассматривающую подобные случаи.

Тарик поделилась последствиями своей истории в Facebook, где она рассказала, как трудно было говорить о пережитом опыте в интернете — и, как следствие, вынести волну харассмента, — и о последующем чувстве справедливости, которое она испытала, узнав о линии помощи:

How many times have you been told it is useless to complain? It is useless to speak up, nothing will ever change? Here is proof that this isn’t always the case. Here is proof that we do need to keep speaking up about issues we face, having these conversations, sparking dialogue even when it’s difficult.

Сколько раз вам говорили, что жаловаться бесполезно? Бесполезно говорить, ничего не изменится? Вот доказательство, что так бывает не всегда. Вот доказательство того, что нам нужно продолжать говорить о проблемах, с которыми мы сталкиваемся, вести эти разговоры, начинать диалог, даже когда это тяжело.

Арест Аймала Хана после волны публичного протеста в социальных сетях является хорошим знаком. Но в данном случае остается вопрос: восторжествует ли справедливость?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо